Сказочка для Мих — часть вторая ВЕРТОЛЁТИХА ЧЕТЫРЁХЛОПАСТНАЯ

Сказала так тётя Мыша, — дай — то Бог ей здоровья за участие! — и заяц Трус — Трусы Копчёные Усы словно услышал слова Рутти — Фрутти и… Прыг — скок, прыг — скок и — тут как тут, явился не запылился.
Морковку он свою давно дожевал и надеялся ещё одну заполучить, сладенькую такую, хрум — хрум — хрустящую, но так — как у Завитка морковки больше не нашлось, он сказал:
- Я всё слышал, я всё слышал, Что болтала Тётя Мыша!
Я тебе конечно помогу, но прежде ты отгадаешь ребус, который я вчера сочинил, ладно? — с опаской произнёс Бесстрашные Усы и приготовился выслушивать самые резкие, самые дерзкие возмущения. Но… Вместо этого он услышал вполне весёлый, даже мягкий в каком — то месте, голосок Завитка:

Всюду ребусы, загадки,
Я сыграл бы лучше в прятки!

Заяц даже рот открыл от удивления, и неожиданно для себя, сморозил:

Прятки — глупая игра,
Нам взрослеть уже пора!

Завиточек удивился не меньше, услышав от неисправимого шалуна, столь разумные и правильные речи.
- Ну хорошо, — бодро крикнул Черномырденький, — раз ты из детского возраста вышел, в путь…
- Фигушки-нетушки, — закапризничал тот, давай сначала поиграем…
- Во что, в жмурки, что — ли? — так ты выиграешь, — сказал маленький кот. — Потому, что у тебя, глазки раскосые, как, понимаешь, их не завязывай, — выглядывают из-под повязки!
- Слушай, давай поиграем по дороге, в любимую игру моей бабушки! «Поле чудес!» — правда здорово я придумал, — хлопая в ладоши проголосил зайчик.
Черномордочкин, шагая по дорожке, чтобы не терять времени, ответил:

На игре на той бывал,
Разносольчики едал,
После этого неделю
В бэйт холиме отдыхал!

- Я тебя кушать и не заставляю, хныкнул Трус — Трусы, слово отгадай из семи букв и всё! — Это — красивая такая, для любого возраста необходимая такая, вкуснятина. Её ещё можно спрятать в карман, но долго она там не пролежит, потому, что я её достану и съем!
Так и прошли они часть пути и вышли к разлапистому дереву, которое наводило тень в ясный, солнечный день, не только на плетень. И это было так приятно!
Только Заяц Трус — Трусы Хитроумные Усы и Завиток Черномырденький расположились в тени ветвей, как вдруг они услышали жужжание, уши — ухи сразу же пришли в движение. Взглянули вверх, а там, — ужас то какой! — огромная, величиной со сковородку или тарелку, это кому как нравится, четырёхкрылая стрекоза. Мало того, что она летит прямо на них, так она ещё угрожающе жужжит.

Трус — Трусы Обвислые Усы, оправдывая имя своё, сразу же — прыг -скок, прыг — скок и… Только его и видели… А наш бедненький Завиточек остался один с ж -жутчайшим летающим зверем

Жи — жу, жи — жу, жи — жу, жи,
Надо мною не жужжи!
Жи — жу, жи — жу, жи — жу, жа,
Я стою тут чуть дыша!

