Что для меня война? Охота на немцев глазами ребенка (Скорее размышление, чем повествование)

- Эй, Рыжачий! Иди сюда, Гитлером будешь!

- Не буду! Я в прошлый раз был…

- Иди, а то вообще играть больше не пустим!

Подобные диалоги происходили в 1957 году и позже, в Симферополе, и, надо думать, во многих других городах, спустя двенадцать лет после войны, Великой Отечественной и Второй мировой почти одновременно. Я пишу конкретно про Симферополь, потому, что там вырос, в небольшом военном городке на улице Желябова в семье офицера.

- Папа, а сколько фашистов ты убил сегодня? Почему опять ни одного?

Играли мы исключительно в войну, шпионов, разведчиков. Надо было делиться на наших и немцев, немцами никто быть не хотел, и самым демократическим решением вопроса была жеребьёвка. Иногда делились на команды с применением силы, и вполне мирная игра в войну заканчивалась нешуточной потасовкой.

Родители наши воевали, кто больше, кто меньше, для них жизнь чётко делилась на две части: «до войны» и «после войны». В школы каждую неделю приходили участники боевых действий, рассказывали о себе. Были они, в основном, молодыми, редко старше сорока лет. Таким образом, нас окружали бывшие фронтовики, их было ещё очень много. Конечно, мы не могли осознанно сформулировать, что это были не просто фронтовики, а победители, призванные в армию уже в ходе войны. Тех, кто принял первые бои, понёс первые тяжёлые поражения, осталось в живых значительно меньше.

Дети тоже несли потери. Находили невзорвавшийся боезапас и подрывались, движимые нормальным мальчишеским любопытством. Даже в Симферополе. А в таких городах, как Севастополь, Керчь, Одесса, Сталинград гибель детей была настоящим бедствием.

Кстати, Сталинград всё ещё назывался Сталинградом, переименование его в Волгоград состоялось несколько позже. Ещё были сотни населённых пунктов с названиями Сталинабад, Сталинакан, Сталино… Даже практически родная нам Приднепровская железная дорога называлась Сталинской. Сталин ушёл из жизни в марте 1953 года, но в сознании народа к нему до сих пор не выработано однозначное отношение.

К войне относились более определённо: «Ура! Мы победили!». Скоро закончатся временные трудности, и жизнь станет счастливой и радостной. И нелишне вспомнить, что День Победы тогда не праздновали вообще, а выходным днём его сделали уже в конце семидесятых годов.

Напомню ещё две значимые вехи. 1949 год – создание атомного оружия в СССР. 1961 год – денежная реформа (деноминация рубля). Появились понятия «старые» и «новые» деньги.

Итак, наше восприятие войны формировали, с одной стороны, живые участники, с другой – книги и кинофильмы. Их было великое множество, вот только показывали они наших воинов такими храбрыми и умелыми, а фашистов такими трусливыми и бестолковыми, что невольно напрашивался вопрос: а что же такого особенного в нашей победе? Ведь любой спортсмен гордится победой над сильным соперником… Но это я сейчас так думаю, а тогда мы дружно кричали: «Хенде хох!», «Сдавайся, фриц проклятый!».

Однозначно было ясно одно – нет на свете зла страшнее фашизма. Это чудовищная жестокость, которую может остановить только сила. И такая сила была, мы общались с ней каждый вечер за ужином.

Прошло примерно десять лет. Историю войны проходили в десятом классе, и уже появились более достоверные цифры, более правдивые книги, фильмы, ветераны приходили в школы с палочками, костылями, и молодых почти не осталось. Зато появилось ощущение, что это величайшее в истории мира событие всё ещё не осознано, не понято, и всё ещё всплывают новые и новые факты и цифры. Впрочем, что тогда нас волновало более всего? Сдать экзамен по истории, и мы его успешно сдали.

А страна готовилась к новой войне. Вероятным противником считались Соединённые Штаты Америки, обладавшие как ядерным оружием, так и средствами его доставки к цели, что значительно важнее.

