Золото «Чёрного принца»

Загадка «Принца», наверное, останется неразгаданной ещё долго… контр-адмирал Л.И. Митин (1925 — 1998) Прошло почти полтора века с того момента, как у входа в Балаклавскую бухту во время сильного шторма 2(14)ноября 1854года в четверть десятого часа утра погиб один из лучших кораблей британского флота «Принц – регент» водоизмещением около 3000 тонн. Журналисты назовут его просто — «Принц» или «Чёрный принц». После спуска на воду это было первое… и последнее плавание корабля. Перед катастрофой с него успеют сойти на берег шесть рот 46-го полка, и будет сгружено несколько ящиков для комиссариата. Вот как описал трагедию один из очевидцев: «Гребни валов, высоко поднимаемые силой ветра, разливались по обширному пространству и брызгами своими затемняли атмосферу… Среди этой ужасной пучины находилось около 30 судов… «Принц» — великолепный новый винтовой пароход в первое свое путешествие разделил участь нескольких несчастных своих товарищей: дрейфуемый на скалы, он, подобно «Кенильворту», разбился на куски. Капитан Гудольт и агент адмиралтейства, капитан Байнтон приняли самые энергичные меры для спасения парохода, и, по общему согласию, все мачты парохода были срублены. К несчастью, при исполнении этой работы такелаж бизань — мачты попал в круг действия винта и в нём запутался, от этого пар переменил своё действие, движение машин сделалось неправильным, и корабль потерял свою паровую силу…». Из 150 человек экипажа корабля, бывших в тот момент на борту, спаслись только мичман (Конгрев) и 6 матросов.

Балаклава 1854

17 октября «Принц» пришёл к стенам обороняющегося Севастополя, имея в трюмах тёплое зимнее обмундирование, медикаменты и… миллионы золотом. Это было жалование офицерам и солдатам английских экспедиционных сил, вместе с союзниками осаждавших город в период его первой обороны (1854 — 1855). Так гласит легенда. Последующие исследования показали, что наличие драгоценного металла на борту корабля трактуется различными источниками по разному — от 200 тысяч фунтов стерлингов до нескольких десятков бочонков с золотом. Это намного дороже, на сегодняшний день, чем, скажем, Полный список юбилейных монет России. К началу XX века общая стоимость груза  возросла до 60 млн. франков. Справка. «Принц» имел паровую машину мощностью 500 индикаторных лошадиных сил и парусное вооружение: фок -, грот -, бизань -, крюйсмачты. Водоизмещение корабля составляло: при полной загрузке 4400 тонн, в порожнем состоянии – 2700 тонн. Размеры в футах: длина металлического корпуса 280, ширина 43, высота борта 31 фут 6 дюймов. Призрачный образ денег «Принца» стало предметом слухов. Они распространялись с невероятной быстротой среди солдат и офицеров союзных войск под Севастополем. Но шла война. Кроме прочего уровень водолазного дела того времени не позволял оперативно провести необходимые работы на месте гибели корабля. Откровенно говоря, и целесообразности в этом руководство английских экспедиционных сил не видело. Больше всего оно было озабочено огромными потерями, которые нанёс ураган береговым укреплениям, армии и флоту.

