Духовная матерь всея Руси

Спустя 140 лет после кончины княгини Ольги древнерусский летописец писал о первой русской святой: «Была она предвозвестницей христианской земле, как денница перед солнцем, как заря перед рассветом. Она ведь сияла, как луна в ночи; так и она светилась среди язычников, как жемчуг в грязи». Ее на протяжении веков называют «корень Православия», а в молодости – «дивной в девицах». Она приняла христианство около 957 г. первой из русских правителей и за три десятилетия до крещения Руси ее внуком князем Владимиром, на которого Ольга оказала огромное духовное влияние. Великая княгиня и великий князь Киевский – Ольга и Владимир Креститель – стоят рядом в истории Руси не только как родственники, но и как два святителя, за свои деяния по христианизации наших земель именуемые церковью равноапостольными. 24 июля (11-го по ст. ст.) 969 года – день кончины святой равноапостольной княгини Ольги – личности, связующей воедино земли Древней Руси. День памяти ее внука святого равноапостольного князя Владимира отстоит в пяти днях – 28 июля; и ныне вся наша Русь – Великая, Малая и Белая – празднует в этот день 1025-летие своего Крещения.

* * *

В 2003 г. в Пскове, отмечавшем свое 1100-летие, были установлены сразу два памятника великой землячке. Один из них – работы вездесущего Зураба Церетели, изображающий Ольгу-воительницу с мечом и щитом, псковичи установили в новом районе города.

Памятник княгине Ольге в Пскове.
Скульптор З.К. Церетели. 2003 г.

Но более наше внимание привлекает памятник работы Вячеслава Клыкова, поставленный в древнем Пскове у Ольгинского моста, близ Ольгинской набережной в Детском парке – прямо по соседству со святым для псковичей местом – Кремлем, или, как в старину его называли, Кромом. Бронзовая клыковская княгиня Ольга укрывает собой свое продолжение, в том числе (и в первую очередь) и духовное – внука Владимира. Образ учитывает их неразрывность и преемственность, поскольку, несомненно, эти образы, взаимно дополняя друг друга, воплощают материнское и отеческое начало русской духовной истории. Белый цоколь памятника начальнице христианства на Руси окружают очень красивые барельефы святых, выполненные в стилистике древнерусских резьб. Клыков использовал прием, которым неоднократно, в своем стиле руководствовался Михаил Микешин  главный персонаж памятника подпирается – словно духовными столпами, стоящими в веках, – двенадцатью фигурами святых, в данном случае преимущественно псковских, что совершенно логично и духоносно. Это – словно общерусские духовные корни, пущенные Ольгой: псковские князья Довмонт-Тимофей и Всеволод-Гавриил, князь Александр Невский, преподобные Никандр, Марфа Псковская и Васса Псково-Печерская, святитель Тихон (Патриарх Московский и всея Руси), Корнилий Псково-Печерский, митрополит Вениамин, великая княгиня Елисавета Федоровна и блаженный Николай Салос. Памятник святой равноапостольной княгине Ольге в Пскове. Скульптор В.М. Клыков. 2003 г. Вспомним и микешинскую Ольгу на знаменитом памятнике«Тысячелетие России», что в Великом Новгороде.

Княгиня Ольга. Горельеф памятника «Тысячелетие России».
Скульптор М.О. Микешин. 1862 г.