Сомневаетесь? Есть простой пример. Читая материалы по истории первой обороны Севастополя, я узнал, что англичане применяли «Конгревовы ракеты». Конгрев – это фамилия. С удивлением я читал параметры: дальность полёта, вес боевой части, скорость полёта… Очень знакомые цифры, где же я их встречал? Конечно, это параметры реактивного миномёта «Катюша». Что же изменилось за девяносто лет?

Правильно, появился автомобиль. На телеге можно было привезти к месту старта только одну ракету, а везли её англичане из Балаклавы на Корабельную сторону. Существенного влияния на ход сражений ракеты тогда не оказали.

Прошло ещё лет пятнадцать. Удалось побывать на некоторых местах боёв, в частности, в Брестской крепости, в Калининграде (Кенигсберге в военное время). Мощь укреплений впечатляет. Не было таких ни под Москвой, ни под Ленинградом, а взять их немцам так и не удалось.

В Крым вернулись некоторые немцы. Когда в сорок первом началась война, на восток отправили немцев, румын, болгар, живших до этого, как все. Не разбирались, чью сторону поддерживает тот или иной человек, и которое уже поколение живёт в нашей стране. Немец – в Сибирь, Якутию, Казахстан. Я не берусь судить, правильно это было сделано или нет, но было. В этой ссылке немцам, а точнее немкам и детям их пришлось крайне тяжело. К общим условиям, трудным для всех, добавилась неприязнь со стороны местного населения и других эвакуированных. Вплоть до бросания камней в спину. Наши немцы не любят этого вспоминать, душат слёзы, начинаются сердечные приступы. Разговорить этих людей непросто, но они есть, они живут среди нас, никак не выделяясь.

И вот в этой жизненной текучке наступил 1996 год. Умер мой отец, майор запаса, закончивший войну сержантом в городе Порт – Артуре. После войны он стал журналистом и написал несколько книг. Одна из них не была издана, а посвящалась именно военным событиям, имевшим место в августе 1945 года, когда Красная Армия провела боевые действия по разгрому армии Японии, оккупировавшей  в то время часть Китая.

Что мне было делать? Я прочитал рукопись и удивился. Написанная в шестидесятилетнем возрасте, она звучала как рассказ молодого паренька, только – только покинувшего деревню, удивлявшегося всему увиденному, с некоторой наивностью изучающего мир. А точнее, войну.

Чуть ранее я упомянул Кенигсберг и его укрепления. Именно эта дивизия, куда попал отец, и взяла Кенигсберг, в числе других частей, но дальше воевать уже было практически некому. Остатки отправились в Монголию, где пополнилась совсем мальчишками – семнадцати лет от роду. На сорок человек – два опытных обстрелянных фронтовика – сержанта, командиры взводов и рот тоже фронтовики. Эти силы сосредотачивались в ожидании приказа на вторжение в Китай. Только ещё предстояло пройти пустыню Гоби и перевал Большой Хинган…

Я имел некоторый опыт военной службы, проходившей на огромном ракетном полигоне в Казахстане, и мне было очень понятно, что такое марш по бездорожью, летом, когда температура днём зашкаливает за 50 градусов. Бензин в моторах испаряется, не дойдя до карбюратора. Мы укладывали на бензонасос под капотом большую мокрую тряпку, и так ехали. Вот только по нам не стреляли…

В городе Пржевальске, на восточной оконечности озера Иссык – Куль, есть замечательный музей путешественника Пржевальского Николая Михайловича. Там экспонируются картины перехода экспедиции через Хинганский перевал, когда люди на верёвках тащат верблюдов вверх, выше и выше. А верблюд, если кто не в курсе, в сорок раз упрямее осла и впятеро тяжелее.

Наши родители проходили этот же маршрут с танками и пушками, миномётами и боезапасом, с лошадьми и автомобилями. Это было начало августа 1945 года, самое жаркое время в году. В Европе праздновали победу, а здесь ещё готовились к войне. Квантунская армия японцев насчитывала миллион человек, это была вторая по численности армия в мире, после Красной Армии Советского Союза.

Да, армия ещё носила название Красная, несколькими годами позже её переименовали в Советскую.

