С.Г. Петров-Скиталец (1869–1941)

Имя Скитальца не очень много говорит нашему современному читателю. Книг его издавалось в последние советские годы мало, и большинство из них стало библиографической редкостью.

В последнее время к нам возвращаются имена людей из далёкого прошлого, позабытых, многим незнакомых, но внесших свой вклад в литературу, оставивших литературный след на крымской земле, в том числе и в Байдарской долине. К этим именам принадлежит имя Степана Гавриловича Петрова (Скитальца).

Скиталец (Степан Гаврилович Петров) родился 9 ноября (по старому стилю 28 октября) 1869 года в селе Обшаровка Самарской губернии. Сын крестьянина, бывшего крепостного, потом рабочего и вольного гусляра, мальчик два года бродил с отцом по ярмаркам и российским дорогам, где впитывал, а потом отразил в творчестве дух народа, его судьбу. В автобиографическом рассказе «Сквозь строй» Скиталец изобразил суровое своё детство, полное нужды и горя, и отца – гусляра, которому пришлось применять свои музыкальные способности, привлекая односельчан в кабак, где он служил сидельцем.

Две светлых фигуры озаряли в детстве его жизнь – отец и бабушка. С 5 лет умел читать, с 12 лет писал стихи, а в 14 лет он даже написал и послал в одну редакцию поэму, которую запретила цензура. Печататься он начал только в 25 лет. Скиталец окончил начальную школу и сельское двухклассное училище, после чего поступил в Самарскую учительскую семинарию. Исключённый за политическую неблагонадёжность из последнего класса самарской семинарии, он отправляется в 1893-1897 годах путешествовать по югу России, Украине, Бессарабии, Крыму. Служил писцом в земстве, певчим в церковном хоре, актёром в украинской группе Крапивницкого.

Встреча с Максимом Горьким определила его судьбу. Так уж повелось, что многим ярким мастерам пера сама судьба дала псевдонимы: Горький, Голодный, Бедный, Весёлый… «Отныне, – сказал С.Г. Петрову редактор газеты одного из приволжских городов, – Вы Скиталец в литературе, как, по-видимому, были скитальцем в жизни».

За пропаганду среди сормовских рабочих Скитальца и Горького арестовали 17 апреля 1901 г. Поводом к аресту послужило приобретение мимеографа для печатания революционных прокламаций и воззваний. Горького выпустили через месяц на основании врачебного заключения, а Скитальца через 3 месяца с высылкой в Обшаровку.

В 1902 году в издательстве «Знание» вышла первая книга Скитальца «Рассказы и песни». Он примкнул к литературному объединению «Среда», в которое входили И. Бунин, Л. Андреев, В. Вересаев, Д. Мамин-Сибиряк, С. Найдёнов и другие молодые писатели. Знакомство с крупными художниками слова и совместная работа в кружке сыграло немалую роль в формировании мировоззрения и в значительной мере определили его путь в литературе.

Организатором и душой «Среды» был писатель Н. Телешов. Вот как он вспоминает Скитальца:

«Степан Гаврилович не только читал у нас свои произведения, но приносил с собой свои знаменитые волжские гусли и пел под их звуки народные песни… Голос его был крепкий, приятный, грудной и выразительный бас, очень подходящий именно к народным песням, которые он хорошо знал и чувствовал… Между прочим, Скиталец пел нам на «Среде» из горьковской пьесы «На дне» тюремную песню «Солнце всходит и заходит» ранее, чем мы услышали её в Художественном театре. Это он достал, записал её и передал театру для исполнения».

Вспоминает Телешов и один эпизод, связанный с Крымом, когда он, Скиталец и Шаляпин гостили у Горького в Олеизе на даче «Нюра». Речь идёт о необычайном концерте, который дали Шаляпин и Скиталец в Чёрном море на простой рыбацкой лодке.

«На десятки вёрст вокруг не было ни одного человека. Солнце золотом сверкало в сильных и упругих вздымающихся волнах. Шаляпин запевал «Вниз по матушке по Волге», его голос разносился по морскому простору, Скиталец на низких нотах, почти октавой. Подпевал ему, мы с Горьким изображали хор».

