Спираль истории. Возвращение в Севастополь

Ещё ранним утром на Графской пристани собралось множество людей. Как и на берегу, на море тоже суетились. К кораблям, опустившим в бухте якоря, косяками, словно  рыбы, поблескивая мокрыми боками, подходили шлюпки. В них сидели люди различных сословий и происхождений. Брали всех: солдат, офицеров, женщин с детьми, простых рабочих, представителей знати и высшего света. Шли последние спешные приготовления к тому, чтобы покинуть страну.  Это был один из ноябрьских дней 1920 года в Севастополе, когда последние остатки Белой армии покидали Крым. На морские причалы со своим багажом спешили люди. Окрыленная ветром, проститься с ними подлетала к берегу багровыми листьями осень, навевая уходящим печаль. Под шелест листьев они спускались к пристани. В руках были корзины и чемоданы с тем, что успели собрать в оставляемых навсегда домах. Но, не смотря, на вместительность чемоданов, увезти в них можно было далеко не все, что хотелось. Родину увезти было никак нельзя. С осенними листьями и колокольным звоном она оставалась на берегу. Трагическим совпадением было прощание с православной страной именно на том ее берегу, где много столетий тому назад на Руси зарождалась христианская вера. Где крестился князь Владимир, где проповедовали Святые отцы. Их лики на иконах и в год Великого исхода украшали множество храмов Севастополя.  С грустью провожали они уходящих, а с ними и Чудотворную икону Божьей Матери «Знамение». За месяц до исхода, когда ещё части Белой армии сражались в Крыму, в Севастополь привезли Курскую Коренную икону. Она пробыла в Севастополе недолго. Икону уже готовили к погрузке на корабль, с которым она покидала страну. По ступеням Графской пристани её вынесли на причал. Люди, которых она застала на берегу, остановились и перекрестились. Икону погрузили в шлюпку. И, ударив веслами о воду, простились с городом. Берег Российской Империи был покинут навсегда. Так она приняла участь тысяч людей, уходящих с Белой армией на чужбину. Но даже там, на далеких берегах Африки, Европы и Америки изгнанников объединяла мечта когда-нибудь увидеть ту пристань и тот город, откуда уходили корабли осенью 1920 года.

Спустя не год и не два  мечты о возвращении сбылись. Прошло 90 лет.  Курская Чудотворная икона снова в Севастополе. В этот раз её привезли с другого материка. Больше пятидесяти лет тому назад она попала в Северную Америку. Там она и осталась, в православном храме. За эти годы многое успело измениться в Севастополе: в тридцатых годах монастыри и храмы города были закрыты, многие разрушены. Спустя годы их восстановили. В городе икону встречает колокольный звон. И люди, которые так похожи на тех, что провожали её девяносто лет назад. Икону перевозили из храма в храм. Где-то она была дольше, где-то меньше. Длинными очередями люди ожидали, когда можно будет приложиться к чудотворному образу. Но успевали далеко не все. Икона покидала храм. И уже во Владимирском соборе Херсонеса или в другой церкви её ждали и встречали колокольным звоном.

Увидеть Чудотворную Икону, приложиться к ней – огромная удача, ради которой многие люди приезжали издалека. Но время пребывания иконы на земле Севастополя было ограничено, а храмов в городе много. Ее увозили дальше. Мне повезло увидеть икону в одном из храмов Севастополя,  не планируя того. В тот день я была в Инкерманском Свято-Климентском монастыре, который прославлен пещерными храмами. Находящийся за пределами города, он не настолько посещаем местными жителями, как соборы и храмы центра Севастополя. Но он всегда привлекает  внимание паломников из других городов и даже стран. Мы не ожидали появления в храме чудотворной иконы и только за полчаса узнали, о том, что она  посетит обитель. В монастыре начали уже собираться люди. Вскоре привезли икону. И забили в колокола древних звонниц. Когда мы подошли к храму, оттуда уже звучали тонкие голоса: «Богородица Дева радуйся…». Казалось, эти голоса проникали во все, что было в храме, касаясь человека с какой-то непонятной особенной нежностью и лаской. Входящие тоже начинали петь, наполняя храм чудесными мелодиями. Люди продвигались к алтарю. Вот уже и я увидела икону. Небольших размеров, в центре – Пресвятая Богородица с Младенцем, икона «Знамение». Она окружена ликами святых. А края иконы обрамлены изысканной тканью светло-голубого цвета с вышивкой из камней. Резьба золотистого цвета и Святой лик – так выглядела Курская Коренная Икона. Пока я пыталась разглядеть икону, пение как будто приобретало какую-то волшебную необыкновенную силу. Становилось грустно. Эта грусть была необычной. Приближаясь к иконе, я почувствовала, как глаза становились влажными. Но я оказалась не одна. Стоя на коленях, в стороне плакали старушки. Девушка вблизи меня, шепнула подруге на ухо, что вот-вот заплачет.  Подруга в ответ сказала, что это нормально. Странная та грусть, когда слезы начинают катиться без какой либо причины. Грусть, которая приходит очень редко, в какие-то удивительные мгновения и называют её «умилением». После неё становится необычайно светло и радостно. Как будто что-то волшебное прикоснулось к тебе. Подойдя к иконе, я увидела её лик вблизи. И невольно улыбнулась. На её щеке блестела слеза. Впервые за семь веков в Севастополе она начала мироточить. Наверное, от радости, что все-таки вернулась в православный город, который покидала осенью 1920 года.

Заселяясь в новое жилье, мы стараемся подобрать для оснащения помещений все самое лучшее. Именно таким является мягкая мебель из белоруссии. Она отличается высоким качеством при сравнительно невысокой цене. Белорусская мебель всегда была одной из лучших на рынках нашей страны.

Об авторе: Светлана Илларионова:
Студентка 3 курса Московского государственного университета. Член Союза журналистов России. Лауреат литературных детских конкурсов журналов "Литературный детский мир", "Крымуша", детской газеты Севастополя "Пчелка". Дипломант международного конкурса в номинации литература "Чаривна книжка" (Днепропетровск). Лауреат Всероссийского конкурса "Вперед, гардемарины!" г.Москва 2008год. г. Балаклава
Другие публикации автора:
Автор: Светлана Илларионова

4 комментариев

  1. «Брали всех: солдат, офицеров, женщин с детьми, простых рабочих (?), представителей знати и высшего света» — всё же у классиков русской литературы эвакуация 1920 года из Севастополя описана иначе. Больше читайте, хотя бы Булгакова.

  2. Спасибо за комментарий. Булгакова обязательно перечитаю.

  3. Чудесно, Светочка.Душа у тебя- светлая! Дай,Бог, тебе счастья. А талант у тебя есть.

  4. Зинаида, большое спасибо за добрые слова!

Оставить свой комментарий