«Балаклавская бочка»: мифы и действительность

Севастопольцы и приезжие туристы, которым в окрестностях Балаклавы доводится, подниматься по так называемой «Тропе здоровья», ведущей вдоль побережья к мысу Айя, наверняка обращали внимание на необычный объект на горе Спилия: железную «бочку», висящую высоко над пропастью, которая является составной частью укреплений, находящегося на этой горе так называемого «Южного форта».

.
Эта достопримечательность хорошо известна многим благодаря, появившейся где-то в конце 60-х годов прошлого века зловещей легенде о том, что с нее в 1941-42 годах немцы сбрасывали пленных матросов и красноармейцев, этот исторический миф затем закрепил севастопольский художник В.К. Коваленко, запечатлев эту мифологическую сцену в одной из своих картин. Основой для возникновения этого образца современной исторической мифологии стало появление середине 60-х годов в одном из номеров журнала «Огонек» статьи одного ветерана госбезопасности о том, что бочка использовалась для казни пленных моряков путем их сбрасывания с нее с 50-метровой высоты вниз.

Первые долговременные укрепления в окрестностях Балаклавы начали строиться в период обороны 1854-1855 годов. Тогда на склонах горы Спилия (она же высота 386,6) британская бригада морской пехоты возвела первые земляные укрепления. Именно с вершины горы Спилия начиналась линия тыловой обороны союзников, которая протянулась на 18 километров до Стрелецкой бухты.

После окончания в 1905 году русско-японской войны, с учетом опыта сухопутной обороны приморской крепости в Порт-Артуре, в Военном и Морском министерствах Российской империи вновь вернулись к давней идее создания системы долговременных бетонных сухопутных укреплений вокруг Севастополя, на этот раз с учетом опыта боев за Порт-Артур.


Несколько лет шли проектно-изыскательские работы и после «Высочайшего» утверждения проекта переустройства Севастопольской крепости от 21 мая (3 июня) 1911 года началось строительство бетонных укреплений на одном из холмов близ реки Бельбек и на балаклавских высотах 386,6 и 212,1, которые со временем получили неофициальные условные наименования форт «Южный» и форт «Северный». К началу Первой Мировой войны в 1914 году готовность форта «Северный составляла более 90%, форта «Южный»- 80-90 %. Когда к концу 1914 года выявилось полное господство Черноморского флота, делавшее невозможным германо-турецкий десант в Крым, строительство фортов сухопутной обороны и новых береговых батарей (в советское время получивших номера10, 30 и 35) Севастополе было прекращено и вся рабочая сила, строительные материалы, броневая сталь, вооружение были отправлены на Балтику на строительство различных объектов береговой обороны и прежде всего «Морской крепости Петра Великого» вокруг военно-морской базы
в Ревеле (ныне Таллинн).

После окончания Гражданской войны, в 1921-1925 гг. эти балаклавские укрепления, условно именовавшиеся форт «Южный» (высота386,6 или гора Спилия) и форт «Северный» (высота 212,1) вошли в состав 12-го участка балаклавской группы укреплений Севастопольской крепости. Они состояли из бетонных казематов, орудийных площадок, систем оборонительных бетонированных окопов (рвов) глубиной и шириной 2-4 метра.

Окончательно строительство долговременных укреплений на этих балаклавских высотах завершено не было, поскольку тогда посчитали еще до окончания строительства эти фортификационные сооружения морально устарели и не могут противостоять новым видам вооружения.

Особенностью «Южного форта», является необычное для человека несведущего в российской дореволюционной фортификации сооружение из листовой брони, сохранившееся до нашего времени — пресловутая «бочка смерти». Это высотный наблюдательный пост в виде железной «бочки» диаметром 1,8 метра и высотой 2 метра, которая висит на скале над пропастью. В «бочке» в стенах и полу были оборудованы специальные прорези установки в ней артиллерийского дальномера. Изначально таких «бочек» было две. Одна из них была либо сбита артиллерийским огнем в 1941-1942 или1944 годах, либо срезана на металл в послевоенное время.

В начале ноября 1941 в связи с приближением немецких войск к Севастополю со стороны южного берега Крыма, в Балаклаве был сформирован Сводный полк морской пехоты под командованием майора И.Г. Писарихина до этого начальника Балаклавской морской пограничной школы. Полк состоял из двух батальонов. Один батальон был сформирован из курсантов морской пограничной школы, другой из курсантов Балаклавского водолазного техникума ЭПРОН (в дальнейшем Школа водолазов Черноморского флота). Полк не имел на вооружении артиллерии и минометов и его артиллерийскую поддержку должны были обеспечивать береговая батарея 19 в Балаклаве (четыре 152-мм орудия) и зенитная батарея в районе села Камары (ныне Оборонное) в составе четырех 85-мм пушек.

