Тайна «Чёрного» Принца. Вымыслы и реальность

Приведённая ниже в информация кочует по интернету с сайта на сайт практически без изменений. «8 ноября 1854 года парусно-винтовой фрегат «Принц» стал на оба якоря в Балаклавской бухте. Погода и до этого не баловала, а 14 ноября стрелка барометра провалилась вовсе… По небу заклубились чёрные тучи, среди бела дня наступили сумерки, и началось светопреставление… Непредсказуемый ветер, до этого крутивший в разные стороны, вдруг определился с направлением и обрушился на бухту, в мгновение ока достигнув силы урагана. Мощный ливень, сопровождаемый градинами величиной с голубиное яйцо, перешёл в омерзительный ноябрьский снег. Якоря не держали… В тот роковой день на прибрежных скалах Балаклавы нашли свою смерть 34 корабля, пятым погиб «Принц»»[1]. Авторы путают направление ветра и количество погибших судов, но единственное в чём они, безусловно, правы: «Подобной морской катастрофы не было ни до, ни после»… В одночасье на дно ушли войсковые припасы, провиант, зимняя одежда, медикаменты, обрекая войска союзников на голод, холод и болезни… Ноябрьский шторм не только оставил союзных солдат без будущего, но лишил их и настоящего. «…Лагеря были превращены в одно огромное болото грязи. Предметы одежды, обрывки униформы, разнообразная лагерная мебель были подхвачены и унесены далеко от их отчаявшихся владельцев, которые во многих случаях сами были не в состоянии сохранить вертикальное положение…

Снег и крупа начали смешиваться с дождем, и холмы постепенно стали белыми и застывшими, что особенно приводило в уныние тех, кто только что возвратился мокрым и голодным из окопов и обнаружил отсутствие палаток, невозможность приготовить пищу и перспективу провести ночь под открытым небом. Но даже эти суровые неудобства не были наихудшим результатом урагана на суше. Очень многие, как французы, так и англичане, измотанные усталостью и незащищенностью, не выдержали этого нового испытания и были найдены мертвыми…»[2].

Об этом почти не пишут, но жертвами стихии стали не только корабли на рейде Балаклавы. Под Евпаторией погибли линкоры: 100 пушечный французский «Генрих IV», 90 пушечный турецкий «Пеики-Мессерет»; и 3 паровых корвета. Потери, причинённые ураганом 14 ноября, можно приравнять к разгрому в крупном морском сражении. Потрясённый император Франции Наполеон III дал указание ведущему астроному У. Леверье — создать эффективную службу прогноза погоды. И спустя три месяца после шторма в Балаклаве была создана первая прогнозная карта, прообраз тех, что мы видим сегодня в новостях. Через год во Франции работали уже 13 метеостанций, а через 16 лет была создана Международная метеорологическая организация.

Любопытно, но расположение севастопольской бухты позволило российским боевым кораблям избежать трагедии, и буря 14 ноября практически не нашла отражение в русской историографии.

Рождение тайны

Едва успокоилось Чёрное море, как «заштормило» в редакциях английских газет и журналов… И было отчего! Комендант Балаклавского порта Л. Г. Хите сообщил адмиралу Э. Лайонсу о гибели только ОДНОГО судна — «Принца»! Почему? Падкие до сенсаций газетчики тут же нашли ответ: стихия поглотила денежное довольствие всего экспедиционного корпуса! Сумма, покоящихся на дне сокровищ, возрастала из года в год и от издания к изданию. ««Русское судоходство» (1896г.): «Изобретатель рассказал, что у него имеется цель попытаться сделать что-нибудь с тем утонувшим под Балаклавой английским кораблем, который вез, как известно, 200 000 фунтов стерлингов». «Наше судоходство» (1897г.): ««Принц-регент», громадный корабль английского флота, вез из Англии значительное количество серебряной монеты и 200 000 фунтов стерлингов золотом для уплаты жалованья английским войскам в Крыму… Деньги, отправленные на этом корабле, были упакованы в бочки, почему и должны сохраниться в неприкосновенности...»[3]

Опуститься до глубин…

Казачья бухта, Балаклава (тур. Балык-лав – рыбье гнездо)

Тайна гибели английского парохода, привлекала академиков, литераторов: Евгений Викторович Тарле, Сергей Николаевич Сергеев-Ценский… Историк-краевед Владимир Самсонов опубликовал брошюру с длинным названием «Ураган 2 (14) ноября 1854 г. и документальные данные о «Чёрном принце»» (Севастополь, 1925г.), выдержавшую 6 переизданий. Не остался в стороне, и писатель Михаил Зощенко.

