Шаг в бессмертие

5 января в Евпатории вспоминали десант. Героев – черноморцев и  горожан, поддержавших  моряков и павших от рук палачей. 70 лет минуло со дня трагических событий.

28 декабря 1941 года советским командованием была осуществлена крупная десантная операция в Керчи и Феодосии. С целью отвлечения сил противника от осажденного Севастополя и освобождения всего Крымского полуострова была предпринята высадка в Евпатории тактического десанта.

«Вы решили биться до конца.

Тельники и черные бушлаты

Защищали души и сердца»

Сергей Овчаренко. Евпатория

«Евпаторийский десант 1942.5.1. такт. мор. десант, высажен с кораблей Черномор. Флота в Евпаторию с целью отвлечь силы пр – ка от осаждённого Севастополя и Керченского п – ва во время  Вел.  Отеч. Войны. В рез – те смелых и решит.  действий  десантников (700 ч.) овладели большей частью города. Пр – к направил против них  из под Севастополя пех. полк и 2 б – на. 8 янв., после неравного боя, остатки Е.Д. прорвались к партизанам. В 1970 в Евпатории установлен памятник в честь героев Е.Д.»  Тринадцать  строк  в «Военном Энциклопедическом словаре»     1984 года.

Но разве могут они поведать о, всём драматизме трёх дней жизни десанта, поверившего в скорое избавление от оккупации населения?  Пытках и расстрелах  тысяч горожан? Или о послевоенных страданиях тех немногих, кто уцелел в этой бойне?

Основу десанта составил отдельный батальон морской пехоты в составе 533 человек, командир  капитан-лейтенант К. Бузинов, комиссар — батальонный комиссар М. Палей, усиленный  отрядом  разведотдела ЧФ, отрядом  особого назначения НКВД, взводом саперов. Были 25 милиционеров  во главе с начальником Евпаторийской милиции П. Берёзкиным, бывший председатель горисполкома Я.Цыпкин, другие евпаторийцы, которые  хорошо знали место высадки и умело ориентировались в хитросплетениях улочек старого города.

В ночь с 4 на 5 января тральщик «Взрыватель», семь катеров-охотников и морской буксир «СП-14″ вышли из Стрелецкой бухты осажденного Севастополя. Только в море многие узнали   о предстоящем месте высадки. В успехе не сомневались, после наступления под Москвой,  казалось, война разворачивается вспять. Задача  десанта была закрепиться на побережье и удерживать его  до подхода основных сил. И эту задачу выполнили. Действовали смело. Высадка началась в 2 часа 40 минут под   огнём  противника, сразу в трёх местах. Удалось занять старый город.

Ровно за месяц до этого, отряд флотских разведчиков  на двух катерах провёл дерзкий  ночной рейд  в захваченную врагом Евпаторию – разведку боем. Удалось разгромить   жандармерию, полицейское управление, добыть 12 языков и документы противника, освободить сотню пленников. Никто из разведчиков не был даже ранен.

Немцы уже не сидели, сложа руки. 4 января они разрушили  причал пассажирской пристани, берег был опутан колючей проволокой и заминирован.

Уничтоженный причал десантники восстанавливали,  стоя по грудь в январской воде, по настилам на   плечах моряков прошли танкетки и пушки. В первый час уже погибли  свыше 50 человек. Взрывом снаряда  был сражён командир десанта  капитан 2 ранга  Н.Буслаев, командование перешло к полковому комиссару А. Бойко.

К обеду 5 числа,  наступление,  из – за недостатка сил, выдохлось, связь с отдельными подразделениями прервалась.   Несмотря на переданный по рации призыв, помощь не шла.

Противник, наоборот, усилился и стал теснить десантников, отрезая от воды. Высланные, два торпедных катетера с боеприпасами не дошли: один был утоплен самолётами противника, другой, при повторной попытке, сел на мель.

Немцы  непрерывно бомбили корабли десанта и набережную самолётами с сакского аэродрома, расстреливали очаги сопротивления из пушек и миномётов. В этих условиях, советское командование не решилось выслать подкрепление днём, а разыгравшийся шторм не позволил  высадить второй батальон морской пехоты, хотя корабли дважды, ночью 6 и 7 января, приходили на рейд  Евпатории. Что же испытывали эти люди, бессильные помочь?  Десант, удачно начавшись, оказался обречён. Остаются непонятыми ссылки на плохую погоду при отказе  от использования своей авиации. Это же случилось и с Керченско — Феодосийским десантом. Почему, несмотря на директиву ставки, не была предварительно уничтожена авиация противника, базирующаяся на крымских аэродромах?

