В. Э. Мейерхольд и его труппа в Севастополе в 1903 году

Мейерхольд в спектакле Акробаты. 1903 г.

В истории русской художественной культуры предреволю­ционное десятилетие составляет чрезвычайно важный, глубоко содержательный период.

В театральной жизни идут процессы позитивного характе­ра, связанные с поиском идейных и общественных ориентиров, животворных художественных традиций, способных стать опорой в борьбе за сохранение демократических начал в современном театре. Появляется интерес к режиссуре, новой драматургии спектаклей, к созданию новых театральных коллективов.

Одним из таких явился коллектив артистов во главе с В.Э.Мейерхольдом, который работал на юге России в 1902-1906 годах. Первоначально этот коллектив назывался «труппой рус­ских драматических артистов под управлением Кошеварова и Мейерхольда», а затем «товариществом новой драмы». Это было время исканий нового в сценических формах выражения действительности молодым театральным коллективом под руко­водством Всеволода Эмильевича Мейерхольда.

В 1902 году из-за разногласий с руководством МХАТ Мейерхольд принимает решение уйти из театра и вскоре дает согласие на предложение супругов Кошеваровых об открытии об­щего театрального дела в Херсоне. А.П.Чехов, узнав о решении Мейерхольда, писал О.Л.Книппер: «… В Херсонском театре ему бу­дет не легко! Там нет публики для пьес, там нужен еще бала­ган» [1] .

Первый сезон в Херсоне пролетел как на курьерских. В условиях провинциальной спешки В.Э.Мейерхольд и А.С.Кошеваров сумели дать городскому театру вполне определенное, благородное и интеллигентное направление. Дремотный южный городок под­дался натиску высокого театрального искусства. Однако ре­пертуар театра был сыгран, лето в Херсоне не предвещало ничего нового, поэтому Кошеваров и Мейерхольд решают отпра­виться на гастроли, сначала в Николаев, а потом и в Севас­тополь. Снять театр в Севастополе на весеннее время помог А.П.Чехов, который с большой симпатией относился к Мейерхольду[2]. Он рекомендовал труппу Кошеварова и Мейерхольда Севастопольскому городскому голове А.А. Максимову [3]. В то время городской голова председательствовал на заседаниях гордумы, которая в том числе рассматривала вопросы и о сдаче в аренду городского театра. Благосклонность головы могла способствовать положительному решению вопроса.

Драматическая труппа А.С.Кошеверова и В.Э.Мейерхольда. Херсон. 1902

В начале XX века Севастополь — промышленный и культур­ный центр Таврической губернии. Одновременно город развива­ется и как курорт. Хотя отдых в Севастополе был не дешев и доступен людям состоятельным, приток отдыхающих был ощутим уже в мае. В этих условиях театр был несомненным плюсом в курортном развитии города и имел не только художественный, но и кассовый успех. Город неоднократно посещали артисты императорских театров: Савина, Федотова, Комиссаржевская, братья Адельгейм, Дальский, а также частные театры и труппы[4.с.103-104] . Севастопольская публика считалась театрально подготовленной. К тому же Мейерхольд В.Э. помнил тот ошеломляющий успех, который сопровождал в 1901г. гастроли МХАТ в Севастополе. Тогда будучи артистом труппы Московского общедоступного театра, он неоднократно выходил на поклон под бурные аплодисменты публики. Блестящая игра Всеволода Эмильевича  в роли Треплева в чеховской «Чайке» не могла оставить равнодушной севастопольского зрителя. Было очевидно, что драматургия Чехова, Ибсена, впервые представленная во время гастролей на городской сцене, нашла живое отражение в сердцах севастопольцев. Все это повлияло на выбор Мейерхольда и Кошева­рова по поводу места гастролей «труппы русских драматических артистов».

Город всегда гостеприимно встречал приезжих артистов и теат­ральные труппы. Их выступления проходили в здании Летнего театра на Приморском бульваре, которое было построено в 1885  году антрепренером Томским. В этом здании с 7 апреля по 5 июня 1903 года также проходили гастроли «труппы русских драматических артистов под управлением Кошеварова и Мейерхольда»[5]. За день до их открытия городская газета на первой полосе опубликовала полную афишу гастрольных вы­ступлений. Пресса отмечала: «Репертуар труппы в большинстве является новым, у нас еще не игранным, так как принадлежит молодым писателям и к новым течениям в литературе»[6].