Принц-регент

И действительно, это была настоящая катастрофа, которую можно смело приравнять к проигранному сражению. Бедствия начались на следующий день после бури и гибели кораблей с зимним обмундированием, имуществом и фуражом. Резко возрос падёж скота. Из обозных лошадей погибло 66% животных. Знаменитая английская кавалерия также оказалась без лошадей. Заболеваемость среди личного состава, ввиду холодной зимы 1854-1855гг., приобрела не просто угрожающие размеры, а стала причиной гибели более чем половины английской армии. На февраль 1855 года из 39400 человек экспедиционных сил Англии, дислоцированных под Севастополем, в лечебных учреждениях находилось 13 640, на фронте – 11000 «… а всё остальное в могилах». Так трактует ужасные последствия катастрофы произошедшей на море 2(14) ноября 1854г. Кинглек в десятитомной истории Крымской войны (т.8), выпущенной в 1896 году. Общие потери союзного флота составили более 60 кораблей различных классов. Погибло свыше 1500 моряков. Только Великобритания понесла убытки, исчислявшиеся в 60 млн. фунтов стерлингов. Данное обстоятельство стало причиной появления мнения среди некоторых высокопоставленных военных экспедиционных сил о целесообразности вообще продолжать осаду севастопольской крепости. А на заседании палаты лордов Англии было сделано многозначительное заключение, что если бы запас зимней одежды, находившийся на борту «Принца» своевременно выгрузили, то армия не терпела такие лишения. Речь шла о 150 000 спальных мешках, 40000 меховых пальто, 120 000 парах сапог, 36000 парах шерстяных носков, 53000 шерстяных рубахах, 3750 одеялах, 16000 простынях и огромном количестве другого имущества. Все оно ушло на дно. На «Принце» находилось водолазное оборудование и группа сапёров. Они планировали взрывами расчистить вход в Севастопольскую бухту от затопленных русскими кораблей и силами десанта нанести удар в спину дерущихся бастионов. Вместе с кораблём погибли: электрический телеграф для английской армии, боезапас бомб и ядер новейшего образца, медикаменты и материалы Скутарийского госпиталя. О золоте… ни слова. Это было связано с тем, что англичане успели осмотреть останки корабля вскоре после его гибели. Это событие описал английский фотограф Роджер Фентон в письме от 15 марта 1855 года: «На нашем судне (колёсный пароход «Хекла» — А.Ч.) базируются четыре известных на флоте ныряльщика. Исследуя дно Балаклавской бухты, они увидели, что всё дно уютной гавани покрыто скелетами. Это останки моряков и армейцев, погибших в бурю 14 ноября 1854 года. Кроме того, ныряльщики трижды погружались к останкам «Принца». Они обнаружили корпус судна, весь покорёженный, как будто он был истолчён в ступе. Сегодня (т.е. 15.03.1855 года – А.Ч.) они прошли через деформированные переборки и после небольшого поиска нашли в отсеках большое количество мёртвых тел. Одежда утопленников была выбелена водой. Целыми остались лишь немногие тела. У большинства же погибших плоть была искромсана и расчалена, словно прошла через чудовищную мясорубку. Ужасное зрелище! Мужчины избегают говорить об этом…». Следует иметь в виду, что термином «ныряльщик» автор имел в виду водолазов. Известно – в то время на корабле «Король Георг» находились английские водолазы Джон Динс и капрал Джонес. Некоторые исследователи высказывают мнение, что эти люди были одними из тех кто обследовал «Принц» весной 1855 года. Их задача стояла перед ними не в поиске сокровищ, а попытке поднять на поверхность моря наиболее ценное оборудование. Учитывая сильные разрушения на корабле, решение было принято отрицательное.