Никогда не смотритесь в зеркало после семидесяти

размещение объявлений

Все произошло чисто случайно, — я взглянул на себя в зеркало. Десятки лет не смотрел, а тут… угораздило!
Я еще подумал, что эта за рожа меня разглядывает? Гориллообразная такая. И с ужасом, — это передалось и тому, кто в зеркале! — подумал: батюшки, — не скрою, вырвалось по матушке! — наваждение какое-то! Неужели я такой обезьянистый?..
Сомнений, увы, ах-ах, не было, это был я. Восьмидесятилетний старикашка хлипкого сложения, поросший густопсовой шерстью, — белесой шерстью, с желтоватым отливом, — стоящий на кривоватых ногах. И эта макака, и эта горилла, и этот орангутанг, и это Нечто, хлюпая носом и дергая веком, с ухмылочкой смотрело на меня.
Вздыбились мои, как сейчас помню, когда-то черные, а ныне седые, лохмы, поднялось все, что могло подняться на мне, — например, воротник рубашки, и опустилось все, что могло опуститься. И это “ опустившееся” именно то, о чем вы подумали.
Правда, если быть абсолютно честным, — что дается с трудом, ведь я родом из бывшего эСэСэСсэР, — это опустилось лет, этак, тридцать тому назад… но заметил я только сейчас, в свои заслуженные девяносто два года…
Опять вру! Ведь выше я писал, что мне восемьдесят семь лет, а тут, оказалось — девяносто два .
В оправдание могу сказать одно: это издержки производства. Да, да, издержки! Я очень известный писатель — правда об этом мало кто знает, но моим близким этот факт известен. А так, как я писатель, то и писать могу. И силой слова заставить поверить в то, что мне, в прошлую субботу исполнилось…
“ Девяносто два! “ — воскликните вы, и… ошибетесь. Мне уже перевалило за девяносто восемь…
О чём это я?!. Ах да, о сексе… Про это я забыл давно. Но вспомнил же, стоя перед зеркалом! Значит я еще ого — го — го!..
В зеркале появилось новое изображение, напоминающее отдаленно жабу, пожившую в болоте довольно долго.
Жаба проквакала
- Что это ты, старый хрен, рассматриваешь там. Вроде бы и разглядывать нечего, одни морщины!
И эта жаба, как вы уже догадались без подсказки, моя жена. Первая, как говорится, красавица была. И надо было моей стреле угодить в её пампасы. Впрочем, я ни о чём не жалею. Мы прожили хорошую жизнь…
Пока я видел в зеркале только своё отражение, мечталось о чём — то таком неясном, а когда в этом нельстящем стекле появилось исхлёстанное годами, прекрасное, — когда — то! — личико — морда моей Жабы, сразу осознал, что мне хочется:
- Боже! — возвёл я свои жилистые пруточки — руки, — если ты есть на свете, сделай что — нибудь!
И Бог тотчас ответил мне:
- Что же ты хочешь, Человек пишущий?
- Хочу повеситься. Принеси мне верёвку и мыло.
- У нас самообслуживание, — ответил Бог, — но подобный уход из жизни считаю противоестественным.
- Боже, — о, эта ужасная страсть к спору! — хоть ты и есть, но в тебя все равно не верю.
- Это дело твоей совести! — ничуть не раздражаясь, ответил Бог.
Сделай для меня что-нибудь, — поверю.
Боженька рассмеялся. Приятный такой смех. Будто колокольчики-бубенчики в поле чистом.
- Чтобы ты хотел? Это я к примеру.
- Для начала разгладь мои морщины.
- И мои, — тихонько проговорила-квакнула жена.
- Сделай так, Боже, — строго взглянул на жену, чья бы корова мычала, а твоя бы молчала! — сделай так, о, Господи,сделай так, о Боже мой, чтобы все, что имеет привычку стоять, — стояло, а то, что лежать, соответственно — лежало. И не надо наоборот, Господи!
- Это вовсе не обязательно! — опять вмешалась Жаба, — Обойдусь без его изглоданной и исписанной свистульки.
- Цыть, женщина! — у меня прорезался молодой голос, — о, Боже, как благотворно общение с тобой, Господи! А ты, — это я снова к жене, — замолкни, ква-ква!
Нет, нет, я всегда был человеком воспитанным. Так, по крайней мере, меня воспринимали в Союзах писателей.Там на Украине и здесь в Израиле. И что на меня нашло, сам не понимаю. Видно, общение с Богом и к таким результатам может привести. С Самим ухо надо держать востро, а язык вложить в ножны.
- Не ругайтесь хоть в моем присутствии, — откуда-то сверху прозвучал божеский голос, — этого я не люблю.
- Это впервые, — промямлил я, оправдываясь.
- Впервые открыто, а мысленно…
- Откуда известно?
Бог обиделся:
- Да что я фраер тебе! Высоко сижу, все вижу! Да, сразу предупреждаю: морщины разгладить не могу. Так же, как зарядить живительной пастой твою самописку, — повернуть время вспять не в моих силах. ВРЕМЯ даже мне не подчиняется! А вот облегчить твою старость, это, пожалуйста, это по моим силам…
Так ответил Господь Бог и…исчез.
- А-а, — ехидно заметил я, оглядываясь по сторонам и, глядя на когда-то любимую Жабу, — а Боженька нас того, обманул. Ему лишь бы пообещать!..