Быстро добившись пятикратного превосходства в живой силе и многократного в вооружении, фашисты сжимали кольцо окружения. Немецкие сапёры, используя огнемёты, гранаты и подрывные заряды, начали зачистку домов и подвалов.

Имевший повреждения «Взрыватель», по которому враг сосредоточил  весь огонь, был выброшен на берег у  5 километра симферопольского шоссе. На предложение утром 6 января сдаться, оставшиеся в живых члены команды, во главе с командиром  капитан- лейтенантом Виктором  Трясициным, ответили  огнём. Артиллерия противника расстреливала корабль в упор. Предпочтя смерть позору плена, командир подорвал себя гранатой.

Почти весь десант, по иным сведениям,  состоящий из 740 человек, погиб.

Был  героизм, самопожертвование с одной стороны, трусливость и жестокость к мирному населению с другой.

На Евпаторийской  улице к людям, одетым в форму красноармейцев и морских пехотинцев, подошла пожилая женщина – «В начале войны мне было 10 лет, но я помню  каждый её день. Мы пережили десант» — сообщила Людмила Александровна Павленко -  « Жили рядом со Свято – Николаевским храмом, на улице Радельной 7 (ныне ул. Тучина). Днём, часа в два, к нам во двор ворвались  фашисты c автоматами и стали прикладами выгонять людей из подвалов на улицу. Помню, как немец бил прикладом моего соседа  Котика 14 – ти лет, у которого на руках была двухлетняя сестрёнка, а рядом  — больная мать. Погнали нас вверх по улице Раздельной. Там, выше, стояли немецкие пушки, перед ними живым щитом поставили пригнанных людей. Так мы стояли, дрожали, замирая от ужаса. Вдруг, на Караимскую выскочила советская танкетка. Однако, увидев перед  фашистскими пушками мирное население, моряк, показавшийся из люка, махнул шапкой, и танкетка помчалась дальше к каменным воротам. Сейчас трудно поверить тому, что произошло потом, но немцы, вооружённые до зубов, защищённые пушками и толпой людей, в панике РАЗБЕЖАЛИСЬ! Это нас спасло и дало возможность укрыться».

«…За последствия никто не мог бы поручиться».

Эрих фон Манштейн в книге «Утерянные победы. Воспоминания фельдмаршала» признавался: «…Когда никто ещё не мог предвидеть, удастся ли вообще справиться со смертельной опасностью для 11-й армии, возникшей в результате десантных операций у Керчи и Феодосии, русские нанесли новый удар. 5 января последовала новая высадка русских войск под прикрытием флота в порту Евпатории. Одновременно в городе вспыхнуло восстание, в котором участвовала часть населения, а также просочившиеся, по-видимому, извне, партизаны…

Если бы не удалось немедленно ликвидировать этот новый очаг пожара, если бы русские смогли высадить здесь новые войска, перебросив их из недалеко расположенного Севастополя, то за последствия никто не мог бы поручиться.  Хотя обстановка на феодосийском участке была очень серьёзной, командование армии вынуждено было все-таки решиться на то, чтобы повернуть первый же направлявшийся туда на автомашинах с южного фронта из-под Севастополя полк (105-й пехотный полк) и послать его в Евпаторию с задачей возможно скорее уничтожить высадившиеся здесь войска и поддерживающие их вооружённые элементы из населения».

Безуспешные бои и сражения у признанного  самым лучшим  стратегом Третьего рейха Манштейна: деблокада Паулюса, курская дуга и другие были ещё впереди. А пока, возникшая паника в рядах врага, заставила его действовать молниеносно. — «Находившийся в распоряжении командования армии разведывательный батальон 22-й пехотной дивизии, несколько батарей и 70-й саперный батальон уже ранее были направлены в Евпаторию. Посланным в Евпаторию частям, находившимся сначала под командованием полковника фон Гейгля, а затем полковника Мюллера (командира 105-го пехотного полка), удалось в тяжёлых уличных боях одержать верх над противником. Особенно упорное сопротивление оказывали повстанцы и партизаны, засевшие в большом здании (гостиница «Крым», где был  штаб десанта, прим. авт.)  Не оставалось ничего другого, как подорвать это здание с помощью штурмовых групп сапёров… 7 января бой в Евпатории был окончен. Высадившиеся войска русских были частично уничтожены, частично взяты в плен. Было убито около 1200 вооружённых партизан».

