Штрихи к биографии Александра Ткаченко

В Севастополь приехала   «… могучая кучка»: Булат Окуджава, Аркадий Арканов и Александр Ткаченко. Тот самый Саша Ткаченко, который поднял «бунт на корабле», то есть, поднял гвалт в журнале «Юность», расколол «споенный» коллектив, руководимый безоблачным во все времена Андреем Дементьевым, отколол часть сотрудников, и создал новую «Новую юность».

Так начинается мой документальный рассказ «О Булате Окуджаве замолвить словечко хочу…», — он есть и на ПРОЗЕ!

Сейчас Саша какой-то начальник в российском Международном ПЕН – клубе …

Я уж не думал, что встречусь с кем-то из этой троицы на этом свете (с Булатом уж точно не встречусь!), ан нет … человек предполагает, а жизнь располагает!
Получаю по электронной почте письмо из Союза писателей Израиля с крупной шапкой:

«ПИСАТЕЛИ РОССИИ И ИЗРАИЛЯ ЗА ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И ПРОТИВ ТЕРРОРА»
И в солнечные ноябрьские дни, сговорившись-созвонившись с двумя талантливыми писательницам Еленой Минкиной и Любой Лурье, едем на машине (за рулём , как более талантливая из из нашей троицы, – Елена Минкина ) в Тель — Авив — в конференц-зале лучшей гостиницы «ДАН ПАНОРАМА» и проводится этот Форум.

И встречаю уже в коридоре, главного участника Форума, Генерального председателя ПЕН клуба России Александра Ткаченко!
Объятья… рукопожатия… воспоминания… И запечатлела всё это, моя супруга Анна, которая, по чистой случайности, то ж оказалась в машине и в «Дан-Панораме».
После этой встречи осталась лёгкая грусть и десятки фотографий…
+++
7 декабря 2007 года в Москве на 63-м году жизни умер поэт, писатель, правозащитник, генеральный директор русского ПЕН-центра Александр Ткаченко.
+++
Александр Ткаченко был правильным интеллигентным человеком современной России. В его биографии есть один неожиданный эпизод: он начинал футболистом. Он родился в Крыму и с 1967-го был нападающим крымской «Таврии». (Тогда я с Сашей и познакомился! – М.Л.). Играл до 27 лет, а потом получил травму позвоночника и ушел из профессионального спорта, пишет в «Коммерсанте» Григорий Ревзин.

А потом — все как у правильных людей. Учился в Крымском университете, попал в Москву на Высшие литературные курсы, стал поэтом, подружился с будущими авторами альманаха «Метрополь» — Андреем Битовым, Василием Аксеновым, Беллой Ахмадулиной, Андреем Вознесенским. Василий Аксенов писал в его крымском доме свой знаменитый «Остров Крым». Он работал в журнале «Юность», в 1992-м был одним из лидеров «Группы 13″ — журналистов, взорвавших редакцию, ушедших из нее и основавших « Новую Юность». В 1994-м стал генеральным директором русского ПЕН-центра (президент ПЕН-центра — его друг Андрей Битов). Опубликовал десять книг.
Александр Ткаченко — это камерная, достаточно авангардная поэзия человека одинокого, не обращающегося ни к кому, кроме себя самого. Сведение опыта чтения Камю, Ницше, Хемингуэя, Толстого, Достоевского, Чехова, Фолкнера и т. д. с опытом проживания в малых пространствах Крыма, Москвы, Парижа, Иерусалима, в малых позднесоветских и послесоветских временах. Проза — эссе и мемуары, почти с теми же характеристиками. Философски — экзистенциализм, русский вариант заострения темы абсурдности собственного бытия. Внесоциально, аполитично, лично, трагично — атеизм наедине с собой. Камю. Трудно сказать, как это осознанное экзистенциальное одиночество соединяется с темпераментом футбольного форварда. Наверное, и не соединяется, темперамент выразился в другом. Русский ПЕН-центр как общественная правозащитная организация — это в значительной степени детище Александра Ткаченко.
Защита Эдуарда Лимонова при неприятии его политических взглядов. Защита Григория Пасько, по инициативе ПЕН-центра признанного Amnesty International узником совести. Борьба против закона об НКО. В итоге — преследования со стороны государства в лице налоговой инспекции, в 2006-м заблокировавшей счета организации, пытавшейся закрыть русский ПЕН-центр и возбудить уголовное дело о неуплате налогов лично поэтом Ткаченко.
Когда пытаешься мысленно свести друг с другом две эти ипостаси одного человека, они, откровенно сказать, не сводятся. Не знаю, были ли у него кумиры, но те поэты и писатели первой половины XX века, и английские, и французские, которых он чтил, как-то соединяли активную критичность политической позиции (и нонконформизм жизни) с авангардностью творчества, что, собственно, и делало их творчество делом не столько личным, сколько все же и общественным. Здесь прямо противоположная позиция.
Это был человек с активным общественным темпераментом, который старался обуздывать его, не пуская в собственное творчество.
Теперь, когда он вдруг умер, понимаешь, что это не слияние одного с другим — родовая черта его поколения. В творчестве — частный человек наедине с собой, избегающий пафоса, учительства и пророчества.
В общественной жизни — либерал и правозащитник, готовый за эти ценности пойти достаточно далеко. Эта родовая черта и есть сегодняшняя мера порядочности и благородства, кодекс поведения для человека, желающего вести себя достойно. По большому счету другое предложить трудно.
Это мера поведения русского интеллигента, считающего, что в основе общественного бытия — либеральные ценности, а в основе личного — абсурд собственного рождения и смерти. Он родился 19 апреля 1945 года в Крыму, а умер 6 декабря 2007 года в Москве.

Об авторе: Михаил Леонидович Лезинский:
Известный писатель. Автор многих книг прозы. Лауреат литературных конкурсов. Длительно жил в Севастополе. Сейчас проживает в Израиле.
Другие публикации автора:
Автор: Михаил Леонидович Лезинский

Один отклик

  1. Вот как бывает…Спасибо, Михаил Леонидович за ваши очерки…

Оставить свой комментарий