Тем не менее, с момента гибели «Принца–регента» его призрак стал будоражить умы кладоискателей, заставлял даже известные фирмы вкладывать большие деньги в его поиск. Безрезультатность работ создала вокруг корабля ещё больший ореол таинственности, легенд и фантазий, удивительно перемежавшихся с фундаментальными исследованиями и поисками. А они начались сразу после отмены позорного для России Парижского трактата (1871г.), который запрещал иметь на Чёрном море отечественный флот и базы для него. Но самое интересное, что попытки поиска золота предпринимали французы (1875г.), итальянцы (1901 — 1903гг.), немцы, норвежцы, американцы, японцы (1926г.), русские (1896 — Пластиков, ЭПРОН — 1923 — 1925). Но ни разу не пытались найти золото «Принца» после окончания Крымской кампании сами англичане! Деталь существенная и, казалось бы, должная навести на серьёзные размышления. Однако безразличие англичан к сокровищам «Принца» не остановило ажиотаж ни среди отдельных кладоискателей, ни среди целых правительств. Обратимся к хронике событий советского периода жизни страны, взяв в помощь воспоминания их участников, и попробуем составить собственное мнение о тайне золота «Чёрного принца», как стали называть этот корабль журналисты после десятилетий пристального к нему внимания. В декабре 1922 года по предложению талантливого флотского инженера В.С. Языкова (?-1937) и при участии Ф.Э. Дзержинского (1877-1926) специально для поиска корабля принято решение о создании ЭПРОНа (Экспедиция подводных работ особого назначения). До этого с 1917 года в Севастополе действовала Мариинская спасательная партия (Марпартия), которую возглавлял корабельный инженер Г.К. Синденсен. Высококвалифицированные специалисты, работавшие под его началом, отличились на аварийных работах по снятию с мели ряда крупных кораблей флота, а также судоподъёме погибшего 7 октября 1916 года в Севастопольской бухте дредноута «Императрица Мария». К сожалению Марпартия просуществовала недолго. Последующие трагические события Гражданской войны остановили её нужную для флота деятельность. Многое пришлось начинать сначала. Но ЭПРОН по концептуальному построению в значительной степени отличался от Марпартии. Он имел военную структуру, распорядок дня его служащих был регламентирован воинскими уставами Красной Армии, а сама Экспедиции приравнивалась к пограничной флотилии ОГПУ. В силу данного обстоятельства действовал режим секретности. В соответствии с приказом начальника ОО ОГПУ Г.Г. Ягоды от 13 марта 1923 года первым начальником экспедиции был назначен инженер, энтузиаст-кладоискатель В.С. Языков. С 1908 года он искал возможность организации подъёма золота с «Принца», как и самого корабля, но безрезультатно. И только после посещения Г.Г. Ягоды, который заинтересовался проектом, дело сдвинулось с мёртвой точки. C 1923 по 1930 год ЭПРОН возглавлял, «… как руководитель от ГПУ» чекист Л.Н. Захаров (наст. фам. Мейер, 1899-1937). В соответствии с «Общим перечнем работ, произведённых экспедицией в период с 1923 по 1928 год», сохранившемся в центральном архиве ФСБ поиск «Принца» происходил в период с 29 марта по 23 ноября 1923 года на глубинах 20-50 саженей (1 сажень = 2,18 метра). Первоначально эпроновцы вели поиск корабля вдали от берега. Использовался как трудоемкий водолазный способ поиска останков корабля, так и сконструированная инженером Е.Г. Даниленко глубоководная камера (снаряд) «ЕГД». Она имела специальные манипуляторы, мощное подводное освещение и телефонную связь, могла работать на глубинах до 80 саженей, и была изготовлена в рекордные, учитывая послевоенную разруху, сроки – всего за три месяца. Почти полтора года самоотверженного труда оказались безрезультатными. «Чёрный принц» не собирался открывать свою тайну. Возник вопрос о прекращении работ, ибо средства, отпущенные на поиск, заканчивались, и необходимо было изменить его стратегию (только в течение года расходы ЭПРОНа составили около 100 000 рублей золотом или 3000 — 4000 рублей золотом ежемесячно). Но в Москве продолжали искать пути повышения результативности работ севастопольской экспедиции. 