Маловероятно, что к расположенной на отрытой  местности Евпатории, могли пробиться партизаны. И с цифрами у  противника  был порядок. 300 пленных красноармейцев освободили десантники, способные держать оружие, влились в их ряды. Остальные – это  евпаторийцы, поднявшие восстание в осаждённом городе.

Своему главнокомандующему вторит  Хуберт Риттер фон Хайгль, командир 70 сапёрного батальона — « Русские обороняли последний бастион до их полного уничтожения, невероятно мужественно».

Воля  и смелость помогали. Чудом выглядит спасение с, изрешеченного снарядами, тральщика «Взрыватель» краснофлотца Ивана Клименко,  Ему, до войны участвовавшему в марафонских заплывах, вложили за спасательный жилет  цилиндр  с запиской о судьбе тральщика, и он кинулся в ледяную воду, вплавь  к Севастополю. На траверзе Николаевки его, в полубессознательном состоянии,  подняли на борт проходившего  мимо нашего сторожевого катера.

Тяжелораненого матроса с «Взрывателя», два товарища 80 километров несли до поселка Берегового на западе Крыма.  Дожил до победы. Но никому, несмотря на шрамы, не мог доказать, что воевал в Евпатории. Документы, когда уходили на высадку, оставляли в Севастополе.

Последний оплот.

Яростно отбиваясь, моряки пытались удержать Пассажирскую и Товарную пристани, чтобы мог высадиться второй эшелон десанта.  Десантник  А. Лаврухин — «При отходе раненые, чтобы не попасть к немцам, сами подрывали себя гранатами».

Вечером 6 января в гостинице «Крым» собралось около 120 бойцов во главе с политруком М. Палеем и капитан-лейтенантом К.Бузиновым. Решили пробиваться к своим.  Пал смертью храбрых комиссар М. Палей, бросившись с гранатой на вражеский пулемет. Оставшимся в живых 60 десантникам на углу улиц Больничной и Интернациональной  преградила  путь вражеская танкетка. Шестеро добровольцев уничтожили её гранатами, но при этом погибли сами. Среди них — начальник евпаторийского  горотдела милиции Петр Березкин и майор милиции из Симферополя Леонид Полонский.  Но, лишь четверым, во главе с капитан-лейтенантом Иваном  Литовчуком, пройдя 300 километров по вражеским тылам, удалось достичь Севастополя.

В прошлом году,  у горотдела МВД, ветеранами, открыт памятник с фамилиями  25 погибших милиционеров.  Память о П. Берёзкине была увековечена ранее   мемориальной доской.

17 десантников во главе с Бузиновым, окруженные фашистами у деревни Ораз — нынешнего села Колоски, пали в неравном бою. Город был усеян телами моряков, три дня трупы никто не убирал: фашисты запретили это под угрозой расстрела.

Память – открытая рана.

Жесточайшим истязаниям  подвергли фашисты евпаторийца Ивана Гнеденко, укрывавшего Я.Цыпкина. Сразу после разгрома десанта, оккупанты провели неслыханную акцию устрашения местного населения, расстреляв свыше трёх тысяч горожан.

Л.А. Павленко-«Утром немцы опять устроили облаву. Они ворвались во двор, началась стрельба, ругань, крики людей. Под дулами автоматов всех выгнали на улицу, выстроили у стены. Мы подумали, что всем пришла смерть. Но они стали отделять мужчин т. е . оставшихся стариков и детей. Их погнали в дровяной склад на въезде в Евпаторию, где стоит сейчас большой деревянный крест. Никого никуда не выпускали. Кто подходил – расстреливали. А потом их вывели в противотанковые рвы и расстреляли: моего родного дядю, прекрасного, всех соседей…» Всего же за 1941 – 1944 гг. в Евпатории фашистами уничтожено 12 640 человек, почти треть довоенного населения города.

Но, не считаясь со смертельной опасностью, многие патриоты  скрывали оставшихся в живых десантников, Прасковья Перекрестенко — все долгие 2 года 4 месяца оккупации. Имена          И.Гнеденко, П. Перекрестенко, М. Миненко, семьи Гализдра, М. Глушко, А.Руденко. Ф. Бузина. Г. Дроздова и  других останутся примером служения Родине.