Конечно, Завиток здорово испугался, но вспомнил про плачущего Михаэльчика и про своё обещание, во что бы то ни стало, отыскать штучку — дрючку, обратился к страшной летающей тёте с такими словами:
Тётя Стрекоза Выпуклые Глаза, — голос у него дрожал и вибрировал, это потом он узнает, что эту летунью любит весь лесной народ и уважительно называет Вертолётихой Четырёхлопастной, — не подскажешь ли, где находится Эйн — Геди и коричневое дерево на котором живёт чёрный ворон, — известный лесным жителям под именем Секим Башка?
Стрекоза внимательно выслушала, и прожужжала:
- Для начала Черномордик, Детский разгадай кроссвордик!
*Горько плачет бегемотик, У него болит ….
*Самый чуткий в мире нос, кто имеет? — верный….
*Если мышь зовут Лариса, всем известно — это….
*Средней полосы краса, остроумная….
*У цыплёнка клюв и пух, а отец его….
* Доедает бутерброд, рыжий и лохматый ….
*Кто летает возле уха? — ну конечно, это ….
*Вот кроссвордику конец, ты, котёнок ….
Вертолётиха Четырёхлопастная , осталась очень довольной, ведь её кроссворд ещё никто не разгадывал, шутка ли, целый кроссворд, у кого времени не хватает, у кого сообразительности, а этот маленький котёнок, совсем ещё ребёнок, — разгадал, кто бы мог подумать! — весело прокуковала:
- Умненький ты мой, уважил ты меня, порадовал, скажу я тебе где живёт этот Секим Башка, да ты сам не найдёшь, я тебе лучше покажу, Лети за мной!
- Да я же не летаю! -крякнул от обиды Завиток. — У меня же нет
крыльев!!!
- Крылья имеются у всех, — наставительно, с педагогическим
уклоном, прокукарекала Вертолётиха, — только у одних крылья недоразвитые, а у других наоборот, очень даже развитые. Поэтому одни в небе летают, другие по земле, кто ходит, кто прыгает, кто ползает, — это кто как хочет…

Если вы мечтательны,
Добры и замечательны,
Значит вырастут у вас,
Крылья обязательно!

Завиток Черномырденький, — интеллигент в первом поколении, вежливо поблагодарил Стрекозиху, наклонил к низу свою прекрасную мордашку, — нет, определённо в нём живёт и пробивается великий артист! -и, гавкнув три раза, поинтересовался:
- Не подскажете, тётя Стрекоза, что делать тем, у которых крылья пока, — Завиток сделал ударение на «пока»! — у которых крылья, как вы изволили гениально выразится, в развитии, и вот-вот прорежутся?
Так значительно ответил господин Завит Черномырденький и пошевелил теми частями своего кошачьего тела, откуда, — вот-вот! -должны были показаться крылья.
Вертолётиха тут же отхрюкнулась:
- Что делать? — извечный вопрос! Но, как говорит всевидящая и всеслышащая госпожа Рутти — Фрутти, для истинных евреев, нет безвыходных положений!.. Ты за мной, чух — чух по земле, а я, мах — мах по
синему небу. Вперёд малыш!..
И запела Вертолётиха Четырёхлопастная песню поднебесную:

Как по поднебесью я летаю с песней,
Я летаю с песней, с песней интересней.
Солнышко и тучки, словно подружились,
Облака в волшебном танце закружились.
Ветер задушевно, с чувством подпевает,
Музыку на арфе радуга играет.

А Завит Черномырдный, то и дело спотыкаясь о кочки, запел свою, земную:

По тропинкам, по дорожкам,
Неустанно ходят ножки.
С кочки на кочку, нюхая цветочки.
Вдоль опушки, где квакают лягушки.
Мимо речки, где воду пьют овечки.
Через мостик, к природе в гости!

И так, напевая себе под нос, долетела Стрекоза аж до самого болотца, которое невесть каким путём, уцелело в этой знойной стране под испепеляющими лучами солнца.
Долетела и…перелетела. А Завиточек остановился и задумался, как Гарри Каспаров перед очередным ходом. Но в отличии от великого шахматиста, он не умел плавать и тем более мыслить глобально. И, несмотря на нашу кипучую любовь к Черномырденькому, — иначе бы не писали! — это надо признать!
Прекрасная Стрекоза Выпуклые Глаза, подала голос, но видя, что ей никто не отвечает, оглянулась и увидела на противоположном берегу болота, — есть ли у болота берега, авторам ещё предстоит выяснить! — котёнка, сделала резкий разворот:
- Чего же ты медлишь, малыш, давно созре камыш?! — проголосила из — под небесья Стрекозулечка Красотулечка.
Черномырдик услыхал, ответно заверещал и завращал хвостом, подавая сигналы полнейшего бедствия.
Его кукареканья-кваканья-блеянья Пучеглазая Красавица не услышала, но сигналы бедствия, — три поворота хвостом влево и столько же вправо! — приняла.
- Лечу, лечу, Хвостатенький ты мой!
Вертолётиха поискала распрекрасными глазами подходящее место, где можно было сесть и, сделав крутое пике, ринулась вниз, — подходящее место нашлось на спине тёти Жабы, которая при знакомстве всем представлялась как Лягушка по имени Квакушка…