4 августа 1923 года по личному указанию Ягоды полпреду СССР в Лондоне Л.Б. Красину было послано письмо с просьбой, собрать в архивах Великобритании необходимые документы о «Чёрном принце» и выслать их на его адрес в столицу. Бывший руководитель ЭПРОНа контр — адмирал Н.П. Чикер писал в 1975 году: «… дополнительное изучение исторических материалов не дало убедительного подтверждения наличия на «Принце» драгоценного металла. Всё это поставило под сомнение целесообразность дальнейшего поиска легендарного золота, который мог надолго отвлечь ЭПРОН от очень нужных и срочных судоподъёмных работ. Однако история с «Чёрным принцем» на этом не оборвалась…». На одном из совещаний руководства экспедиции водолазный специалист Ф.А. Шпакович высказал соображение о необходимости переноса водолазных работ ближе к берегу. Предложение разумное. И, тем более что если бы предварительно был сделан архивный поиск, который, несомненно, подтвердил справедливость данного решения, то не пришлось бы тратить громадные средства на многомесячный труд. Один из очевидцев трагедии запечатлел ее в гравюре. На ней «Принц» ясно показан разбивающимся о скалы справа от входа в Балаклавскую бухту. Останки «Чёрного принца» были обнаружены в один из погожих летних дней 1925 года и не составом экспедиции, а учениками водолазной школы во время тренировочных спусков. Правда, когда на поверхность извлекли паровой котел старейшей конструкции, мало кто догадывался о его принадлежности. Он потом долго лежал в Балаклаве. А тогда у многих радостно забились сердца — неужели «Чёрный принц»? Специалисты осторожно соглашались. Для дальнейших работ требовалось 200 000 — 400 000 рублей и никаких гарантий на успех. Было высказано и другое предположение. Может быть, обнаруженный паровой корабль назывался «Резолют»? Он погиб вместе с «Чёрновым принцем»  в тот роковой для союзного флота день. И только хорошо сохранившаяся мачта из тикового дерева, обнаруженная  недалеко от обломков, возможно, могла принадлежать кораблю-призраку. Один из ветеранов отечественного водолазного дела, в ту пору моряк Черноморского флота, проходивший службу в соединении подводных лодок, страстный любитель шахмат и шашек, В. Максименко вспоминал любопытную деталь. Оказывается, из этой мачты принадлежавшей предположительно «Принцу»  изготовили шахматный столик и шахматы. Столик был подарен эпроновцами самому В.Р. Менжинскому (1874-1934, с 1919г. член Президиума ВЧК, с 1923г. зам. председателя, а с 1926г. – председатель ОГПУ). Собственно шахматы долгое время хранил у себя Ф.А. Шпакович. Незадолго до смерти он подарил их В. Максименко, а тот впоследствии Музею обороны и освобождения Севастополя. Золото на корабле обнаружить не удалось. Дальнейшие работы на нем требовали больших финансовых затрат и специального технического оснащения экспедиции, которого в ту пору не было. Кроме этого, государственные интересы требовали скорейшего восстановления разрушенного Гражданской войной народного хозяйства. Наконец по данным контр-адмирала Н.П. Чикера под водой за войну оказалось около 50 кораблей и 300 торговых судов. По архивным источникам в 1921 году на дне Чёрного моря оставалось лежать 34 боевых корабля и 115 коммерческих судов, которые могли заинтересовать специалистов с точки зрения их обследования и подъёма (см. ЛОЦИА. МИА. Ф. Гл. Мор. Тех. Управ. 1921 г. Д. 924, Л. 33-34.). ЭПРОН переключился на решение этих задач. Но была и другая серьезная проблема.