Десантники и влившиеся в их ряды люди,  сопротивлялись,  до последнего патрона, последней гранаты, оставляя их для себя. В плен попали несколько десятков человек. Но и там не прекращали борьбу. Морской пехотинец  Николай Панасенко был пленён в  бессознательном состоянии, прошел  шесть фашистских концлагерей, его выводили на расстрел, но он выжил.  В 2010 году, сын краснофлотца Дмитрия Салина  отыскал дорогую для него могилу в немецком городе  Гладбеке. После десанта, он ещё полтора года воевал с фашистами и, судя по одинаковым датам на соседних надгробиях,  19.06.1944 г. был расстрелян.

Для выяснения судьбы десанта, командование отправило  8 января на подводной лодке – «малютке» разведгруппу  в составе 13 человек под командованием батальонного комиссара Латышева. Свою задачу они выполнили, но  все, кроме одного, бросившегося в море Василюка,  тоже погибли. 14 января Латышев передал последнее донесение: «Мы подрываемся на собственных гранатах, прощайте…».  Добрались, до своих немногие.

О цене, которую заплатили фашисты, говорят трофейные фотографии пышных похорон в центре Евпатории.

В истории десанта хватает белых пятен. Так, Александр Неменко утверждает, что ни в документах, ни в мемуарах — «нет упоминания о том, что десантники дважды грузились на корабли» и  группе кораблей, лишь ставилась задача поддержать десант артогнём. Ни слова о второй волне десанта.

Бесспорно, то, что мы имеем дело с массовым героизмом  десантников: матросов, бойцов, офицеров, исполнивших свой воинский долг,  и мирных советских граждан.  Это была, не сдача в плен окружённых,  а бой до последней возможности, последнего вздоха.  Славная страница в нашей истории, которой надо гордиться. Есть просчёты командования, приведшие к гибели многих людей. Но мы не вправе судить. Нужен вдумчивый анализ событий, основанный на архивных документах.

Были, как на всякой войне, предатели, трусы, враги среди нас а, мы, всё равно, победили в этой правой битве. Зловещую роль исполняла в городе некая Елена Жуковская.  Александр Мельников, проживающий в Евпатории вспоминает: «После десанта немцы приказали уцелевшему  населению пройти обязательную регистрацию. Выстроенных в каре в форме буквы «П» ,у городского театра мужчин, обходила некто Жуковская (Босс), и указывала тех, кто сражался и помогал десантникам. Она давно жила в городе, за личиной обычного диспетчера гаража скрывался враг, унтерштурмфюрер СС ». Эта зловещая   фигура описана в повести Александра Стома «Рыжий кот».

После  «фильтрации», сбежавший из плена красноармеец Юрий Волков, будущий знаменитый художник – баталист, вновь попал в лагерь, на этот раз в симферопольский «картофельный городок».

Никто из десантников не был удостоен даже медали. Да и тема десанта была, почти, закрытой. Ещё недавно, при заполнении анкет, нам  приходилось отвечать на вопросы о нахождении в плену, оккупированной территории и родственниках за границей.  Журналист газеты «Известия» Эдвин  Поляновский, поражённый евпаторийской трагедией, судьбами выживших десантников,  в 1983 году подготовил 9 статей.  Столько же месяцев длилось и противостояние главного редактора газеты Льва Толкунова с всесильным Главкомом ВМФ С.Г.Горшковым, выступавшим против публикаций. Виноват, мол, шторм и всё тут, были его слова. Но две статьи  Поляновского в том году напечатали. Неожиданно, стали откликаться выжившие десантники, и журналист  взвалил на себя заботы об их здоровье, пенсиях, жилье. Появились в городе улицы Героев десанта, площадь Моряков, улица чекиста Галушкина, улица Братьев Буслаевых.

Нельзя пожать руку этому совестливому человеку, его сердце перестало биться в 2006 году.

Это было недавно.

Ветеран Алексей Корниенко. 2008 год


В день десанта, как и 70 лет назад, свистел ветер, огромные, мутные волны били берег, и нельзя было понять, слёзы ли в глазах людей,  брызги ли морские?

Состоялось  традиционное возложение венков и цветов к памятникам морскому десанту, всем погибшим евпаторийцам: на 5 километре Симферопольского шоссе –  месте гибели тральщика «Взрыватель»:  на мемориале «Красная горка» — братской могиле расстрелянных горожан и месте перезахоронения группы десантников, обнаруженных в 1982 г. в саду им. Караева;  на улице Революции, где располагалась взорванная гостиница «Крым».  На месте высадки, у бывшей Пассажирской пристани, звучали песни военной поры, на воду был спущен венок, открыта аннотационная доска.