На «Среде» у Телешова впервые прозвучал рассказ Скитальца «Миньона», написанный по крымским впечатлениям. Действие рассказа происходит в южном приморском городе, на фоне крымского пейзажа. «На тёмном, словно бархатном небе, как бриллианты рассыпались крупные звёзды. Невидимое море бормотало, ворча свои никому непонятные речи. Ночная темнота казалась наполненной какими-то таинственными тенями, в сонном воздухе чудились тихие вздохи, плыли невнятные, смутные звуки. И город, и море были поглощены мечтательной темнотой ночи».

Крым полюбился писателю, и он приезжал сюда пожить, встретиться с друзьями – писателями, насладиться красотой юга. «Я нашёл себе комнату в Кореизе у татарского муллы… В начале весны в Крыму приезжих мало, и я был единственным обитателем верхнего этажа. Жил в полном одиночестве и наслаждался этим. Крымская весна была в полном разгаре. Было так много солнца, воздуха и зелени, что каждый день казался торжественным праздником».

В Крыму Скиталец встречался с А. Чеховым, Л. Толстым, В. Короленко, Ф. Шаляпиным, М. Горьким и другими современниками. Большая творческая и человеческая дружба связывала его с Горьким и Шаляпиным. Роднили их похожая судьба, трудная школа жизни, тесная связь с народом, из которого они вышли. Скиталец пишет о необычайной популярности Горького.

С огромной симпатией рассказывает писатель о встречах с Чеховым на его «Белой даче» в Ялте, где собиралось большое общество литераторов. Пили чай, гуляли в саду, шутили, спорили. Скиталец – мастер литературного портрета, немногими штрихами ему удалось подчеркнуть характерные черты собеседника. Вот как описывает он Льва Толстого, которого навещал после болезни в Гаспре:

«Обильный золотой свет торжественного солнца, пробиваясь сквозь густую зелень свежих весенних листьев, нежными лучами освещал его львиную голову и замечательные руки. Он был до головы закрыт толстым широким пледом, и мне казалось, что я говорю с одной только необычной, сказочной головой. Слушая рассказ головы, я смотрел на её величавое лицо с большим лбом и седой бородой, с добрыми, хитрыми морщинками около глубоких глаз, и перестал бояться Льва».

Мемуарные очерки, скромно названные Скитальцем «Встречи», воссоздают не только портреты выдающихся деятелей русского искусства и литературы, это своеобразные картины литературной и общественной жизни России в канун революции 1905 года. Получивший всероссийскую известность как автор повестей и рассказов «Октава», «Колокол» и другие, Скиталец в период с 1905 года по 1917 год создаёт ряд замечательных произведений «Огарки», «Полевой суд», «Лес разгорался», удостоенных высокой оценкой Горького, Чехова, Блока. Герои многих повестей и рассказов Скитальца – талантливые, артистичные натуры, народные самородки, остро ощущавшие социальную несправедливость.

Скиталец явился одним из представителей революционной поэзии начала XX века. Его стихотворения «Я хочу веселья», «Нет, я не с вами», «Тихо стало кругом» положены на музыку и стали великолепными романсами. Его творчество любовно и со знанием театрального дела касалось работы Художественного театра В.Ф. Комисаржевской, Ф.И. Шаляпина, Л.В. Собинова, живописи Васнецова, Врубеля, Малявина, музыки Рахманинова, Скрябина, Глазунова.

Стихи Скитальца пользовались в 1900 г. наибольшей популярностью. Они были замечательны своей актуальностью и злободневностью, цензура неистовала по этому поводу.

В войну 1914 г. по 1918 г. Скиталец был зачислен санитаром, затем он становится военным корреспондентом в санитарном поезде.

Драматично сложилась судьба Скитальца после Октябрьской революции, Скиталец уезжает в Харбин. Он оказался отрезанным от родины в течение 12 лет. Приведу отрывок из воспоминаний Е.М. Аспиза – балаклавского фельдшера, друга Скитальца:

«Я хотел бы рассказать о том тяжёлом чувстве, с которым Скиталец жил в последние годы и с которым сошёл в могилу. Дело касается его пресловутой эмиграции.

Вот что он мне рассказал незадолго до своей смерти: «Ведь вот многие продолжают считать, что я был в белой эмиграции. Ну, какие у меня могли быть поводы и мотивы для разрыва с Родиной? А дело было так.