И в это время…Нет, нет, не стал Господь Бог метать гром и молнии в нашу сторону, просто где-то в области шеи, а если быть абсолютно точным точным, в районе уха, что-то запищало.
- Комары! — воскликнула моя болотная красавица и сама себя хлопнула по шее.
И вместе с ее стуком-хлопаньем, различил голоса … комаров. Летая, выделывая в воздухе пируэты и сальто-мортале, они переговаривались друг с другом и вели неспешный разговор:
- А не испить ли нам кровушки из той самодовольной задницы? — по всей видимости, Комар имел в виду широкозахватный зад моей многолетней спутницы жизни.
- Вполне подходящий тухес, — не раздумывая, согласился с ним другой Комар, крутя жалом.
И эта небрежно-ленивая интонация, страшно задела меня. Во мне проснулся джентльмен, который преспокойно кимарил несколько десятилетий, — наглость какая, назвать этот, когда-то прелестный задик, задницей, или, еще большая наглость, — тухесом!
- Вперед и ниже! — прокричали оба комара и вошли в пике, которое, — я об этом знал из их переговоров! — было последним для них.
- Берегись! — закричал я своей законной супруге, хлопнув ее по организму, который на комарином языке был назван…
Нет, нет, я, воспитанный на лучших образцах классической и современной литературы, я, прошедший нелегкую школу нравственности, — признаюсь самому себе, ложной! — я лишь недавно приобщившийся к чтению русскоязычных газет и журналов, издающихся в огромных количествах в Эрец — Исраэль, не мог произнести слова “жопа” или “тухес”, слова с легкой небрежностью, произнесенные этими летающими и кусающимися тварями.
- Ой! — радостно встрепенулась жена, — ты еще, оказывается в состоянии заигрывать. Приятно узнать через многие годы простоя.
- Тю на тебя, ненормальная! — не выдержал, — о чем ты только думаешь при твоем объеме и внешности!
И показал ей ладонь, на которой лежал бездыханный сосун в капельке крови, принадлежавшей моей Жабе.
Совершенно прозевал тот момент, когда другой летун, с криком “наших бьют!” впился уже в мой тощий зад.
И этого Комара постигла участь первого.
Сквозь раскрытое окно, влетела целая туча кровососущих. Они галдели так, что отдельных слов было и не разобрать. Прислушался и стал различать не только отдельные слова, но и целые диалоги:
- Отомстим за невинно загубленных!
- Изгоним пришлых с наших исконных земель!
- Не будет покоя проклятым олим ни днем, ни ночью!..
Силы были неравны и я потянулся за брызгалкой, на которой в хорошем полиграфическом исполнении был нарисован погибающий комар.
- По щелям! — раздалась команда.
- Когда бьют комаров, попадает и нам невинным .
Это заговорили тараканы на своем тарабараканьем языке. Но, странное дело, и этот язык был мне доступен!
Черные-пречерные тараканы с крылышками тотчас забились по щелям, известным только им, а от сонмища летающих кровососущих тварей, отбился при помощи все уничтожающей брызгалки, которую я, — так, на всякий случай! — прихватил с собою с Украины.
Любопытный момент: когда комары увидели надпись “КОБА” — эту надпись, как узнал впоследствии, прочитали и тараканы! — и она их страшно испугала: ”КОБА” — партийная кликуха вождя всех народов, всех летающих, плавающих и проживающих в недрах земли Иосифа Сталина. От одного названия становится не по себе, а тут еще впечатляющий рисунок!
- Атас! — всхлипнул один из летунов, — уходим через форточку!
Но они явно забыли с кем имеют дело: слова этого трусливого психопата дошли, — и в первую очередь! — до меня.
Бросился к окну, чтобы захлопнуть и форточку и тем самым прервать позорное бегство комарильи, но… Надо признаться, комары были молоды и подвижны, а я — стар, немощен и противен сам себе.
- Боже! — воскликнул я. — Ну сделай облегчение моей древности!
И тут до меня дошло, хоть и с большим опозданием, БОГ, мой еврейский Б-г, так и да, вложил в мою тупеющую от возраста башку, полное понимание языка насекомых и, — об этом я узнал значительно позднее! — животных и растений. И тем самым придал осмысленность существования моей старости-древности.
- Верю в тебя, о Господи! Верю в твое существование!
- Это мне без надобности, — ответил Б-г, — поверь в себя, в свои возможности. Нет горше доли, чем влачить жалкое подобие жизни.
- Тю, ненормальный, сам с собою разговаривает! — подала голос Жаба.
- Замолкни, ква-ква!
- Псих некошерный!..
Об авторе: Михаил Леонидович Лезинский:
Известный писатель. Автор многих книг прозы. Лауреат литературных конкурсов. Длительно жил в Севастополе. Сейчас проживает в Израиле.
Другие публикации автора:
Автор: Михаил Леонидович Лезинский

