Грибоедов: читаемый и почитаемый (обновлено)

За день до начала лета в Алуште завершили работу Международные Грибоедовские чтения. Крымчанам это мероприятие вернуло славную традицию проведения конференций, посвящённых великому драматургу, а для самой грибоедовистики стало хотя и очередным, но, будем надеяться, немаловажным событием.

Минувшая конференция также знаменательна тем, что, будучи проектом Института русской литературы Российской академии наук (реализованным совместно с Таврическим национальным университетом им. В. И. Вернадского), проводилась далеко за пределами самой России. Налицо постепенный, но долгожданный и, разумеется, многообещающий процесс: мероприятия РАН, посвящённые Александру Сергеевичу Грибоедову, неустанно ширят свою географию. Для нас же, крымчан, отрадно, что новым регионом, ставшим частью этих важных преобразований, оказался именно Крым.

С полуостровом Грибоедова связывало очень многое. Сюда он прибыл в июне 1825 года с целью оздоровиться и собрать материал для служебной и творческой деятельности, здесь же пережил сложный этап интеллектуального и духовного становления. В Тавриде писателем разрабатывался план величественной трагедии о Крещении Руси, повлиявший на всё последующее творчество Грибоедова-драматурга, и создавался журнал путевых заметок, определивший характер эволюции Грибоедова-прозаика. Наконец, именно под впечатлением от увиденного в Крыму литератор написал одно из своих лучших стихотворений – «Хищники на Чегеме». Одним словом, пребывание на полуострове стало заметным этапом идейно-творческого развития Грибоедова. Значит, и появление нашего края в почётном ряде мест, по обыкновению принимающих Грибоедовские чтения (село Хмелита на Смоленщине, где находится Дом-музей классика, и Санкт-Петербург), более чем заслужено и справедливо.

«А. С. Грибоедов и современность» – именно под таким названием проходили Первые Международные Грибоедовские чтения в Алуште. В ходе конференции состоялось заседание пяти секций, на которых выступили зарубежные («Современные проблемы изучения биографии и творчества А. С. Грибоедова»), украинские («Рецепция Грибоедова в мировой культуре»), а также местные («Грибоедов и Крым») почитатели классика и не только его («Христианский и мусульманский миры: политология сосуществования»). Работа почти всех секционных групп – за исключением одной («Грибоедов и язык эпохи»), участники которой вроде бы собирались в Симферополе, – проходила близ самого моря, в старинном здании Алуштинского музея. Его директору, Вере Григорьевне Рудницкой, удалось сделать всё, чтобы гости конференции вернулись домой с лучшими впечатлениями о гостеприимстве крымчан.

Принадлежность докладчиков к тому либо иному региону вряд ли учитывалась Оргкомитетом при их распределении по секциям. Но именно «географическая» составляющая в итоге повлияла на многое. Показательно, что украинские филологи, приехавшие на Грибоедовскую конференцию, оказались в явном меньшинстве по сравнению с их российскими коллегами. Помимо недочётов в работе симферопольцев, участвовавших в подготовке Чтений (их приглашения на это мероприятие получили лишь «избранные» специалисты и учреждения), к такому исходу привела куда более серьёзная проблема. Её суть – в утрате многих традиций, созданных нашими выдающимися учителями, в странном нежелании украинских гуманитариев исследовать биографию и творчество деятеля, в Украине жившего и, что не менее важно, многое пережившего, в принципе читаемого, но очень мало изучаемого.

Увы, положение науки о создателе «Горя от ума» на его родине также вызывает некоторую озабоченность. Разумеется, вся новейшая литература, посвящённая жизни и художественному наследию классика, выходит именно в России. Но ведь у истоков большинства грибоедоведческих начинаний последнего времени стоит всего один человек – главный научный сотрудник ИРЛИ РАН Сергей Александрович Фомичёв. Без него не состоялся бы целый ряд ключевых проектов «отрасли» (трёхтомник Полного собрания сочинений писателя, справочные издания, специализированные научные сборники и мн. др.), он же является и одним из тех немногих исследователей, кто искренне «болеет» Грибоедовым и, кажется, готов ради него на всё. Что было бы, не стань профессор Фомичёв мобилизовывать своих коллег и друзей, преимущественно занятых не Грибоедовым, на участие в проектах, ему посвящённых, даже трудно предположить.

Благодаря С. А. Фомичёву и его соратникам удалась и конференция в Алуште – на неё съехались, пожалуй, все первые лица современной науки об авторе «Горя от ума». Лично для меня (исследователя, больше десяти лет изучающего Грибоедова) знакомство и общение с этими незаурядными людьми стало без преувеличения событием «номер один».

Под конец работы конференции Оргкомитет поднял вопрос о возможности проведения Вторых Грибоедовских чтений в Алуште – уже в 2013 году. Хорошо понимаю уважаемого профессора Фомичёва, засомневавшегося в перспективах этого смелого замысла (кому, как не ему, знать, чего стоят грибоедоведческие инициативы в наше сложное время). Конечно же, хочется, чтобы поклонники великого мастера и впредь собирались в Крыму. Но практика упрямо свидетельствует о том, что куда важнее просто проводить такие встречи (где именно, уже не так существенно). Тогда и популярность Грибоедова как объекта научной дискуссии, и число «болеющих» им учёных в самых разных странах будут лишь возрастать. А разве не в этом сегодня так остро нуждается грибоедовистика?

Об авторе: Сергей Сергеевич Минчик:
Кандидат филологических наук, преподаватель Таврического национального университета им. В. И. Вернадского,
Автор: Сергей Сергеевич Минчик

Один отклик

  1. Приятно читать о таких мероприятиях. В наше время нелегко найти место, где могут собраться люди, интересующиеся любимой темой. Насколько мне известно, Грибоедов прошёл по нашей Байдарской долине и оставил свои записи о красоте, о людях Байдарской долины того, уже далёкого времени

Оставить свой комментарий