Пьесы Чехова, Горького, Ибсена, Толстого, Метерлинка, Шницлера, а также пьесы современных авторов с облег­ченной тематикой составили репертуарную основу выступлений артистов. Мейерхольд понимал, что провинциальный театр вы­нужден угождать и любителям облегченных пьес и поклонникам высокого искусства. Он тасовал большую репертуарную колоду, перемешивая пьесы увлекавшие его самого и актеров, с «хлеб­ными пьесками». Некоторые из представленных пьес игрались в Севастополе впервые, хотя их содержание было известно севастопольцам ранее, это «Три сестры» А.П.Чехова и «Мещане» А.М.Горького. Севастопольский репертуар театра был расширен­ным по сравнению с репертуаром первого театрального сезона в Херсоне. Впервые на севастопольской сцене сыграли «Женщи­ну с моря» Ибсена, драму Горького «На дне», даже в один ве­чер «нового искусства» сразу две пьесы «Втирушу» Метерлинка и «Последние маски» Шницлера. Вечер «нового искусства» заин­тересовал и даже несколько смутил севастопольскую публику, неискушенную   стилевым  разнообразием постановок.

Репертуарной основой выступлений группы драматических артистов под управлением Кошеварова и Мейерхольда на весен­них гастролях в Севастополе была чеховская драма, поэтому неудивительно, что на открытии гастролей театра давали «Три сестры» А.П.Чехова, а в ходе дальнейших выступлений неоднократно на севастопольской сцене шли «Чайка», «Дядя Ваня», «Ива­нов», «Медведь». Интерес к драме А.П.Чехова был не случаен, она открывала выход в мир новых сценических идей и методов, стимулировала художественный процесс во всех направлениях. Она выделяла человека из мира вещей и обстоятельств.

Во время весенних гастролей театра Мейерхольда и Коше­варова были представлены и пьесы из облегченного репертуара: фарсы, душераздирающие мелодрамы. Они шли в течение послед­них двух недель, все-таки приходилось думать о жестоких тре­бованиях кассы.

Городская пресса с интересом следила за ходом гастроль­ных выступлений артистов. Практически на каждый спектакль, в городской газете была помешена небольшая, но обстоятель­ная рецензия. В одной из них отмечалось: «Судя по объявлен­ному репертуару, перед нами детище Московского Художествен­ного театра, его пьесы, его старание обставить реалистичес­ки мелкими подробностями пьесу, его способ игры артистов, его ансамбль, требующий от всех артистов ровной игры»[7].Это замечание прессы не было лишено основания, еще в Херсоне Мейерхольд и Кошеваров упоминали, что намерены руководство­ваться принципами Художественного театра. Да и сам Мейерхольд, вспоминая период работы в провинции, говорил, что «начал с рабского подражания Станиславскому»[8].В то время волна по­пулярности Московского Художественного театра буквально захлестнула провинциальные театры, что привело к «тиражиро­ванию» спектаклей МХАТ. Пионером такого копирования явился Мейерхольд, а Севастополь был одним из первых городов, где были показаны спектакли «по мизансценам Художественного те­атра».

Однако, спустя год, в мае 1904, в письме к Чехо­ву Всеволод Эмильевич с досадой отмечает: «Несмотря на боль­шое обновляющее влияние, какое Московский Художественный театр имел на русскую драму, провинциальные театры не бро­сают влечения своего к рутине, и к новым формам драмы продолжают относиться с прежней косностью»[9].

Во время весенних выступлений театра в Севастополе Мейерхольд выступал не только как режиссер, но и как актер. Критика замечала, что «лучшего Астрова, чем Мейерхольд и желать трудно, а в «Акробатах» Франца фон Шентона его игра в роли старого циркового артиста, была результатом бесспор­ного успеха постановки[10].Мейерхольд играл много, но меньше, чем можно было ожидать, ведь помимо режиссерских и актер­ских обязанностей, на нем лежала ответственность по непо­средственному руководству труппой артистов. Редкое единомы­слие, энтузиазм и даже от части фанатизм, были присущи ар­тистам театральной группы Мейерхольда и Кошеварова. Это были необходимые условия для успешного выступления. Ядро труппы составляли молодые актеры, выпускники театральной школы филармонии, драматических курсов Московского театрального училища. Среди них были Екатерина Михайловна Мунт, Нико­лай Феодосиевич Костромской, Илларион Николаевич Певцов, Николай Петрович Россов, Анатолий Павлович Неллидов.