Золото, лежавшее на восьмидесяти метровой глубине, стало настоящей приманкой для иностранных экспедиций. Сокровища безуспешно искали французы, норвежцы, американцы… Ближе всех подошли, а вернее нырнули итальянские водолазы Джузеппе Рестуччи… Писатель Александр Куприн в повести «Листригоны»[4] подробно описал работу итальянской подводной экспедиции, и даже назвал новую сумму искомых сокровищ — 60 миллионов золотом. После долгих поисков водолазу Сальватору Траму удалось обнаружить кусок деревянной кормы с медными позеленевшими буквами — «…ck Pr…». Поднять обломок с надписью не удалось, но доверчивые итальянцы поверили Сальваторе на слово, предположив, что найдены останки, вёзшего золото «Чёрного Принца» («Black Prince»). Остаётся удивляться наивности импульсивных южан, ибо: 1) корпус искомого судна должен был быть (прошу прощения за столь велеречивый оборот!) металлическим, а не деревянным. И 2) корабль, спущенный в 1853 году со стапелей в Блэкуолле (р. Темза), никогда не менял своего названия! Его имя с момента спуска на воду и до гибели было «Принц» и только «Принц»!

Из-за толстого слоя ила, итальянцы не смогли пробиться к золоту, и весной 1903 на затрапезного вида пароходе «Genova» убыли на историческую родину. Но через два года Рестуччи вернулся. Снова, но уже на другом месте, были обнаружены останки «Чёрного принца». Опять сообщали о находках, но золото не нашли. Несмотря на неудачу итальянцев в министерство торговли и промышленности не прекращался поток заявлений за разрешением на поиск сокровищ. Генуэзец Герман Молво умер, так и не добившись результатов, дело, ставшее уже семейным, продолжил его сын. Подданные Российской империи также не страдали отсутствием предприимчивости. За разрешением обращались: горный инженер Руднев, потомственный дворянин Драгунов, служащий Рязанско — уральской железной дороги некто Ф. Григорович. Война и революция надолго отвлекли внимание от Балаклавской бухты, но уже в 1922 году ныряльщик достал с морского дна несколько золотых монет и… в германской печати появилась ехидная заметка, что Россия не может поднять золото — в силу присущей ей технической отсталости.

В 1923 году в ОГПУ[1] пришёл флотский инженер В. С. Языков и сообщил, что с 1908 года он самым подробным образом изучал обстоятельства гибели английской эскадры в шторм 14 ноября 1854 года и готов тотчас же начать работы по поднятию ценностей. Свой энтузиазм он подкрепил толстой папкой, собранных документов. В марте того же года при ОГПУ была создана экспедиция подводных работ особого назначения (ЭПРОН). Инженером Е. Г. Даниленко был разработан глубоководный аппарат, выполненный в форме снаряда, на котором можно было погружаться на глубину до 80 саженей[2]. Батискаф имел «механическую руку», был оборудован прожектором, телефоном и системой аварийного подъема в случае обрыва троса. Воздух подавался по резиновому гибкому шлангу. Экипаж состоял из трёх человек. Казалось, уже ничто не помешает поднять золото, затонувшее во время Крымской войны…

Крымская война. Историческая справка

Крымская или Восточная война (1853-56 г.г.) началась из-за того, что дипломаты России и Франции не смогли договориться по вопросу, кому должны принадлежать ключи от церкви Рождества Христова в Вифлееме? Франция требовала, чтобы ключи (которыми на то время владела православная община) были переданы католическому духовенству. При этом французы ссылались на договор с Османской империей от 1740 года, по которому Франции предоставлялось право контролировать христианские святые места в Палестине. Россия отстаивала своё право, приводя два документа — фирман[3] султана от 1757 года, восстановивший права Православной церкви в Палестине, и Кючук-Кайнарджийский мирный договор от 1774 года, дававший России право защищать интересы христиан в Османской империи. Турки, оказавшись между молотом и наковальней, пообещали выполнить требования Франции… и России.

