Диктант или диктат?

День украинской письменности и языка учредил президент Л. Кучма своим указом в 1997 году. День, видимо, по рекомендации советников, понимавших течения украинизации и насаждения моноэтнизма, был хитроумно приурочен к 9 ноября, ко дню почитания Киево-Печерского святого, знаменитого на весь Русский мир летописца Нестора, чьи честные мощи почивают в Ближних (Антониевых) пещерах.

Тем самым образ знаменитого общерусского подвижника стал заложником политической конъюнктуры и повсеместно клишированным блоком отныне утверждается: «Считается, что именно с преподобного Нестора Летописца и начинается письменный украинский язык».

Можно смеяться. Но почему-то невесело. Расшатав образовательный уровень молодежи, «гуманитаризм» на современной Украине «все мозги разбил на части, все извилины заплел», оттого теперь можно вдалбливать в сознание подрастающего поколения граждан Украины  такие, например, смысловые кирпичи, как: «письменный украинский язык начинается с Нестора-летописца»! Всё, дети запомнили и побежали смотреть ЕВРО-2012. Больше ничего не нужно в деле оболванивания и разобщения нации. А кто помнит, что украинского языка в XI веке и в помине не было, как не было и никакой Украины. А есть ли они сейчас и в какой мере — украинский язык, украинская письменность? Или это, как считают некоторые исследователи, диалектическая ветка большого русского языка, возомнившая о себе, что она — больше целого, что она самодостаточна? Позицию Л. Кучмы мы помним, она сконцентрирована в названии его книги «Украина — не Россия». Как видим, уже и в самом названии нет никакой возможности избегнуть вторичности, отраженного света, наличия России.

Внимательный харьковский журналист, исследователь истории Г. Сысоев, со дня безвременной кончины которого 9 ноября исполнился ровно год, обращал внимание, что слов «украинец», «украинский» нет ни в первом (1835 год), ни во втором (1842 год) варианте изданий гоголевского «Тараса Бульбы». И подчеркивал: «Слово «украинец» в XIX веке для определения жителей Южной, или Малой Руси, тогда употреблялось чрезвычайно редко, исключая нескольких польских интеллектуалов, разрабатывавших концепции «украинства» (не знал и не употреблял слова «украинец» и Т.Г. Шевченко)…»

Можно процитировать и письмо Гоголя графу А. П. Толстому: «Поблагодарите Бога прежде всего за то, что вы русский. Для русского теперь открывается этот путь, и этот путь есть сама Россия. Если только возлюбит русский Россию, возлюбит и все, что ни есть в России. К этой любви нас ведет теперь Сам Бог». Это письмо под заголовком «Нужно любить Россию» Гоголь потом включил в «Выбранные места из переписки с друзьями» (1847 год). Цитировали не раз и мы, а все ж не грех еще раз повторить нашего самого любимого прозаика XIX века, малоросса Николая Васильевича Гоголя-Яновского: «Милость чужого короля, да и не короля, а паскудная милость польского магната, который желтым чеботом своим бьет их в морду, дороже для них всякого братства. Но у последнего подлюки, каков он ни есть, хоть весь извалялся он в саже и в поклонничестве, есть и у того, братцы, крупица русского чувства. И проснется оно когда-нибудь, и ударится он, горемычный, об полы руками, схватит себя за голову, проклявши громко подлую жизнь свою…»

«Не внидет мудрость в душу злохудожну», — сказал поэт, и был прав. Поясним: если ты наполнен отрицанием (а нередко фобией и ненавистью), то никакого позитива создать не сможешь, поскольку остаешься неспособным воспринимать истину, «мудрость».
Увы, сегодня у власти на Украине находятся люди, получившие поддержку Юга и Востока страны благодаря своим программным лозунгам о равноправии русского и украинского языков, но на деле в языковой политике мало что меняется. Русскую школу (не говоря уже о детсаде) — не только в Киеве, но и в Харькове — еще поискать надо! Тогда как социологические опросы показывают, что выросло протестное настроение: насаждающийся повсеместно украинский язык вызвал волну отторжения.

Буквально накануне «дня украинского языка и письменности» окончательно прошел в Верховной Раде законопроект о 25-процентной квоте на украиноязычный теле- и радиопродукт. Это вызвало бурю негодования у свидомитов, завизжавших, в частности, голосами БЮТа: «Український, україномовний національний продукт представлений на рівні національної меншини, а не кореневої, титульної нації… І це на двадцять першому році після відновлення самостійної Української Держави!»

А ведь закон этот не то что отражает действительность «двадцать первого года обновленной самостийной державы», а дает твердый  аванс украинскому языку на сохранение в эфире. Правовую фиксацию, так сказать. Без нее, нам представляется, мы могли бы украинского языка и не услышать в эфире, поскольку, скажем, 83 процента населения Украины сегодня отождествляет себя с Русским миром.