ЭПРОН. Мейер

В период проведения поисковых работ советское полпредство в Лондоне по просьбе руководства ЭПРОНа не раз запрашивало документы, подтверждающие или опровергающие наличие золота на «Чёрном принце». Английское Адмиралтейство так и не дало вразумительный ответ, ссылаясь на действующее законодательство страны. Это снова и снова вызывало справедливые сомнения в целесообразности дальнейших работ. Но призрачный драгоценный металл лежащий, якобы, в трюмах корабля продолжал беспокоить специалистов и в других странах. Летом 1926 года работы по поиску золота начали японцы. Водолазная фирма «Синкай Когиоссио Лимитед» сделала ЭПРОНу выгодное предложение. Она обязалась выплатить 110 тыс. рублей за предварительные работы. Обнаруженное золото предполагалось поделить: 60% — СССР и 40% — японской кампании nikken, производящей качественные товары, а уникальное водолазное оборудование, привезенное японцами, передать эпроновцам. В течение лета — осени (15.07.1927-28.11.1927) специалисты фирмы через сита просеяли тысячи тонн песка, взорвали большое количество скал. Результат изнурительного труда оказался не менее впечатляющим — обнаружено всего семь монет, четыре из которых японцы оставили у нас как, впрочем, и водолазную технику. В ноябре 1926 года всё было кончено. Японцы покинули район поисков, будучи уверенными, что «…англичане, которые оставались в Балаклаве в течение 8 месяцев после кораблекрушения, подняли бочонки с золотом ещё до окончания Крымской войны». Вопрос оставался открытым — так есть золото «Чёрного принца» или нет? Существует примерно пять версий его судьбы. Наиболее правдоподобная из них гласит, что золото ещё в Константинополе было перегружено на другой корабль. Многих специалистов к данному выводу склонило то, что за десятилетия поисков Англия даже не пыталась получить лицензию на подъём золота с «Чёрного принца». А это не похоже на англичан. Наконец, историкам стало известно донесение интенданта британской армии некоего Д. Вильямса Смита. Он писал: «И хотя я не имел специального приказания в отношении распоряжения этими деньгами, тем не менее, взял на себя ответственность выгрузить их в воскресение в Константинополе и таким образом спас их…». Отрицал наличие золота на корабле и один из руководителей ЭПРОНа, лауреат Государственной премии контр-адмирал Н.П. Чикер. С 1966 по 1973гг. он возглавлял Федерацию подводного спорта СССР. Автор книги «Служба особого назначения», этот человек много лет отдал любимому делу, стал легендарной личностью. В своём резюме Н.П. Чикер был лаконичен: «Останки «Принца» были найдены и обследованы, золото оказалось мифом…».Известный судостроитель, историк отечественного флота академик А.Н. Крылов (1863-1945) также отрицал наличие золота на корабле. Популярный писатель М.М. Зощенко (1894-1958) долго и тщательно изучавший различные, в том числе и старинные английские источники в поисках разгадки тайны груза «Чёрного принца», был «на 95% уверен в том, что на «Принце» не было и намёка на «золотые» бочки…». Он написал интересный исторический очерк под названием «Чёрный принц» опубликованный в четырёх номерах журнала «Юный пролетарий» в середине 1936 года. По мнению некоторых исследователей под понятием «ценный груз» имелось в виду совсем не золото, а секретное оборудование, которое находилось на борту несчастного корабля, погибшего во время первого выхода в море. Речь шла о «водолазном приборе» морского офицера Скотта Россела под названием «Наутилус» (лат. «кораблик», так называется морской моллюск). По свидетельству присутствовавшего на испытаниях изделия адмирала Астлей Купер-Ли это был «… простой водолазный колокол больших размеров, в виде опрокинутой лодки. Погружение осуществлялось за счёт приёма забортной воды в специальные ёмкости, а всплытие – после осушения их насосом либо сжатым воздухом. В аварийных случаях подъём лодки на поверхность производился с использованием страховочного стропа, один конец которого крепился к её корпусу, а другой – удерживался на поверхности сигнальным буйком. Когда корабль достигал дна, десять человек, составляющие его экипаж, приводили его в движение… шагая по дну и удерживая при этом его корпус над собой…». «Наутилус» был вооружён специальным пороховым огнемётом. С его помощью предполагалось пробить брешь в заблокированном затопленными кораблями Черноморского флота входе в Севастопольскую бухту. В это же время английскому Адмиралтейству предложена лодка Баббэджа. Она была рассчитана на экипаж в шесть человек, не имела днища и была похожа на водолазный колокол. Причём гребной винт корабля вращался руками людей. Испытания лодки показали её полную непригодность для практического использования. Таким образом, с целью решения «Севастопольской проблемы» был выбран «Наутилус» Россела. Но судьба его окажется короткой и бесславной. Изобретатель и его детище будут погребены в пучине моря. Пока в научных и околонаучных кругах шли споры о судьбе «Чёрного принца», начальник водолазной школы ЭПРОНа Ф.А. Шпакович, немало сделавший для поиска таинственного корабля, продолжал обучать своих водолазов в учебных спусках на заваленные глыбами камня останки ставшего легендой парохода-призрака. Многие документы по его обнаружению ещё долго будут носить гриф «Секретно». Легенды живучи. Они всегда бытуют рядом с нами, будоражат умы, делают жизнь многоцветной. Они разжигают фантазии писателей и поэтов, тревожат специалистов, толкают горячие головы на решительные и рискованные поступки. Уж такова натура человека ищущего, беспокойного. И если кто-то скажет, что на «Чёрном принце» нет золота, всё равно где-то в далёких уголках души у него останется  надежда — а вдруг!? Поколения будут сменяться, но это – «…а вдруг повезёт!?» — будет создавать всё новые и новые штрихи к легенде золота «Чёрного принца». И это, наверное, правильно…