Мы, авторы этого правдивого повествования, не пишем выдуманный толстенький роман с лирическими отступлениями. А то мы многое могли бы рассказать!
Ну, например, как Стрекоза уговорила Жабу, — да, да , самая настоящая Жаба, а не Лягушка — Квакушка, как она представляется лесному, пустынному и болотному люду, — перевезти через болото Завитка. Как смелый Черномырденький , дрожа от страха, взобрался на спину Жабы. И, держа её за бугристую шею, переправился на другой берег целёхоньким, но мокреньким.
Да, да, мокреньким! Потому, что в последнюю минуту, тётя Жаба, таки сделала резкое движение, и Котёнок окунулся с головою в болотную жижу.

И лягушки с головастиками,
На смех подняли ушастенького.
Цапля, так развеселилась,
Что туда же провалилась!

Мы не станем рассказывать , как, растянувшись на траве, обсыхал Завиток, а Вертолётиха Четырёхлопастная , зацепившись изящной ножкой за высохшую травинку, успокаивала Черномырденького , махая на него своими прозрачными крылышками, тем самым выполняя функции электрического фена, а потом поручила жаворонку Чистое Горло Поэта, — так звали эту птицу! — живущую возле самого солнца , показать дальнейшую дорогу представителю кошачьего мира.

А со Стрекозой Вертолётихой мы на этом распрощаемся, скажем её огромное гранд — мерси за помощь нашему пушистому красавцу и перейдём к рассказу о не менее симпатичнейшем господине Жаворонке, которому простой лесной народ присвоил, — можно сказать, наградил! — прозвищем -званием

ЧИСТОЕ ГОРЛО ПОЭТА

Чистое Горло Поэта, —
Это не просто звание,
Это не просто имя, —
Это уже — признание!

ЧИСТОЕ ГОРЛО ПОЭТА

Жаворонок был именно той птицей, которая прицепилась, — зависла в вышине! — между морем Средиземным и Израилем.
И с огромной высоты, Жаворонок пропел свою чудесную песню, которая заставила Завитка встрепенуться!

Эй, пушистенький комочек, очек, очек…
Очень сильный ветерочек, очек, очек…
Я боюсь, что ты, дружочек, очек, очек…
Не услышишь этих строчек, очек, очек…

Завиток Черноносенький попытался было ответить, что слышит он, что матушка природа наградила его, Завиточечка, абсолютным слухом! Но жаворонок, как истинный поэт, — а истинные поэты, как мы уже отмечали, несколько ненормальны! — даже не услышал его, но не потому, что не хотел, а потому, что витал в облаках в прямом и переносном смысле.
Жаворонок, всё-таки, увидев, краешком глаза, что его собеседник пытается что-то сказать, протяжно запел:

Что ты там, мой друг бормочешь,
очешь, очешь?..
Что спросить меня ты хочешь,
Очешь , очешь ?..
И куда ты держишь путь,
уть, уть?..
В чём твоих исканий суть,
уть, уть?..

Завиток подождал, пока последние нотки долетели до его внимательных ушей. То есть, когда Певец Природы, — среди многочисленных званий, присвоенных ему фанатами и почитателями, было и такое! — закончит, ответил:

Ищу я птицу,
которой на месте не сидится,
Она украла,
что плохо лежало!