Я поднял литературу по этому периоду войны, документальную, художественной практически нет, тщательно сверил все даты, маршруты движения войск, названия населённых пунктов. Когда всё у меня сошлось с отцовской рукописью, я занялся литературной стороной вопроса. Здесь мне практически не пришлось что – либо серьёзно править, отец владел литературным языком в совершенстве.

Приезжала издалека гостить моя мать. Она тоже считала, что книга должна появиться на свет, и очень в этом помогла. В свои семьдесят лет мама освоила работу на компьютере и каждый день по несколько часов набирала текст из рукописи. Сейчас без электронной версии никто не будет даже разговаривать об издании…

Книга вышла в 2005 году под названием «Месяц падающих звёзд». Это и мой вклад в осознание войны, закрепление памяти о людях, вынесших её на своих плечах.

И вот теперь  подхожу к самому главному, к осознанию этого события. Есть разные подходы к понятию «закончилась война», и все по–своему правильные. Одни считают, что война заканчивается с окончанием боевых действий, другие – с подписанием мирного договора, третьи – после захоронения последнего солдата.

Не отрицая всего сказанного, хочу предложить свою версию: война закончена, когда живущие поколения осознали причины, прохождение и итоги войны.

Произошло ли это сейчас, в текущем 2013 году? Кажется, не совсем. Почему в победившей фашизм стране, пусть даже на пространстве, где ныне размещены другие страны, бывшие ранее республиками, появляются фашистские организации? В Германии, Италии и ряде других европейских стран приняты крайне жёсткие законы против фашизма, у нас же их нет. Считалось само собой разумеющимся, что уж у нас быть не может никакого проявления фашистской идеологии. Однако идёт время, и появляются люди, объявляющие одну нацию выше другой. И находятся другие люди, которые всё это проглатывают и поддерживают, ведь это их нацию объявляют высшей! Ура!

Потеснитесь, остальные! Опасно это…

Вообще, для кого я это пишу? Для молодого вдумчивого читателя, информированного меньше, чем я. Такие ребята есть, их много, я знаю это по своим внукам. Они легко и просто схватывают новые знания, вот только эфир переполнен дезинформацией. О чём хочу попросить своего читателя? Думайте и проверяйте всё, что доведётся узнать, сопоставляйте, сравнивайте, на всё составляйте свою точку зрения. Иначе народ становится толпой, или даже стаей, а это страшно.

Сейчас модно говорить о демократии. Однако в 1933 году немецкий народ самым демократическим образом выбрал себе в руководители Гитлера. А можно было посмотреть вперёд, к чему это приведёт. Для этого достаточно было прочитать его книгу «Моя борьба». Она доступна была тогда, доступна и сейчас на русском языке. Совершенно недвусмысленно там указывается направление будущей агрессии – восток. Европа маленькая, и земли там немного, а вот славянам досталось несправедливо много пространства. Надо отобрать! Конец этой затеи мир увидел в 1945 году.

А сделаны ли выводы? Что-то не уверен я в этом до конца. Попробуем освежить в памяти основные этапы войны так, как мы изучали в десятом классе, то есть в 1969 году.

1. 1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу, положив начало Второй мировой войне.

2. 22 июня 1941 года Германия вероломно напала на Советский Союз превосходящими силами. Началась Великая Отечественная война.

3. Июнь 1941 – ноябрь 1942 – период оборонительных боёв, отступление Красной Армии до Сталинграда. Эвакуация промышленных предприятий на восток страны и нарастающий выпуск военной техники и боеприпасов.

4. 19 ноября 1942 года и далее – наступательные бои Красной Армии, окружение и уничтожение группировки Паулюса под Сталинградом.

5. Лето 1943 года – битва на Курской дуге, коренной перелом в ходе войны.

6. 1944 год – неуклонное продвижение обратно на запад, освобождение своей территории от фашистской оккупации. Лето 1944 года – высадка союзников во Франции и открытие второго фронта.

7. 1945 год – освобождение Европы от фашизма. 8 мая – капитуляция германской армии, 9 мая об этом стало известно всему миру, и этот день вошёл в историю как День Победы.