2 комментариев

  1. Читала, улыбалась! Сколько юмора и иронии! Вы пишете замечательные рассказы о жизни, о любви…они полны света и оптимизма! Даже, если вы пишете о о страшном, к примеру, о войне, о гибели людей, о горьких реалиях нашего мира, рассказы все равно будут наполнены светом и оптимизмом, любовью к жизни. Спасибо Вам за это. Учусь у вас быть человеком.

  2. ВОТ ТАКОЕ СООБЩЕНИЕ Я ВЫЛОВИЛ В ИНТЕРНЕТЕ

    Под Севастополем обнаружен фашистский корабль, напичканный боеприпасами

    В районе крымского мыса «Херсонес» российскими исследователями из «Русского географического общества» было обнаружено немецкое судно Totila, затонувшее в результате атаки советской армии в 1944 году. Totila стала братской могилой для двух тысяч немецких солдат, останки которых до сих пор находятся на борту. Помимо тел погибших моряков на корабле оказалось много оружия и боеприпасов.

    Притом, что судно затонуло на относительно небольшой глубине, место находки решено обозначать на судоходных картах как потенциально опасное.

    «Русское географическое общество» намерено передать полученные данные о находке правительству Германии.

    Totila — крупнейший корабль, найденный исследователями у берегов Крыма за последние десятилетия.

Оставить свой комментарий