Но коль гора не идёт к Магомету… И в конце лета 1852 года у входа в бухту Золотой Рог, под древними стенами Константинополя, загрохотали якорные цепи девяносто пушечного парового линкора «Charlemagne[4]». Аргумент был приведён более чем убедительный, и всего через три месяца (а это весьма быстро для османской бюрократии) требуемые ключи передали Франции. Российский император Николай I сделал ответный ход: 21 июня (3 июля) восьмидесяти тысячный корпус князя Горчакова вступил на территорию Валахии, но… Что удалось Франции, не вышло у России. После ряда стычек и обстрелов русских судов, османы, уверившись в помощи европейских держав, выдвинули ультиматум, предложив русским в 15-ти дневный срок покинуть захваченные территории. В ответ на отказ, 4 (16) октября 1853 года Турция объявила России войну.

Любопытно, но за двадцать лет до описываемых событий, десяти тысячный корпус русских войск, высадившийся на берегах Босфора, разгромил войска мятежного египетского султана Махмуда II, сохранив не только столицу, но и целостность всей Османской империи.

Первые победы российской армии, а вернее разгром вице адмиралом Нахимовым эскадры Османа-паши под Синопом, заставили вмешаться в войну как Англию, опасавшуюся появления России в Центральной Азии, так и Францию, император, которой Наполеон III полагал, что успешная война не только станет реваншем за поражение его тёзки в войне двенадцатого года, но послужит и укреплению его личной власти.

В те времена жили не спеша, так же и воевали… 15(27) марта 1854 года Великобритания и Франция объявили войну России, на что та ответила аналогичным демаршем ровно… через пол месяца — 30марта (11 апреля). В боевых действиях приняли участие четыре империи и одно королевство (Сардиния). Всё было абсолютно по-взрослому, сражения разворачивались на четырёх морях и двух океанах. От Петропавловска на Камчатке до Соловецкого монастыря; от Аландских островов-Свеаборга до Варны-Добруджи; от Одессы-Николаева до Евпатории-Севастополя; от Керчи-Таганрога до Сухума-Батума и Баязета-Карса грохотали пушки, высаживались десанты и умирали люди. И, как умирали! Чего только стоит атака английской легкой кавалерии под Балаклавой! А стойкость шотландских стрелков, в том же сражении! Это были, пожалуй, последние примеры воинской стойкости, уважения к неприятелю и правилам ведения войны; образцы доблести и верности воинском долгу, воспетые в поэме Альфреда лорда Теннисона, увековеченные художниками Робертом Гиббом в картине «Тонкая красная линия» и Ричардом Вудвиллом.

«Тонкая красная линия[5]», картина Роберта Гибба (1845 — 1932)

В ходе последующих боевых действий  союзники высадили под Евпаторией экспедиционный корпус, и после годичной осады овладели Севастополем – главной базой  Черноморского флота.

Однако военная ситуация в самой Турции оказалась из рук вон… Российские войска при поддержке армянских и грузинских ополченцев нанесли ряд серьёзных поражений анатолийской армии и захватили крепость Баязет, а затем и город Карс. На материке судьба Турции была практически предрешена. Пытаясь спасти агонизирующую восточную деспотию, к антироссийской коалиции собрались присоединиться Швеция и Австрия…

А ведь именно Австрию Николай I полагал своим единственным и самым верным союзником в Европе, после того как летом 1849 года русская армия под командованием Паскевича подавила Венгерскую национальную революции, выступив спасителем, если не лично императора Франца-Иосифа, то целостности ещё одной, в данном случае Австро-венгерской империи. Поневоле напрашивается вывод: «Сильная армия дома – надёжней самого верного союзника за границей[6]»!