Жаворонок ничегошеньки не понял и прочирикал:

Что ты говоришь, мой сладкий,
адкий, адкий…
Не загадывай загадки,
гадки, адки…

Котёнок терпеливо, неторопливо, внятно и понятно ответил:
- В урочище Эйн — Геди, растёт коричневое дерево, а на дереве том живёт Ворон Воронович Шимон Петрович, известный всему свету под именем Секим Башка! И среди выцветших жестяных листьев, Ворон прячет штучку золотистую дрючку, которая так нужна Михаэльчику. Теперь понятно!?
- Это доложу, понятно и ежу!

Как помочь тебе я знаю,
Но смотри, предупреждаю:
Если будешь отставать,
я тебя не буду ждать!
Если полетишь за мной,
будешь битый кочергой!

Так вот шутил Поэт Золотое Горло, любимец масс.

Что ты медлишь в самом деле,
еле-еле!
Полетели,
ели, ели…

- Я же не ЛЕТАЮ! — возмутился Завиток, на что Поэт невозмутимо ответил:

Верю, знаю, понимаю,
я и сам — то не летаю.
Всем наземным объясняю,
я, порхаю, аю, аю…
Ну а ты, как можешь жить,
над землёю не кружить,
Сочинителем не быть,
с Михаэльчиком дружить?

- А вот, ухитряюсь! — гавкнул в ответ Завиток и его светлую головушку посетила мысль:

«Плохо, очень плохо зависеть от кого бы то ни было! Даже от распрекрасного и всеми почитаемого Жаворонка, который ради рифмы и пения, доводит разум до помутнения!»

Фыркнул Черномырденький и … улетел в синь неба рифмованный ответ:

Я стихов не сочиняю,
в поднебесье не летаю.
И от этого, считаю,
я нисколько не страдаю!
Я экспромты уважаю,
всех, кто рядом, обожаю,
Никого не унижаю,
не топчу, не обижаю!

- Понимаю, понимаю, — с высоты ответило Поющее Чудо Природы, — одного только не понимаю, а потому вопросы задаю и не улетаю, хотя я чудак, но вовсе не дурак! И волнует меня вопрос, как отбиться от ос, — это я в рифму так шучу! -и как добраться до Эйн — Геди, чтобы не слопали медведи!?
- Ты по небу, а я по земле такой большой, по земле такой родной… Лети Поэт Невольник Песни и по пути не тресни! — решился тоже в рифму пошутить Усатик.
Рванулся Жаворонок ещё выше, — до солнца оставалось всего ничего! — и полетел в сторону моря Мёртвого по направлению к Эйн — Геди, где жил себе да поживал Ворон Воронович.
А по тому же направлению, поглядывая вверх, чух — чухал себе Завиток Черномырденький и дочухал до ущелья Кидрон , которое, как всем известно, берёт своё начало в Иерусалиме от стен старого города, где живут коты и кошки из многих стран мира, — об этом Завитку рассказывала его мама Джульбетта, которая была родом из тех мест.
Вспомнил Завиточек о маме своей, и ему стало грустно, даже слёзы появились на его глазках. Ему стыдно было признаться, что он даже благодарен Ворону Вороновичу Шимону Петровичу за то, что он… украл штучку — дрючку. А то он никогда бы не побывал на родине своей Матушки.
Отсюда до Эйн-Геди лапой подать! Завиток подошёл к кусту ярко — жёлтых цветов, — название у них мудреное «ааронсонит пектровски» на иврите, — а по-кошачьи их называют «джульбеткины майсы», прозванные так, как раз в честь матушки Завитка Черноморденького, и устало прилёг под тенью именно этого куста.

Всё-таки, сидит в кошачьих душах неистребимый и притягательный запах исторической Родины! И авторы это тоже чувствуют, хотя к кошачьему племени не имеют никакого отношения, потому, что жизнью их наградили другие мамы.

Для девчонок и мальчишек,
Для тушканчиков и мышек,
Для лягушек, кошек, ламы,
Нет родней и краше мамы!

Разлёгся Наш котёнок под кустом, — лапки кверху! — а из под небесья зачирикал-замяукал и, извините, захрюкал, Жаворонок Золотое Горло Поэта:

Отдохни в тени мой друг!
Поглазей на всё вокруг!
Я хочу, чтоб ты послушал
Песнь мою, развесив уши!