Свой первый бой полк начал 10 ноября 1941 на подступах в Варнутской долине. Его противником стал 105-й пехотный полк 72-й немецкой дивизии. В ходе этого боя был тяжело ранен командир полка майор Писарихин и его заменил капитан Бондарь, до этого командир батальона морской пограничной школы. После этого, Сводный полк отступил на высоты 440,8 (у деревни Камары) и 386,6 («Южный форт»). На следующий день 13 ноября 1941, 105-й немецкий пехотный полк в ходе ожесточенных боев сбросил морских пехотинцев с этих высот, и затем 14 ноября, обе эти высоты и территория «Южного форта» несколько раз переходила из рук в руки. В результате этих боев противник потерял высоту 440,8, но сохранил за собой «Южный форт», где прочно закрепился. Отсюда немцы на следующий день 15 ноября вновь начали наступление и 18 ноября 1941 вновь овладели высотой 440,8 и деревней Камары у ее подножья, а так же высотой 212,1 с находящимся на ее вершине «Северным фортом».

Срочно переброшенные с других участков обороны Севастополя к этому месту немецкого прорыва 2-й полк морской пехоты и Местный стрелковый (караульный) полк Главной базы ЧФ, после нескольких дне ожесточенных боев окончательно выбили немцев из деревни Камары, и овладели частью высот 440,8 и 212,1. В результате чего территория «Северного форта» оказалась поделена между советскими войсками и немцами примерно пополам. Противник закрепился в южно половине территории форта, защитники Балаклавы соответственно в северной. После этого линия фронта под Балаклавой оставалась неизменной вплоть до 30 июня 1942, когда защитники Балаклавы по приказу отступили на мыс Херсонес.

В ходе начальной фазы операции по освобождения Севастополя в период 18-19 апреля 1944 года, после короткого боя, практически с ходу этими укреплениями овладели части 242-й стрелковой дивизии.

На стенах форта сохранились выцарапанные надписи, датированные еще довоенными временами. Есть и надписи времен обороны города. Нет только надписей, оставленных теми «пленными матросами», о «сбрасывании», которых с «бочки», так много говорят. Более того, севастопольские скалолазы, к настоящему времени неоднократно обследовавшие подножье скалы под «бочкой» не обнаружили там ни одной человеческой кости.

После войны (по другим данным в 30-е годы) сооружения использовались как полигон для испытания авиабомб, затем в качестве склада для хранения боеприпасов и взрывчатых веществ Балаклавского рудоуправления им. Горького. В 70-80 годы прошлого столетия территория использовалась для размещения, аэростатной команды, обеспечивавшей подъем специальной антенны для связи, с находящимися в любом районе Мирового океана советскими атомными подводными лодками.

На сегодняшний день часть подземных помещений обоих фортов затоплен грунтовыми водами, большая часть металлических деталей вырезана мародерами.

 

Об авторе: Константин Колонтаев:
Сфера научных интересов и публикаций: политическая история, военная история, геополитика, этнография, социология, философия, история философии, религиоведение, политология, общественная (социальная) психология. Автор 700 статей. Публиковался в ведущих изданиях России и Украины. Историк, журналист. г. Севастополь
Другие публикации автора:
Автор: Константин Колонтаев

4 комментариев

  1. Спасибо, очень интересный материал.

  2. Ага, классно.

  3. Интересный познавательный материал. Сколько жила в Балаклаве, а кроме легенд о сброшеных моряках ничего и не знала…

  4. «…до 30 июня 1942, когда защитники Балаклавы по приказу отступили на мыс Херсонес».
    Октябрьский в гражданском платье на «Дугласе» когда улетел? О тож! Отсечку времени берите по батарее Драпушко. По ее воинам-артиллеристам. Так оно точнее будет.
    «…в качестве склада для хранения боеприпасов и взрывчатых веществ Балаклавского рудоуправления им. Горького.»
    И зачем рудоуправлению боеприпасы?. Селитру брушники хранили в различных местах — на Гасфорте, к примеру. На бугре вблизи комбината над Кадыковкой.

Оставить свой комментарий