Но дополнительное вмешательство не потребовалось, и 18(30) марта 1856 года в городе Париже был подписан мирный договор, по которому Россия уступила Турции ранее оккупированные Бессарабию и устье Дуная, Чёрное море было объявлено открытым для коммерческих судов всех стран, а России (впрочем, как и Турции!) запрещалось иметь здесь свои флот и арсеналы.

Некоторые результаты Крымской войны

Начали использовать телеграф как средство военной связи. Стволы винтовок стали нарезными. Паровые броненосцы заменили парусные линкоры. В Европе появились сигареты. Манеру заворачивать крошки табака в обрывки газет переняли английские и французские солдаты у своих турецких камарадов. Получили развитие санитария и гиена; начали создаваться общества сестёр милосердия. Задокументировано первое проявление пропаганды. Именно после Синопского сражения в английских газетах появились сообщения о том, что русские расстреливали плававших в воде турок. Впервые для освещения хода войны широко использовалась фотография. Коллекция в 363 снимка, отснятая Роджером Фентоном, была закуплена Библиотекой Конгресса США[5]. Во время Крымской войны приобрёл известность молодой артиллерийский офицер Лев Толстой, опубликовавший в журнале «Современник» первый из «Севастопольских рассказов». Буквально с места событий, что называется он-лайн! Рассказ отметил лично император Николай, повелевший беречь даровитого офицера, что, однако, было трудно выполнимо по отношению к Толстому, уже награждённого орденом Святой Анны с надписью «За храбрость». Окружённый блеском известности, с репутацией завзятого храбреца, Толстой имел все шансы на блестящую военную карьеру, но…, из-за сочинённой им сатирической песенки («Как четвертого числа, нас нелёгкая несла гору забирать…»), имевшей шумный успех среди офицеров и нижних чинов, но задевавшей некоторых генералов, закончилась военная карьера перспективного графа…

Поисковые работы ЭПРОНа. Историческая справка

Пока строился глубоководный аппарат, специалисты ОГПУ тщательно опросили старожилов Балаклавы. Но со дня жестокого шторма прошло уже более шестидесяти лет, очевидцев не осталось вовсе, а свидетельские показания оказались путанными и противоречивыми, оттого установить точное место гибели «Принца» не представилось возможным.

Район предполагаемой гибели корабля был разбит на квадраты и отмечен вехами. Работы велись с невиданным ранее размахом. В течение второй половины лета 1923 г. в поисках  приняли участие: военные тральщики, гидроплан и даже
аэростат для фотосъёмки дна. В первых числах
сентября начали осмотр западных, от входа в бухту, подводных скал. Каждый день небольшой катер спускал аппарат Даниленко для обследования очередного квадрата. Было обнаружено множество деревянных обломков: мачты, реи, куски шпангоутов, бимсы, источенные морским червем, обросшие ракушками.

Наступила весна следующего года, лето и осень. Перед Новым годом начались жестокие шторма, поиск пришлось прекратить. За два года на подводные работы истратили около 100 тысяч рублей, и прежде чем продолжить, было принято решение поискать дополнительные доказательства, подтверждающие наличие золота в трюмах «Принца». Запросили советское полпредство в Лондоне. Однако британское адмиралтейство от ответа уклонилось, сославшись на давность событий и законы, ограничивающие допуск иностранцев к архивам.

Кто-то должен был ответить за перерасход государственных средств по всей строгости советских законов. Но выход из положения, казавшегося безвыходным, был найден. Совершенно
неожиданно, но не для руководства ОГПУ, Советское правительство получило просьбу японской водолазной компании «Синкай Когиоссио лимитед» поручить им поиск подводных сокровищ. «Синкай» выкупал права ЭПРОНа за 110 000 рублей, а всё найденное обязался разделить в выгодном для ОГПУ соотношении 60 к 40. Кроме того, японцы должны были ознакомить советских водолазов со своей глубоководной техникой и после окончания работ передать ЭПРОНу по одному экземпляру предметов технического оборудования. Заключили договор.