В начале 1919 года, в разгаре гражданской войны, книги наши не печатались, заработка не было. Группа наших литераторов обратилась к Луначарскому, прося совета и помощи. Он нам посоветовал поехать по городам Сибири, где мы можем выступать с лекциями, чтением своих произведений, участвовать в создании местных газет и пр. Я поехал туда в бесплатно предоставленном нам правительственном вагоне, выступая в разных городах. Добрался до Владивостока, а там как раз через некоторое время произошёл переворот, образовалось правительство Меркулова, и я оказался отрезанным от России. Воспользовался я тогда приглашением группы левых японских литераторов, которые стояли за установление культурных и политических связей с Советами и поехал в Токио, где выступал как советский писатель, где со мной обращались как с официальным представителем советской литературы. Землетрясение в Японии заставило меня уехать оттуда, и я очутился в Харбине, где моя жена поступила на советскую службу в правление КВЖД, а я сотрудничал в местной русской газете, которая держалась советской ориентации.

Всё время я стремился в Россию, но удалось это осуществить только тогда, когда было ликвидировано наше участие в КВЖД и служащим было разрешено выехать из Харбина. Советская власть отнеслась ко мне очень тепло. Квартиру хорошую дали, пенсию, дачу вернули»…».

Возвращается он на родину только в 1934 году перед первым съездом советских писателей, в котором он принял участие.

В годы эмиграции он создаёт романы «Дом Черновых» (в 1929г., издан в 1935 г.). В нем изображена история купеческой семьи, показано вырождение русской буржуазии.

Издаёт роман «Кандалы», мемуарную литературу – «Воспоминания» и «Встречи». В 1937 году опубликовал воспоминания о Л.Н. Толстом, М. Горьком, А.П. Чехове. В 1908 году Степан Гаврилович написал автобиографическое произведение «Этапы», которое М. Горький осудил за декадентские тенденции. Произведения Скитальца переводились на английский, немецкий, японский и болгарский языки. Его лучшие произведения занимают видное место в творческом наследии писателей – демократов начала XX века.

С.Г. Скиталец

и Байдарская долина

Неуёмность этого действительно непоседливого, чрезвычайно жадного на впечатления писателя привели его в Крым.

Первое знакомство Скитальца с Крымом относится к 1895-1897 годам, когда он путешествовал по югу России в поисках жизненного пути. Прошагав с длительными остановками по Южному берегу, он останавливается в Балаклаве, где, естественно, не имел ни кола, ни двора.

С апреля 1908 года по февраль 1909 года С.Г. Скиталец жил в Балаклаве  Чем привлёк писателя крохотный городишко? Для него невероятным оказался факт, городская библиотека разместилась нигде-нибудь, а в самых удобных помещениях здания градоначальства. Хозяйкой здесь была ссыльная Е. Левинсон. Она завела особый альбом, на его страницах заезжие знаменитости оставляли записи. Ту, которую набросал своим размашистым почерком Степан Гаврилович, стоит привести полностью.

Пишет С. Скиталец:

«Здесь я жил вместе со всей моей семьёй около года, и нигде в Крыму не удалось нам жить уютно и спокойно, кроме Балаклавы. Я объясню эту удачу встречей и знакомством с Е.М. Аспизом и лицами, причастными к здешней библиотеке. Мы все сблизились в такую дружную компанию, что отныне Балаклава сделалась для меня чем – то родным, куда вероятно, я ещё много раз буду возвращаться.

И когда не будет здесь этих редких людей, любящих жить любовью к другим я всё – таки не раз приду навестить места, где они и мы жили, где бывали вместе летом и где коротали вместе красиво безлюдную зиму в прекрасно тихой Балаклаве. Если, через несколько лет, кто-нибудь, станет показывать туристам дом, в котором жил забытый писатель Скиталец, и при этом укажет на один из шикарных дворцов, то прошу не верить: летом я жил на Кадыковке, в полуразрушенном живописном домике на горе, а зимой – на даче Гинали против кофейни, в которой всегда играет музыка и поют хорошие певцы. Начальник этой кофейни очень хороший и гостеприимный человек. Да здравствует Балаклава с учреждениями – библиотекой, кофейней и почтовой конторой!».

Этот текст подписан 1 февраля 1909 года. Где жил С. Скиталец в Балаклаве? Некоторые краеведы указывают в сторону Спили-горы. Но точно неизвестно. Разумеется, он примкнул к небольшому кругу интеллигенции, душой которой была библиотекарь Е.Д. Левенсон. В то время он был уже популярным писателем. С начала века он был окружён ореолом славы М. Горького и считался одним из первых духовных его учеников.