8. 1945 год, август – военные действия против Японии, капитуляция Японии 3 сентября 1945 года, конец Второй Мировой войны.

Примерно так мы знали историю войны, успешно сдали выпускные школьные экзамены и жили в полной уверенности, что грамотнее нас людей на свете нет. И что же?

Прошло время. Факты, которые я намеренно изложил столь сухо и схематично, никуда не делись, поскольку факт – он всегда факт. Изменились оценки этих фактов, появились новые факты и подробности, появилось много новых разных мнений. Что делать? Закопать голову в песок и считать, что это уже никого не касается? Выбор за вами, мои умные молодые читатели, поскольку заканчивать эту войну придётся вам, а если она не будет закончена в вашем коллективном уме и сознании, начнётся новая, и так без конца.

Современные педагоги и люди, считающие себя таковыми, придумали для вас характеристику: «мозаичные знания». То есть, рядом с хорошей информированностью о чём–то уживается полное незнание другого. Представим себе, что в отверстие на мозаичном поле вставлена фишка, назовём её единицей. Знание. Нет фишки  — ноль. Ничего это вам не напоминает?

Двоичная система исчисления, по этой системе управляются и работают все вычислительные машины, в том числе компьютеры, стоящие на ваших столах, и на моём тоже. Чем не фундамент для общего языка? Впрочем, это я так шучу.

Итак, тезис о превосходящих силах противника. Посмотрим несколько цифр. На июнь 1941 года у Германии 3550 танков, у Советского Союза – более 17 тысяч, подводных лодок у Германии 49, у Советского Союза 212. Аналогичные соотношения по пушкам, самолётам… По численности личного состава до сих пор не всё ясно. То приводятся данные в дивизиях, полках, а их численности разные. Однако не получается у меня подавляющего превосходства противника в силах. Возможно, дело в качестве?

Позвольте предложить вашему вниманию загадку, которая нигде в литературе таковой не обозначена. Стрелковое оружие, автоматы. Почему мы встретили войну с винтовками? Замечательными винтовками конструкции Мосина, надёжными, дальнобойными, точными. Трёхлинейками, то есть калибром три линии – три десятых дюйма – 7, 62 мм. Вот только стреляли эти винтовки одиночными выстрелами, а немцы наступали с автоматами в руках. Почему? Мало денег тратили на вооружение? Тогда поинтересуйтесь, сколько стоит подводная лодка. Автоматическое оружие – пистолеты-пулемёты Шпагина – появилось позже, в начале войны их было в войсках крайне мало. И это всё-таки не совсем автомат.

Знаменитый на весь мир, стоящий на вооружении в 74 странах мира автомат Калашникова появился в 1947 году, то есть уже после войны. Лучше поздно, чем никогда. Естественно, я заинтересовался историей его появления, и с познавательной целью прочитал мемуары самого Михаила Тимофеевича Калашникова. Согласно его версии, работал он слесарем в железнодорожном депо в Казахстане, оттуда направился на фронт, был ранен и отправлен на лечение домой. И вот младший сержант появляется в депо и предлагает товарищам изготовить автомат, помочь своей армии, а товарищи с энтузиазмом соглашаются. С первым экземпляром автомата Калашников едет в Алма-Ату, где расположены эвакуированные из Москвы учреждения и организации, и попадает под арест как подозрительное лицо с неизвестным оружием.

Дальше читайте сами. Попробуйте сейчас на любом заводе изготовить хотя бы нож, втихаря, чтобы никто не знал. А тут автомат… А железнодорожные депо, и всё, что имеет отношение к железнодорожному транспорту, во всех странах является стратегическими объектами, под особым контролем. Изготовить там незаметно сложный механизм? И вообще, призваться оттуда на фронт? Сомневаюсь я что-то…

Ясно одно – в отсутствии автоматов в Красной Армии Михаил Тимофеевич нисколечко не виноват. Тогда кто же? Действующую модель автомата представил царю Николаю Второму генерал Фёдоров. Николаю, то есть до 1917 года. В сознании царя победил бухгалтер:

- Это сколько же патронов мы на ветер выбросим!

За эту бухгалтерию ваши деды расплатились жизнями.