Летом 1927 года японцы приступили к работе. Каждые сутки водолазы поднимали не менее двадцати каменных глыб весом по 500 пудов[7] каждая. Куски скал оттаскивали в сторону с помощью паровых лебедок, установленных на баржах. Каждый день, сменяя друг друга, под воду уходили 7 водолазов и 5 ныряльщиков. Пятого сентября водолаз Ямомато нашёл прилипший к камню золотой соверен чеканки 1821 года! За два последующих месяца ежедневного изнурительного труда водолазы достали ещё четыре золотые монеты: английскую, французскую и две турецкие.

Поскольку к середине ноября 1927 года останки корабля были полностью «перемыты» и обследованы, работы в Балаклаве были прекращены. Вот полный перечень находок: две вилки и ложка белого металла, кусок сапёрной лопаты, втулка от колеса, подковы, лошадиные кости, офицерская сабля, лопаточка для пирожных, замок, галоша с цифрой 1848, несколько кожаных подметок, огромное количество свинцовых пуль.

Перед отъездом из Балаклавы представитель «Синкай» заявил, что корабль, на котором они проводили работы, был, безусловно «Принцем». Но, несмотря на весьма тщательные поиски, экспедиция не обнаружила среднюю часть парохода, а остальные части были сильно разрушены, причём разрушения носили явно искусственный характер. Последовал вывод: англичане, находившиеся в Балаклаве в течение последующих восьми месяцев, сумели поднять бочонки с золотом. Оттого ни Объединённое королевство, ни его граждане никогда не подавали заявок на поиск и подъём золота!

Обратим внимание, потерпевшие фиаско японские кладоискатели, как и ЭПРОН, придерживались мнения, что «Принц» был единственным кораблём с металлическим корпусом, среди погибших в 1854 году.

«Принц» Следствие по делу. Версия первая

Боевой офицер, удостоенный пяти наград, в том числе и солдатским «Георгием», комендант Питерского Главпочтамта, инструктор по кролиководству, полковой адъютант Красной армии, инспектор уголовного розыска, писатель Зощенко провёл серьёзное расследование и сделал два вывода. Первый: под Балаклавой погиб не один, а минимум ПЯТЬ кораблей, имевших металлические корпуса. «… во французском сборнике «Иллюстрированная война с Россией» говорится, что пароход «Виктория» затонул в гавани, потеряв руль и винт после столкновения с пароходом «Эвон»; в английском «Механическом журнале» за 1854 год (том VI) есть заметка о погибшем во время «Балаклавского» шторма пароходе «Мельбурн», который был одного типа с «Принцем»; в английских газетах середины прошлого века упоминается о транспорте «Резолютт», также затонувшем во время шторма…»[6]. Второй: на борту «Принца» золота не было, и быть не могло! При этом литератор сослался на два документа: 1) это отчёт перед английским парламентом (1854) лорда сэра Грахема, в котором докладчик, подтвердив известие о потере «Принца» и перечислив все издержки по данному делу, о золоте не упомянул, и 2) показания некоего Джона Вильяма Смита (1855): «… накладная на шестьдесят тысяч соверенов пришла для комиссариата с этим судном (имеется в виду «Принц». Г. Е.). И хотя я не имел специального приказания в отношении распоряжения этими деньгами, тем не менее, я взял на себя ответственность выгрузить их утром в воскресенье в Константинополе и, таким образом, спас их». (Там же. Г. Е.).

Итак, золота на «Принце» не было, а что было?

Через месяц с небольшим после трагедии «The Illustrated London News» в статье «The Screw Steam Ship «Prince» Wrecked off Balaclava Harbour» (price one shilling. 16 december 1854г.) напишет: «Среди грузов, принятых «Принцем», находились вещи: 36 700 пар шерстяных носков, 53 000 шерстяных рубах, 2 500 постовых тулупов, 16 000 простынь, 3 750 одеял. Кроме того, спальных мешков – 150 000 штук, нательных шерстяных рубашек – 100 000, фланелевых кальсон — 90 000 пар, около 40 000 одеял, 40 000 непромокаемых шапок, 49 000 меховых пальто и 120 000 пар сапог».[7]

И это всё? Слушания в английском парламенте, и дознание в адмиралтействе были затеяны из-за нескольких (пусть даже тысяч) пар нижнего белья?

Предпримем ещё один литературно-исторический экскурс.