Но в запале «национальной ущемлнности» националисты даже не понимают, что лучшей формой агитации за украинский язык и письменность было бы не верещание, а предложение гражданам Украины, которые все до единого способны понимать украинскую речь, качественных эфирных продуктов, качественных художественных произведений. Где они, «на двадцать первом году»? Но печаль в том, что на Украине на литературном украинском говорят и пишут чуть ли не единицы. Остальные пользуются несусветным суржиком, точнее, несколькими его разновидностями. До сих пор в эфире («у етерi», как они теперь говорят) нередко из дикторских уст раздается какая-то эмигрантская фонетическая версия «державной мовы», типа «коалiцiянти», «iсторичний змаг», «екзiл»… И уши у слушателя вянут.

Уже полтора десятка лет вдумчивые люди предлагают создать на Украине механизмы по спасению двух корневых языков Украины — русского и украинского. Увы, действительность такова, что ужасающими темпами падает грамотность молодежи, не умеющей правильно ни говорить, ни писать — ни по-украински, ни по-русски. Вот вам и «день украинской письменности и языка»!

Иногда «записные регионалы» выступают с позиций странноватых. В частности, в минувший день 9 ноября, в день украинской письменности и языка, а также, видимо, в ознаменование памяти «украинского летописца Нестора», активнее участвовать в написании всеукраинского диктанта призвала политиков народный депутат Украины, член фракции Партии регионов, первый заместитель парламентского Комитета по вопросам свободы слова и информации Елена Бондаренко. Та самая, что инициировала Закон о 25-процентной квоте украиномовного вещания.

Об этом, по сообщению пресс-службы Партии регионов, Е. Бондаренко сказала после личного завершения написания диктанта. «Прежде всего, хочу поздравить с Днем украинской письменности и языка всех граждан Украины. Сегодня мы с коллегой Алексеем Плотниковым приняли участие в трогательной акции, которую с 2000 года проводит Национальное радио», — сообщила парламентарий. По ее словам, диктант был посвящен песне Владимира Ивасюка «Червона рута». Е. Бондаренко отметила, что сразу по окончании написания диктанта проверить результаты своей работы в числе политиков рискнули лишь Алексей Плотников, Ирина Геращенко и Олег Ляшко. Не то чтобы «дети разных народов», но представители разных политических сил. «Выяснилось, что высокие оценки за знание украинского языка получили как представители власти, так и оппозиционеры: Плотников — 9 баллов, Бондаренко — 10, Геращенко — 10 с плюсом, Ляшко — 10 с минусом», — сообщила депутат.

Бондаренко продемонстрировала свою грамотность, знание мовы и резонно заметила:
«В этот светлый день хотелось бы призвать всех украинских граждан не только на словах, а на практике демонстрировать знание украинского языка и не вопить на каждом углу о своей неистовой любви к Родине, потому что так можно Родину залюбить до смерти».

«Надеюсь, что в следующем году известных людей, желающих писать всеукраинский диктант, будет еще больше», — подытожила нардеп-регионал Е. Бондаренко.
Под этой новостью в Интернете, конечно же, сразу появились подобные этому комментарии: «Вчетвером с Ляшко, это о многом говорит… Я понимаю, конечно, типа, мы украинский лучше нациков знаем, не доходит только, хоть кол на голове теши, что играют на чужом поле, по чужим правилам… А вообще я и миллионы людей голосовали за ПР на парламентских выборах не за украинский, а за русский, поэтому пусть по русскому диктанты пишут, хотя это и точно такое же бесполезное для нардепа занятие (во всяком случае, публично) как диктанты по украинскому…»

Что может вызывать подобная форма украинства, кроме как неприятия и ожесточения значительной части граждан страны? А ведь как могло бы быть все по-доброму и радостно, если бы не было диктата моноэтнизма и тотального насаждения мовы! Если бы жизнь современной Украины основывалась на разумных построениях, отражающих реальную действительность, а не иллюзорные надежды. Где же занять ума, чтобы существовать в гармонии и согласии, в разумном и плодотворном самообучении, без гордыни и надменности, как завещал еще в 1956 году наш литератор Максим Рыльский, в своем хрестоматийном сочинении отдавший равную дань уважения обоим корневым словарям Украины — Гринченко и Даля:

Як парость виноградної лози,
Плекайте мову. Пильно й ненастанно
Політь бур’ян. Чистіша від сльози
Вона хай буде. Вірно і слухняно
Нехай вона щоразу служить вам,
Хоч і живе своїм живим життям.
Прислухайтесь, як океан співає —
Народ говорить. І любов, і гнів
У тому гомоні морськім. Немає
Мудріших, ніж народ, учителів;
У нього кожне слово — це перлина,
Це праця, це натхнення, це людина.
Не бійтесь заглядати у словник:
Це пишний яр, а не сумне провалля;
Збирайте, як розумний садівник,
Достиглий овоч у Грінченка й Даля,
Не майте гніву до моїх порад
І не лінуйтесь доглядать свій сад.

Об авторе: Пётр Маслюженко:
Политолог г.Киев
Другие публикации автора:
Автор: Пётр Маслюженко

Один отклик

  1. Моя дочь училась во Львове. Рассказывала, что в группе был парень «с гор». Его местные не понимали совсем.А дочь так и вовсе не могла разобрать его «украинский». Чего тут спорить?
    Украинского в чистом виде нет. Есть литературный язык. Есть суржик.Учить? А какой? По каким учебникам? Вот тож…

Оставить свой комментарий