Теперь вспомним, что этот материал пишется в Севастополе. Война началась именно здесь. Ещё на западе было тихо, а на затемнённый город опускались парашюты с минами, чтобы заблокировать рейд. Мины тихо опустились на воду, и легли на грунт. Не все. Часть попала на сушу. Так на улице Подгорная (ныне Нефёдова) в результате взрыва мины появились самые первые жертвы войны. А вот мины – опять для меня загадка на ровном месте!

В первую мировую мины были простыми и понятными. На дно ложилась платформа, с барабана отматывалась нужная, заранее установленная длина троса (минрепа), и мина зависала на глубине 3 – 4 метра под водой в ожидании, пока её заденет борт неприятельского корабля. Можете потрогать такую штуку в нашем музее.

Мины, применённые в Севастополе, оказались хитрее. Они лежали на дне, и реагировали на определённые частоты в звуке корабельного мотора, то есть, всплывали только тогда, когда над миной проходил значительный корабль, а не что попало. И вот вопрос – как наша разведка, самая развитая на тот момент в мире, проморгала появление этого оружия? Как на Чёрном море, так и на Балтике, оно явилось полной неожиданностью.

Я не случайно употребил оборот «на затемнённый город». Выходец из нашего города, замечательный командир Николай Герасимович Кузнецов командовал в то время военно -  морским флотом Советского Союза. Это он на свой риск объявил на флотах готовность номер один, распорядился всех вернуть из увольнений на корабли и береговые батареи, и, самое главное, открыть огонь по вражеским самолётам. Что здесь необычного? А то, что на самом высшем уровне все перемещения немецких войск вблизи границы, нарушения воздушного пространства было приказано считать провокациями, а вовсе не агрессией, и только один человек осмелился в это не поверить. В результате флоты и флотилии не потеряли в первый день войны ни одного корабля.

Откуда же такое миролюбие? Дружили мы с Германией, дружили так, что не разлей вода. После первой мировой войны Германия оказалась в полной изоляции, ей запрещалось иметь армию, флот. Контрибуция была наложена совершенно непосильная. Но с нашей стороны в войну вступила Российская империя, а закончило войну уже совсем другое государство. А Советский Союз, образованный в 1922 году, вообще не признавал никаких Версальских соглашений, и поступал, как считал нужным. В Германию продавался хлеб и другие продукты, лес и другие материалы… Покупались заводы и технологии, инструменты и оборудование. Например, авиазавод фирмы «Юнкерс» в Москве, впоследствии ставший крупнейшим  аэрокосмическим комплексом имени Хруничева. У нас обучались лётчики и танкисты будущей немецкой армии. Успешно обучались, надо заметить…

Выводы сделаете сами, а я позволю себе пока два намёка. Вторая мировая война началась потому, что не была закончена первая. Ни одна из воевавших сторон не решила поставленных перед собой задач, и не осознала, что решать свои проблемы надо мирными средствами. Второй намёк – нет в политике друзей, есть интересы. Это сформулировал Черчилль, и, возможно, тоже у кого-то прочитал. А это значит, что агрессии можно ждать с любой стороны, где есть сила или видимость таковой. Война с Германией началась без всякого охлаждения отношений. В Белоруссии уже рвались бомбы, а в порты Германии  ещё прибывали советские суда с коммерческими грузами. И никто не сообразил развернуть их обратно…

Долгое время в моём сознании не могли ужиться противоречия. Огромная страна, превосходящая агрессора всеми мыслимыми ресурсами, затратившая огромные средства на вооружение и подготовку к войне, и вместе с тем поражение за поражением, отступление до Сталинграда, неисчислимые человеческие потери. Как это совместить?

Решение пришло просто – я мысленно разделил народ и руководство. Просчёты и ошибки лежат на совести руководства (командования), больше им негде находиться. Потери несёт народ, удачные решения командиров реализует тоже народ, больше некому. Война оказалась всенародным бедствием, и общенародным делом.

Я вот сейчас вспоминаю: в каждой нашей детской игре обязательно присутствовал Гитлер, даже если сражался взвод с отделением. Однако ни разу мы не играли в Сталина, никого не назначали играть эту роль. Почему?