«Принц». Следствие по делу. Версия вторая

Осенью 1854 года появилась реальная угроза прорыва в Севастополь англо-французского флота, численно и качественно превосходившего русский. Командование обороны приняло решение затопить поперёк фарватера семь, а потом ещё шесть устаревших парусных кораблей…

Выслушаем мнение очень серьезного специалиста, знаменитого военного инженера, одного из руководителей обороны Севастополя, впоследствии генерал-адьютанта, графа Тотлебена[8]: «В Балаклаве… погиб винтовой пароход «Принц» с зимней одеждой и большим количеством инженерных запасов. В числе этих запасов находились снаряды, предназначенные для взрывания судов, заграждавших вход на Севастопольский рейд»[8].

Итак… В нескольких милях от Севастополя во время шторма гибнут суда, но только вокруг одного из них, разгораются нешуточные страсти. Только о его гибели начальник порта сообщает командующему флотом, только его потеря в течение двух лет волнует английский парламент. Не подтверждение ли это тому, что на борту корабля было новое секретное оружие? Как считает севастопольский краевед Е. Веникеев, это могли быть примитивные торпеды, или миниатюрная подлодка с приспособлением для установки мощных мин…

«Принц». Следствие по делу. Версия третья

Проведём собственное расследование и мы… После стольких лет и таких исследователей, возможно ли обнаружить что-либо новое? Посмотрим… А вернее послушаем, предоставив слово очевидцам. Да! Да! Я не оговорился! Более чем через 150 лет — именно очевидцам!

Интернет – большая мусорная свалка, но сперва — большая, и только уже потом – свалка. Много чего можно найти в Сети, особенно если знаешь, что, а главное – где искать!

«Штормовой ветер разразился с пяти утра…». — Отмечено в частном дневнике»[9]. А теперь обратимся к морским архивам, а именно к письму некоего мистера Котгрейва (H.G.F. Cotgrave, Late Midshipman, G.S.S.S Company’s steamer Prince), находившегося в тот роковой день на борту нечастного корабля («Принца» — Г. Е.). Письмо начинается с утверждения, что это «… официальное заявление о потере корабля ноября 14 в пол восьмого утра в трёх кабельтовых на восток от входа в Балаклавскую бухту (Желающие могут нанести первую – вертикальную линию на морскую карту Г. Е.) «…судно стояло на двух якорях примерно в полумиле от берега…» (а вот вам и вторая — горизонтальная линия. А две линии в пересечении дают точку. В нашем случае точку якорной стоянки «Принца» на момент начала шторма Г. Е.), «когда усиливающийся ветер набрал силу урагана и подул с юг-юго запада. Транспорт № 16 навалился на нас и причинил серьёзные повреждения, мы были вынуждены срубить все мачты. Примерно в девять часов запустили машину, но из-за повреждения винта двигаться не смогли. Примерно в 915 корабль выбросило на скалы и после пяти-шести сильнейших ударов, «Принц» развалился на куски и в течение пятнадцати минут затонул»[10].

Теперь мы точно знаем, что: 1) трёх мачтовый парусно-винтовой фрегат «Принц» в Балаклавской бухте не стоял и в гавань не заходил. Корабль встретил шторм в открытом море, неподалёку от береговых скал, что и явилось последующей причиной его гибели. Именно так и указал в письме от 17 ноября Т. С. Бил (T. S. Beal) капитан винтового парохода «Харбингер» («Harbinger»). Сам «Харбингер» жестоко пострадал от шторма, но уцелел именно потому, что СТОЯЛ В БАЛАКЛАВСКОЙ БУХТЕ[11].

2) Мы можем с достаточной точностью нанести на карте местоположение «Принца» до начала катастрофы. Зная направление ветра, волновое и ветровое течения, можно определить вектор дрейфа судна и, соответственно участок акватории, где погиб корабль.

Отдадим должное морякам спасательных партий с кораблей «Медвей», «Трент», «Тоннинг» и «Харбингер» (Medway, Trent, Tonning and Harbinger), не смотря на жестокий шторм до конца боровшихся за спасение жизней своих товарищей! Именно на «Харбингер» подняли Котгрейва и четверых выживших моряков с «Принца», вот их имена: «Паркер, Питчер, Холл и Макдональд». («I have Mr. Cotgrave and four of the men from the Prince now on board; their names are Parker, Pitcher, Hall, and Macdonald»)[11].