Образ «великой княгини Российской» попал и в фокус художественного внимания в празднование 900-летия Крещения Руси. В те годы княгиня Ольга появились в работах В.М. Васнецова и многих других живописцев. Н.А. Бруни написал суровую, несокрушимой веры прекрасную обликом княгиню для мозаики храма Воскресения Христова (Спас-на-крови) в Санкт-Петербурге. Святая великая княгиня Ольга. Художник Н.А. Бруни. 1901 г. Известна драматическая судьба памятника княгине Ольге в Киеве, который создал известный киевский скульптор Иван Кавалеридзе в начале ХХ в. Монумент был утрачен и лишь в наши дни восстановлен. Сегодня памятник предтече великого русского Крещения стоит в Киеве возле Михайло-Златоверхого собора в ряд с фигурами апостола Андрея Первозванного и учителей словенских Кирилла и Мефодия. И.П. Кавалеридзе выиграл конкурс на лучший проект памятника княгине Ольге в Киеве вместе со скульптором Сниткиным и архитектором Рыковым в 1910 г. По настоянию митрополита Флавиана оригинал был подвергнут редактированию: княгиню лишили меча, наделили наперсным крестом, а согнутая в локте рука легла на грудь, а рядом — косметологическая кушетка. Поставленный на Михайловской площади с надписью «Сия первая вниде в Царство Небесное от Руси, сию бо хвалят рустие сынове яко начальницу. Дар Государя Императора городу Киеву. Лето от Р. Х. 1911» памятник стал жертвой безбожной власти. В 1919-м княгиню сбросили с пьедестала, раскололи и закопали. Боковые фигуры сперва закрыли досками, а спустя четыре года убрали вовсе. Лишь много лет спустя композиция вернулась на свое место. Части скульптуры, кроме головы, удалось откопать. По эскизам и фото была воссоздана вся скульптурная группа, но уже не из бетона, а из белого мрамора. Восстановлен памятник к 1996 г. скульпторами В. Сивко и Н. Билык. Памятник княгине Ольге в Киеве сегодня. Автор – И.П. Кавалеридзе со товарищи В Киеве образ княгини-святительницы встречается неоднократно: и в памятниках, и в барельефах, и в росписях. Если помнить, что именно княгиня Ольга стала предтечей христианства на Руси, то вряд ли можно считать это обилие избытком. Святая равноапостольная княгиня Ольга. Литой бронзовый рельеф. Врата главного портала Владимирского собора в Киеве. 1888 г.