Хорошо помню этот гром среди ясного неба, когда после разгромного доклада Хрущёва на двадцатом съезде компартии, где я, конечно, не был, началось брожение в умах взрослых. Демонтировались памятники Сталину, а их было огромное, просто неприлично огромное количество. Переименовывались улицы, площади, посёлки, города. Чувство растерянности ощущалось во всём.

Сталин ухитрился связать все военные успехи именно со своим именем, и простые советские люди, сделавшие победу, охотно верили в гениальную руководящую роль «отца народов». А во что верить теперь, после развенчания культа личности?

Мы, тогдашние мальчишки, заняли самую правильную позицию. Мы просто отложили этот вопрос. Вырастем – разберёмся, а сейчас главнее нас никого нет. Пусть бы нам кто-нибудь попробовал сказать: «…богатыри – не вы!» Именно мы, а кто же ещё?

Прошли годы. Опубликовано несметное число исторических материалов, а единого мнения о личности Сталина нет и теперь. В одних городах ему ставят памятники, и там же возбуждают судебные процессы против инициаторов подобных действий. В других городах сама мысль о памятнике Сталину не может даже возникнуть. А значит, вопрос не закрыт. Как измерить страшную опасность, когда огромный народ слепо выполняет волю одного человека? С радостными песнями и красивыми лозунгами…

- Ложись!

Раздаётся скрежет стали по стали, натужно гудит электромотор, пока не срабатывает предохранитель.

Это не бомба, не снаряд, всего лишь осколок. В нашем столярном цехе ребята распускают стволы крымского дуба на доски. Пули, засевшие в стволах, пила разрезает, даже не замечая, а вот осколки для её «волчьего зуба» непосильны. Крымские деревья растут медленно, тонкими кольцами, потому так высока их прочность. За полсотни лет осколок оказывается внутри ствола на глубине 40 – 50 миллиметров.

А сколько таких осколков сидит в людях?

В Севастополе на высоте Горная, на самой высокой точке города, есть памятник, под ним – братская могила. Долгие годы люди укладывали вокруг на парапете осколки. Их и сейчас нетрудно найти на земле, особенно, после лёгкого дождя.

Осколков на парапете накопилось много, сотни килограмм, памятник заставлял долго стоять рядом и размышлять. Ведь этот металл летал по воздуху! Однако нашлись существа, сдавшие всё это в металлолом. Эти существа находятся рядом и объявляют себя людьми. На чьей стороне они окажутся в следующей войне? Спрячутся, оставив вас без помощи?

Итак, прошли годы после войны, а она всё ещё не закончена. Есть люди в нашей стране, и в других странах, бывших ранее в составе Советского Союза, признающие других героев, и вовсе не считающих нападение Германии бедствием. В мою задачу не входит разбор этих противоречий, я просто констатирую, что единства мнений нет. А это значит, что возможны разные действия. И это страшно, ведь под действиями я понимаю военные действия.

Вторая мировая война закончилась на востоке. А что там происходит сейчас? Именно так, бурный экономический рост. А такой рост неизбежно тянет за собой усиление военного могущества. Побеждённая Япония входит в десятку мировых экономических лидеров, мирный Китай усиленно вооружается, дружественная Корея демонстрирует ядерное оружие…

И всем не хватает земли. Слишком мало пока людей понимает, что она у нас одна.

купить коллиматор

Об авторе: Вячеслав Николаевич Тужилин:
Живёт в Балаклаве. Прозаик. Автор сатирических книг прозы. Лауреат международного литературного фестиваля "Крымская Альгамбра".
Другие публикации автора:
Автор: Вячеслав Николаевич Тужилин

3 комментариев

  1. По поводу донных мин. Они не всплывают, автор ошибается. Поражение корабля достигается за счёт существенного большего заряда ВВ по сравнению с контактными минами.

  2. Мне понравилось. Спасибо. Хочется чтобы еще что-нибудь про войну написали.

  3. Это и мое прошлое! Всё в точку. Замечательная статья! перечитал трижды…

Оставить свой комментарий