3) Всё тот же Котгрейв сообщил, что его и других моряков, после пяти часового сидения на камнях вытащили моряки спасательных партий («we were hauled up by parties from the Medway, Trent, Tonning, and Harbinger (who had been engaged all day with life-buoys and lines, endeavouring to save lives) over an almost perpendicular cliff, of about 250 feet in height.»)[10]. Вот вам — искомая точка, через которую надо провести третью, диагональную линию! Дело осталось за малым… найти эту 76 метровую, почти отвесную скалу!

Вильям Симпсон The gale off the port of Balaklava, 14th Nov. 1854 из серии Театр военных действий на Востоке». Опубликована в 1856 году в Лондоне.

Выходит искали не там, и всемогущие Органы ошиблись! Не может быть! Ещё как может! Немногим выше мы убедились, что и ОГПУ, и японская экспедиция допустили один и тот же просчёт, полагая «Принц» — единственным, среди погибших кораблей, имевшим металлический корпус!

В завершение ещё раз обратимся к показаниям Джона Вильяма Смита (выделено Г. Е.). Обратите внимание на фамилию должностного лица!Ничего, вернее, никого не напоминает? У англо-саксов фамилия «Смит» — столь же распространена, что и «Петров» — в России. Какое вымышленное имя выбирают, чтобы записаться в отеле? Верно! Но – это, так…, лирика. А теперь внимательно перечитайте показания этого самого мистера «Никто»: «… я не имел специального приказания … распоряжения этими деньгами…». Приказания не имел! Распоряжаться не мог! Но «… взял на себя ответственность выгрузить их». «…взял на себя ответственность»! Вы всерьез полагаете, что какой-то там клерк в жёстко иерархированной Британской империи времён королевы Виктории по собственной инициативе решился снять с борта корабля жалование целого экспедиционного корпуса?

«Кто вы на самом деле, мистер Смит»?

Post scriptum

Рассуждая о тайнах, разгадывая загадки, мы забываем о не упокоенных останках моряков, покоящихся на черноморском дне. А ведь они умирали при памяти, будучи в сознании и навряд ли с благими пожеланиями на устах… ПрОклятое золото – на костях мертвецов! А заговорённые клады, как известно, просто так не открываются.

Но это уже совсем другая история…


[1] В феврале 1922 Всероссийская чрезвычайная комиссия (ВЧК) была упразднена, часть функций была передана судебным органам, часть — образованному в составе НКВД РСФСР Государственному политическому управлению (ГПУ). В 1923 создано Объединенное государственное политическое управление (ОГПУ), которому переподчинили пограничные войска. В 1934 ОГПУ было упразднено и создано Главное управление государственной безопасности (ГУГБ) в системе НКВД СССР. В 30-е гг. в ведение органов государственной безопасности переданы исправительные учреждения и создана система, т. н. исправительно-трудовых лагерей (ГУЛАГ). В феврале 1941 из НКВД СССР был выделен Наркомат государственной безопасности СССР (НКГБ). В июле 1941 наркоматы были вновь объединены в единый НКВД СССР, а в апреле 1943 снова разделены. В марте 1946 НКВД СССР и НКГБ СССР были переименованы, соответственно в Министерство внутренних дел (МВД) и Министерство государственной безопасности (МГБ), которые в марте 1953 объединены в МВД СССР. В марте 1954 образован союзно-республиканский Комитет государственной безопасности (КГБ) при СМ СССР (с 5 июля 1978 КГБ СССР).

[2] Сажень или сажень (сяжень, саженка, прямая сажень) — старорусская единица измерения расстояния. 1 сажень = 7 английских футов = 84 дюйма = 2,5555 метрам. (1 сажень = 1/500 версты = 3 аршина = 12 пядей = 48 вершков). С введением в 1924 в СССР метрической системы мер  вышла из употребления.