Тогда это были совсем еще молодые люди, чей творческий путь только начинался. Пройдет совсем немного времени и их имена, имена уже заслуженных и народных артистов РСФСР будут неотъемлемой частью истории советского театра. А тогда сева­стопольская публика встретила игру артистов весьма противо­речиво. Одна ее часть утверждала, что в «данном театре не на­до талантов, что всякая посредственность сможет выступить на его подмостках, что этот театр может только губить талан­ты, убивая всякую индивидуальность». Другая ее часть считала, что «именно при дружном, бойком исполнении пьес достигается целостность впечатления и близость к жизненной правде [11].

Многократно, во время гастролей шла на Севастопольской сцене мало известная мелодрама Франца фон Шентона «Акробаты». Именно в постановке этой пьесы впервые отчетливо зазвучали но­вые нотки, которые впоследствии окажутся неотъемлемыми черта­ми театральной индивидуальности В.Э.Мейерхольда. Увлечение Худо­жественным театром сменяется поисками новых условных театральных форм. Характерезуя период работы Всеволода Эмильевича  в провинции в 1902-1906гг, Станиславский К.С. отмечал: «Он ушел от нас в провинцию, собрал там труппу и искал с ней нового, более современного искусства. Между нами была та разница, что я  лишь стремился  к новому, но еще не знал  путей и средств его осуществления, тогда как  Мейерхольд казалось, уже нашел новые пути и приемы»[12]. Именно в этот период поисков новых решений формируется творческая индивидуальность режиссера Мейерхольда. Все отчетливее становится ясным  что «сила нового искусства в комбинации, в сочетании красок, линий, музыкальных нот, в созвучии слов. Они создают общее настроение, бессознательно завораживающее зрителя. Они дают намеки, которые заставляют самого смотрящего творить собственным его воображением»[13].

Постепенно этот путь ведет его к театру символист­ского толка, который, в конечном счете, поможет В.Э.Мейерхольду остро ощутить новые   возможности развития сценического искус­ства.

В заключение хочется отметить, что до недавнего времени опыт изданий и пере­изданий книг Мейерхольда оставался непростительно мал. Еще не сложилась стойкая традиция издания материалов о жизни и работе Мейерхольда в театре, поэтому раскрытие новых, ранее неизвестных фактов его творческой биографии является важным дополнением к пониманию и осмыслению творческого наследия художника, прошедшего большой и трудный путь.

Примечание

1.   Чехов  А.П.  Полное собрание сочинений и писем

в 30-ти томах. М.: «Наука» 1981.– с.231

2.   Встречи с Мейерхольдом. Сб-к статей. ВТО: Москва, 1967.– с.27

3.Рудницкий  К.  Мейерхольд. М.:  «Искусство» 1981.– с.60

4. Островская И.В.Мельпомена в Севастополе //Крымский архив – 1997    №3, с.101-105

5. Крымский вестник.– 1901.– 2 апреля

6. Крымский вестник.– 1903.– 10 апреля

7.Крымский вестник.– 1903.– 14 апреля

8.  Мейерхольд В.Э.  Статьи, письма, беседы. М.:»Искусство»,

1968.  В 2-х ч., ч.1 с.183

9. Мейерхольд В.Э.  Статьи, письма, беседы. М.: «Искусство»,

1968, В 2-х ч., ч.1 с.85

10.  Крымский вестник.– 1903.– 15 мая.

11. Крымский вестник.– 1903.– 14 апреля

12. Станиславский К.С. Мое гражданское служение России. М.: «Правда», 1990,– с. 77

13. Там же.

Об авторе: Инна Валериевна Островская:
Заведующая отделом истории г. Севастополя, начиная с 1917г. Национального музея героической обороны и освобождения Севастополя.
Другие публикации автора:
Автор: Инна Валериевна Островская

Один отклик

  1. Спасибо за интересную публикацию! Прошу только поправить ошибку в написании фамилии КовевЕрова. Так он известен родственникам, так записан в сайте МХАТа, так написана его фамилия на фотографии 1902 года, которая есть в моем архиве.

Оставить свой комментарий