* * *

Иоакимовская летопись уточняет, что Ольга (Хельга, Вольга, что в переводе с варяжского означало «святая») принадлежала к роду князей Изборских – одной из древнерусских княжеских династий. Это потом Ольга правила Киевом – и во времена походов ее супруга Игоря Рюриковича, и в качестве регента (с 945 по 960 гг.) после его гибели, жестоко расправилась с виновниками его смерти древлянами, растила сына Святослава. Житие так повествует о трудах Ольги: «И управляла княгиня Ольга подвластными ей областями Русской земли не как женщина, но как сильный и разумный муж, твердо держа в своих руках власть и мужественно обороняясь от врагов. И была она для последних страшна, своими же людьми любима, как правительница милостивая и благочестивая, как судия праведный и никого не обидящий, налагающий наказание с милосердием, и награждающий добрых; она внушала всем злым страх, воздавая каждому соразмерно достоинству его поступков, но во всех делах управления она обнаруживала дальновидность и мудрость. При этом Ольга, милосердная по душе, была щедродательна нищим, убогим и малоимущим; до ее сердца скоро доходили справедливые просьбы, и она быстро их исполняла… Со всем этим Ольга соединяла воздержанную и целомудренную жизнь, она не хотела выходить вторично замуж, но пребывала в чистом вдовстве, соблюдая сыну своему до дней возраста его княжескую власть. Когда же последний возмужал, она передала ему все дела правления, а сама, устранившись от молвы и попечений, жила вне забот управления, предаваясь делам благотворения». Автор «Степенной книги» пишет: «Подвиг ее в том был, что узнала она истинного Бога. Не зная закона христианского, она жила чистой и целомудренной жизнью, и желала быть христианкой по свободной воле, сердечными очами путь познания Бога обрела и пошла по нему без колебания». Преподобный Нестор Летописец повествует: «Блаженная Ольга с малых лет искала мудрости, что есть самое лучшее в свете этом, и нашла многоценный жемчуг – Христа». Поручив Киев подросшему сыну, Ольга отправилась с большим флотом в Константинополь. Потому историк Н. М. Карамзин назвал княгиню первой русской паломницей. А древнерусские летописцы определили это деяние Ольги как «хожение», соединившее в себе и религиозное паломничество, и дипломатическую миссию, и демонстрацию военного могущества Руси. Таинство Крещения совершил над ней патриарх Константинопольский Феофилакт (933–956), а восприемником из купели был император Константин Багрянородный (912–959), оставивший в своем сочинении «О церемониях византийского двора» подробное описание церемоний во время пребывания Ольги в Константинополе. Прием княгини Ольги византийским императором Константином Багрянородным. Миниатюра из Радзивиловской летописи. Начало XIII в. На одном из приемов княгине было поднесено золотое, украшенное драгоценными камнями блюдо. Ольга пожертвовала его в ризницу собора Святой Софии, где его видел и описал в начале XIII в. русский дипломат Добрыня Ядрейкович, впоследствии архиепископ Новгородский Антоний: «Блюдо велико злато служебное Ольги Русской, когда взяла дань, ходивши в Царьград: во блюде же Ольгине камень драгий, на том же камни написан Христос». Патриарх благословил новокрещенную княгиню крестом, вырезанным из цельного куска Животворящего Древа Господня. На кресте была надпись: «Обновися Русская земля Святым Крестом, его же приняла Ольга, благоверная княгиня». (После завоевания Киева литовцами Ольгин крест был похищен из Софийского собора и вывезен католиками в Люблин. Дальнейшая его судьба неизвестна.) При крещении княгиня удостоилась имени святой равноапостольной Елены (древнегреч. «факел» – С.М.), много потрудившейся в распространении христианства в огромной Римской империи и обретшей Животворящий Крест, на котором был распят Господь. В Киев Ольга вернулась с иконами, богослужебными книгами и решимостью обратить народ русский в христианство. Она воздвигла храм во имя святителя Николая над могилой Аскольда – первого киевского князя-христианина. С проповедью веры отправилась на родной Север. Это Святая Ольга положила начало особенного почитания на Руси Пресвятой Троицы. Из века в век передавалось повествование о видении, бывшем ей около реки Великой, неподалеку от ее родного села Выбуты (12 км от Пскова, вверх по реке Великой). Церковь Ильи Пророка. ХV в. Деревня Выбуты на Псковщине – родина княгини Ольги Она увидела, что с востока сходят с неба «три пресветлых луча». Обращаясь к своим спутникам, бывшим свидетелями видения, Ольга сказала пророчески: «Да будет вам ведомо, что изволением Божиим на этом месте будет церковь во имя Пресвятой и Животворящей Троицы и будет здесь великий и славный град, изобилующий всем». На этом месте Ольга воздвигла крест и основала храм во имя Святой Троицы. Он стал главным собором Пскова, именовавшегося с тех пор «Домом Святой Троицы». Таинственными путями духовной преемственности через четыре столетия это почитание передано было преподобному Сергию Радонежскому. Материнские усилия княгини Ольги имели драматический и даже трагический результат: успешный воин ее сын Святослав оставался язычником, по его распоряжению был убит племянник Ольги Глеб. По кончине Ольги «плакали по ней плачем великим сын ее и внуки, и все люди». Княгиня Ольга была канонизирована в лике святых с высоким именованием «равноапостольная» на соборе 1547 г., который подтвердил повсеместное почитание ее на Руси, сложившееся еще в домонгольскую эпоху. Мощи «начальницы» веры в Русской земле сохранялись нетленными. При князе Владимире они были перенесены в Десятинный храм Успения Богородицы и положены в раку. По преданию, над гробницей святой Ольги в церковной стене было окно; и если кто с верой приходил к мощам, видел их через оконце, причем некоторые видели исходящее от них сияние, и многие одержимые болезнями получали исцеление. Приходившему же с маловерием оконце не открывалось, и он не мог видеть мощей, а только гроб. Нам следует помнить: накануне кончины, до самого исхода Ольга много молилась, с особенным усердием – о просвещении по ее смерти земли Русской, неоднократно предсказывала, что Бог просветит людей земли Русской и многие из них будут великие святые. Многое сбылось в пророчестве нашей общерусской начальницы веры. Отдаем ли мы себе отчет – с чем, в каком градусе духовного бытия Русский Мiр встречает 1025-летие Крещения Руси? ___________

Об авторе: Станислав Минаков:
Поэт, переводчик, прозаик, эссеист, лауреат премий им. Б. Слуцкого и "Народное признание" (Харьков), лауреат сетевого конкурса духовной поэзии (Москва) и конкурса "Культурный герой ХХ1 века" (Киев), победитель конкурса "Русское слово Украины" в номинации "Публицистика" (Киев). Лауреат Международной премии им. Арсения и Андрея Тарковских (Киев-Москва, 2008).
Другие публикации автора:
Автор: Станислав Минаков

Оставить свой комментарий