[3] Фирман — тур. «приказ», др.-перс. Framāna — то же. Указ шахов Ирана, султанов Османской империи, др. государей  в странах Ближнего и Ср. Востока.

[4] Карл I Великий, король франков.

[5] В критический для союзников момент боя, пытаясь остановить прорыв русской кавалерии в Балаклаву, командир 93-го шотландского полка Колин Кемпбелл растянул своих стрелков в шеренгу не по четыре, как тогда было принято, а по два, сделав ставку на большую скорострельность нарезного оружия. Атака была успешно отбита, после чего в оборот в английский язык вошло словосочетание «тонкая красная линия», обозначающее оборону из последних сил.

[6] «Во всем свете у нас только два верных союзника — наша армия и флот. Все остальные, при первой возможности, сами ополчатся против нас», — подлинные слова российского Императора Александра III «Миротворца» (1845—1894).

[7] Пуд-— устаревшая единица измерения массы русской системы мер.1 пуд = 16,3804815 килограмма.

[8] Тотлебен (граф Эдуард Иванович, 1818 — 1884) — знаменитый военный инженер, один из руководителей обороны Севастополя во время Восточной (Крымской) войны.

[9] Дагерротипия — способ фотографирования на металлической пластинке, покрытой слоем йодистого серебра, применявшийся до 50-х годов XIX в

 

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ИСТОЧНИКИ

1. «Британский парусно-винтовой фрегат «Принц» http://www.tonnel.ru/?l=kniga&848

2. «Буря на Черном море 2 (14) ноября 1854г.» http://gazeta.sebastopol.ua/2002/47/history.shtml

3. «Тайны веков» Л. Скрягин, действительный член Географического общества СССР http://www.randewy.ru/trad/taina2.html

4. «Листригоны» А. Куприн http://lib.ru/LITRA/KUPRIN/listrygo.txt

6. «Чёрный принц» М. Зощенко. Рассказы и повести. Сов. писатель 1958. Москва.

7. «The Screw Steam Ship «Prince» Wrecked off Balaclava Harbour» журнал «The Illustrated London News» http://www.iln.org.uk/iln_years/year/1854.htm

8. «Описание обороны города Севастополя», гл. I, под редакцией Э. И. Тотлебена (СП-б, 1863 г).

9. BALAKLAVA JOURNAL KEPT DURING THE RUSSIAN WAR: BY MRS. HENRY DUBERLY (часть четвёртая «Балаклава», november «Tuesday, 14th/ The most terrific gale commenced blowing at about five o’clock this morning») http://digital.library.upenn.edu/women/duberly/journal/journal.html#IV

 

10. From The Illustrated London News, December 16th, 1854 http://archiver.rootsweb.ancestry.com/th/read/Mariners/2007-03/1173916403

11. A letter from Captain T. S. Beal, of the screw steam-ship Harbinger, dated November 17th http://archiver.rootsweb.ancestry.com/th/read/Mariners/2007-03/1173857710.

12. «Оборона Севастополя 1854-1855 годы» http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9E%D0%B1%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%BD%D0%B0_%D0%A1%D0%B5%D0%B2%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%8F_%281854%E2%80%941855%29

13. «Экспедиция подводных работ особого назначения» Виталий Юрганов http://www.navy.ru/blog/rescue/125.php?print=Y

14. Желающие могут просмотреть коллекцию дагерротипов[9] о Крымской войне, отснятую Роджером Фентоном, на сайте библиотеки Конгресса США: http://www.loc.gov/pictures/search/?fa=displayed%3Aanywhere&sp=1&co=ftncnw&st=grid

© Copyright: Геннадий Васильевич Есин, 2011. Свидетельство о публикации №21101140357

Об авторе: Геннадий Есин:
Прозаик, публицист. Живет в Керчи. Печатался в электронных и печатных изданиях как в Украине, так и за рубежом. Участник и лауреат литературных конкурсов в Германии, России, Украины.
Другие публикации автора:
Автор: Геннадий Есин

3 комментариев

  1. С удовольствием почитал. Спасибо, интересно.

  2. Сколько пишут на эту тему, а вот кое-что новенькое узнал.Пишите ещё. Почитаем.

  3. Понравилось.

Оставить свой комментарий