Красотища — красота
Под названием природа!
Ах какая лепота
Здесь в любое время года!

Распускаются цветы
Цвета радости и счастья,
Этой дивной красоты
Не дотронется ненастье!

Ах, мечты мои, мечты,
Это свойственно поэтам.
Песню эту с высоты
Я б закончил петь на этом.

Но, летая в облаках,
Речку грустную увидел,
Ах бедняжка, вся в слезах,
Кто же реченьку обидел?!

С незапамятных времён
Почитали эту воду.
А теперь со всех сторон
Загрязняют, — взяли моду!

Закончил Жаворонок свою длинную песню и полетел на разведку. Черноморденький думал, что он один прохлаждается под этим роскошным кустом, но он глубоко ошибался: мудрая сова по имени Кладезь Мудрости, пряталась от палящих лучей солнца, — не успела долететь до своего дома! — она сидела хлопая своими огромными глазами, поправляла очки, которые ей были без надобности, но в них она чувствовала себя профессором природоведческих наук. Но мы то с вами знаем, что мудрость всегда себя недооценивает, и наша Кладезь Мудрости не была исключением.
- Не бойся, крошка моя! — мяукнула, (аукнула, хрюкнула, ухнула, — ненужное зачеркнуть, а если есть нужное — вычеркнуть!) — сова, — Я не кусаюсь, не царапаюсь и питаюсь исключительно мышами.
«Бедный мой дружочек Серое Ушко, как хорошо, что я не послал его искать эту дрючку — штучку!» — подумал Завиток, но ничего не сказал, мало ли что придёт в голову этой тёте -мышкоглотательнице!
- О чём это ты подумал! — уставилась на Завитка проницательная птица. Ты решил, что я глотаю настоящих мышей?! Ух! Ух! Ух! Нет мой дорогой, я этим делом занималась в бывшем СССР, а теперь я поумнела здесь в Эрец -Исраэль.
Завиток облегчённо вздохнул.
- А я знаю куда ты идёшь, что ищешь, но помочь не могу, далеко не летаю, новостей не знаю, газет не читаю… А вот судьбу предсказать могу! Возьми-ка, дружок этот гороскоп, он не простой, а самый что ни на есть кошачий, на
неделю и на всю оставшуюся жизнь.
Завиточек хотел поблагодарить Кладезь Мудрости за подарок, но не успел. Сова уснула… и котёнок не стал нарушать сон умной, доброй птицы.
Черномырденький огляделся вокруг, нет, не видать жаворонка.
Котёнку было очень интересно, что же там, в гороскопе, про него написано? Но вот беда, забыл Завиточек в каком именно месяце он родился?! Пришлось читать весь гороскоп.

А ВОТ О ГОРОСКОПЕ — КОШАЧЬЕ-ТИГРИННОМ-РЫСЬЕМ — МЫ РАССКАЖЕМ В ТРЕТЬЕЙ ЧАСТИ… ЖДИТЕ, ЖДИТЕ, ЖДИТЕ…

Если вы занмаетесь строительством, то вам будет интересно узнать, где продается сетка строительная по хорошей цене. Это очень важный элемент качественного строительства, если вы стараетесь возвести прочное здание или сооружение.

Об авторе: Михаил Леонидович Лезинский:
Известный писатель. Автор многих книг прозы. Лауреат литературных конкурсов. Длительно жил в Севастополе. Сейчас проживает в Израиле.
Другие публикации автора:
Автор: Михаил Леонидович Лезинский

2 комментариев

  1. Деткам будет интересно…и загадки есть, и стихи и, приключения…

  2. Дорогой, Михаил! Не забыли? Мы читали с внуком, ему пять лет и он смеялся при чтении. «Что ты так смеёшься, мешаешь читать». На что он ответил «Как можно, тебе даже некогда представить всех, а как они говорят» и начинает строчками наизусть шпарить. Или это дети такие «умнишки». Спасибо за смешные истории.

Оставить свой комментарий