Об авторе: Аркадий Михайлович Чикин:
Родился в г. Сызрани Куйбышевской (Самарской) области в 1955 году. Окончил Сызранское высшее военное авиационное училище лётчиков (1972-1976). С 1976 по 2000 гг. проходил службу в ВВС КЧФ ВМФ СССР, а затем РФ. Член Союза писателей и Союза журналистов России, лауреат общегородского форума «Общественное признание» и национальной премии РФ «Культурное наследие» (2007). Доцент Севастопольского филиала Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов. За творческую деятельность в 2007 году удостоен «Благодарности» Министра культуры и массовых коммуникаций РФ А.С. Соколова. Автор 15 книг, более 500 публикаций г. Севастополь
Другие публикации автора:
Автор: Аркадий Михайлович Чикин

4 комментариев

  1. Что-то новенькое. Столько уже читал, но этот материал правдоподобный. Я недавно видел по ТВ фильм с версией, что Сталин золото нашел и поэтому был совершен прорыв и индустриализация. Автор Шигин, по-моему. Но он фантазёр, хотя фильм сделали хорошо. А про водолазов вообще отлично. Как подумаю, что они отсюда, из Балаклавы пошли — гордость распирает. Тут Мархолия баловался и установил(не сам) памятник водолазу на Новой набережной. Так ведь надо строить настоящий, а не бутафорский. Люди жизнь положили, чтобы развить отрасль. Дело говорю.

  2. Аркадий Михайлович!
    Примите поздравления с выходом новой Вашей книги – о подводных диверсантах.
    Рад за Вас и представляю, сколько Вы материала «перелопатили». Я с этой темой столкнулся в разборе тайны гибели «Новороссийска». В то, что подрыв линкора — дело рук подводных диверсантов – не верю. С 1956 года ношу свой вариант – во время модернизации «Ю.Цезаря» итальянцы установили на нём «самоликвидатор» с химическим взрывателем на 15 –20 лет. На всякий случай.
    А на этом линкоре я побывал. В 1949 –51 годах я работал в судоремонтных мастерских Бригады торпедных катеров и в 1949 году мы участвовали в ремонте линкора.

  3. Алексей Алексеевич, куда Вы пропали. Уж не знаю, дошло до Вас, что материалы со сноской на Касаткина опубликованы мной в справочнике «СЕВАСТОПОЛЬ: Историко-литературный справочник». Я писал Вам. Спасибо за поздравление. От Вас оно особенно лестно. Рад, что Вы в строю.
    Что касается «Новороссийска». Сегодня неоспоримо доказано, что инициатор взрыва был расположен вне корпуса корабля.Я полагаю, что они пришли… с земли. И на это есть основания.
    Берегите себя.

  4. К доказательству истины.

    15.01.2014г. по ТВ МЕГА с 17ч.30 м. в передаче «В поисках истины» шла речь о гибели английского корабля «Черный принц» с золотом на борту в Балаклаве во время шторма в средине 19 столетия во время Крымской войны. Многие экспедиции разных стран пытались найти на дне морском этот корабль с целью поживиться, кроме англичан. Высказывались разные версии и одно из предположений, что англичане нашли бочки с золотом у самого берега, но хранят это в тайне.
    Я хочу рассказать о случае, который произошел в моей экспедиции в 1970 году в г. Евпатория. Мы, группа аквалангистов, выполняли исследования морского дна на городском пляже для постройки нового причала.
    У нас было разное оборудование, в том числе и портативная буровая установка на катамаране. В один погожий день, внезапно с моря налетела кратковременная буря. Катамаран, установленный носком к морю и надежно заякоренный не перевернулся, а буровые трубы, лежавшие на помосте полетели в воду метрах в пятидесяти от берега. Мы облазили весь заливчик, но тщетно, Позже, когда я выходил после очередного погружения на берег, случайно наткнулся на одну из труб глубоко в песке. Потом мы их все откопали буквально у кромки воды. За какие-то полчаса, прибой переместил, в общем-то нелегкие стальные трубы, на десятки метров.
    Так вот, мое мнение. Англичане, из соображений сохранности на случай аварии, положили в бочки такое количество золота, что они оставались наплаву и прибой легко их доставил к берегу. Вот почему англичане не снаряжали экспедиций по поиску затонувшего корабля, а общественность до сих пор дурачат.
    Виктор Иванов, бывший нач. экспедиции тел.+38067 606-7063.

Оставить свой комментарий