Из воспоминаний дочери доктора Е. Аспиза:

«С моим отцом у писателя сложились дружеские отношения, о чём говорят и дарственные надписи, сделанные им. На одной – обыкновенная любезная надпись: «Нежно любимому Евсею Марковичу в знак чувств», а на другой со свойственной ему эксцентричностью он написал: «Балаклавскому Императору и моему другу государю Евсею Марковичу для памяти о бедном авторе этой книжки на многие лета». В этой связи я хочу привести воспоминания отца: «В 1912 году у меня был обыск. Вот жандармский офицер прочёл эту надпись, понёс и показал книгу жандармскому капитану – начальнику. Тот прочитал и с гневом бросил книжку об пол со словами: «Возмутительные шутки позволяют себе эти писатели».

Затем он покупает участок в Байдарской долине. Недалеко от Скели был построен тестем Скитальца – волжским собственником пароходов двухэтажный дом для своей дочери, жены Скитальца – Александры Николаевны. Она очень сильно болела. Именно болезнь жены заставляет писателя поселиться в Байдарской долине.

С дачей в Байдарской долине связаны два периода в жизни Скитальца 1910–1913 гг. и 1934–1940 гг. В автобиографическом романе «Дом Черновых» он писал:

«Сам сочинил план дома и сам руководил постройкой. Полгода жил шалаш, когда знаешь, что строишь дворец, когда собственный рисунок превращается в реальность, когда из диких камней, глины и дерева создаёшь что – то художественное. Таким реальным творчеством я первый раз занялся и, несмотря на тысячу неприятностей и трудностей всяких, строил с наслаждением. Вот, посмотрите: какое дикое место! С сотворения мира не было здесь ноги человека, земли этой не касались: плуг, топор, лопата. А теперь вырос, как по волшебству, прекрасный дом, земля обработана, посажены культурные деревья! Меня такая работа увлекает и радует…».

Читая роман писателя «Дом Черновых», нужно вспомнить, что это произведение было написано на чужбине, в Харбине. Видимо, на чужбине, Степану Гавриловичу вспомнилось самое дорогое, самое близкое его сердцу. Это родная дача в Байдарской долине.

Автор описывает путешествие одного из героев своего романа:

«Перевалив горный хребет и, проехав какое-то татарское селение с мечетью, базаром и глинобитными кофейнями, свернули вправо, за околицу. Здесь пошла мягкая просёлочная дорога. Перед глазами Силы Гордеича (герой романа) неожиданно предстала широкая, овального вида зелёная долина в несколько вёрст длиною, окаймлённая голубыми горами, густо заросшая кудрявым лесом. Кругом была необыкновенная тишина. По краям долины, на склонах гор там и сям белели татарские деревушки, а по сторонам дороги зеленели всходы ржи и пшеницы. Кое-где попадались одинокие приземистые, ветвистые дубы… да жизнь здесь – настоящая деревенская. Трудовая. Навстречу попадались татары с косами и граблями; татарчонок, ехавший шагом в телеге – «мажаре», запряжённой парой белых волов с цветами на рогах… Поперёк долины, наискось, вилась малюсенькая извилистая речонка, вытекавшая от подножия гор в глубине равнины и уходившая в ущелье между зелёных, лесистых холмов. На выгоне паслось стадо коров, по оголённым склонам гор ползали овцы…».

А с какой любовью и тоской по своему дому описывает автор романа

Если вы хотите подробнее узнать о тележках для инструментов, то советуем вам всесторонне подойти к решению этого вопроса и выбрать тележку, подходящую по всем функциям.
Об авторе: Наталья Кудрявцева:
Библиотекарь в филиале N39 ЦБС для взрослых (с. Орлиное).
Другие публикации автора:
Автор: Наталья Кудрявцева

3 комментариев

  1. Я многое знаю о Скитальце , был знаком ,и с Мирой Аспиз (дочерью фельдшера Аспиза), и с вдовой Скитальца , но Наталья Кудрявцева сообщила мне столько подробностей , о которых я даже не догадывался .
    Спасибо , Наталья !

  2. Это трудное и почётное дело — собрать, сохранить и передать то, что стирается временем… Только благодаря таким людям, как Вы, Наталья, мы можем заглянуть в прошлое, открыть для себя неизвестные страницы истории нашего края…
    Спасибо Вам!

  3. Ищу родственников писателя Скитальца. Живу в Ульяновской области. Роман «Дом Черновых» написан о моем селе, он жил здесь у родителей жены купца Ананьева. Если можно поделитесь информацией,

Оставить свой комментарий