Годы берут  своё, и евпаторийский Городской голова Андрей Даниленко на митинге – реквиеме, прошедшем на Набережной им. Терешковой, сообщил, что   в живых ныне остаётся лишь один участник десанта — Алексей Корниенко, приславший письмо из Донецкой области. Было объявлено о решении разыскать семьи, укрывавшие десантников и увековечить их подвиг мемориальными досками.

Бессмертному подвигу моряков- черноморцев посвящены мемориальный зал и диорама евпаторийского краеведческого музея «Высадка евпаторийского морского десанта. 5 января 1942 г». Кропотливая работа  музейщиков в 2011 году завершилась изданием книги «Помнить ради будущего»,  включающей список участников десанта. Удалось установить фамилии 736 человек, 86 — ти из них удалось  выжить. В тот же день в Евпаторийском краеведческом музее прошли VII Краеведческие  чтения «Военные действия в Крыму в 1941-1942 гг.». А в библиотеке им. И.Сельвинского состоялась встреча с  Д. Дудчик, автором книги «Шагнувшие в бессмертие», посвященной дню высадки евпаторийского десанта. В Городском центре досуга – концерт патриотической песни «Черные бушлаты».

Вспомним о живых.

Мы склоняем головы перед павшими.  Давайте вспомним и о живых. В эти памятные дни, обожгла душу судьба одного  из участников событий 70 – летней давности. Семнадцатилетний  краснофлотец Анатолий Овсянников был  на «РШ –23» -одной из трёх рыболовных шхун, которые, по его словам, тоже сопровождали первую волну десанта. Их шхуна буксировала два баркаса для обеспечения высадки. То, что об этих плавсредствах  десанта  нигде не пишут, ещё не значит, что их не было. Ведь, в только что прошедших Керченско – Феодосийских десантах участвовали сейнера и шаланды. «К полудню 5 января  погода стала свежеть, разыгрался 4 – х бальный шторм. Из – за него и сильного обстрела, командир вывел шхуну из порта. С повреждённого «Взрывателя» в воду бросались люди. Мы подобрали 17 человек и доставили их в Севастополь». Сейчас лейтенант запаса Овсянников, награждённый,  так называемым,  « Южным бантом», медалями: « За оборону Одессы», «Оборону Севастополя», «Оборону Кавказа» и особо почитаемыми  у фронтовиков наградами – медалями  «За боевые заслуги»  и «За отвагу», парализованный инвалид  Отечественной Войны 1 группы, о котором заботится его дочь, тоже инвалид. Проживает ветеран, уроженец Евпатории,  на четвёртом этаже в «хрущёвке», где лифта, конечно, нет. На все обращения его к властям  и организациям города с просьбой поменять его жильё на квартиру первого этажа следует ответ: продавайте своё и покупайте. Да и участникам десанта признавать не хотят, ведь на берег он не сходил.

«Моя мечта» — говорит Анатолий Никандрович, с 2003 года не выходивший из дома — «Чтобы меня просто провезли по городу, взглянуть на места боёв, памятники десанту».

Вечная память  десантникам, и  евпаторийцам, принявшим мученическую смерть!

Владимир  Высоцкий посвятил евпаторийскому десанту песню  «Чёрные бушлаты».

Литература:  Э.Л. Поляновский «Хроника одного десанта», Известия от 4.12.1983,

«После десанта», Известия от 25. 12. 1983,

« Заявляю, я живой». Известия от 8.05. 2002.

http://www.kp.crimea.ua/newspapers/arc hive/2010/07/10

http://www.evpatoriya-history.info/

http://samlib.ru/n/nemenko_a_w/krim42.shtml

Э.  Манштейн  Утерянные победы. Воспоминания фельдмаршала.

Фото Анны Разгон и автора.

Очень важной особенностью работы адвокатуры является защита потерпевших, поскольку именно это помогает наказать виновных и возместить ущерб.

Об авторе: Александр Алексеевич Бондаренко:
Капитан 2 ранга запаса, член Союза краеведов России. г.Симферополь
Другие публикации автора:
Автор: Александр Алексеевич Бондаренко

2 комментариев

  1. Спасибо. Прочитала дедушке, он рассказал, что помнит об этом горьком моменте истории. Рассказавал, что там погиб его сокурсник по институту…

  2. Уважаемая Белянка!
    Сообщите, пожалуйста, фамилию погибшего.Участник ли он десанта? Его может не быть в книге памяти. Спасибо.

Оставить свой комментарий