Все, все, что гибелью грозит…

Кирилл и Даниил

Все, все, что гибелью грозит,

Для сердца смертного таит

Неизъяснимы наслажденья…

 

Александр Пушкин.

 

Что это было? Акробатический трюк? Игра со смертью? Рекорд в Книгу Гиннесса? Юные наши герои говорят об акробатике над пропастью как о вернейшем пути к духовному раскрепощению. Для них это праздник духа, добровольный выход на край бытия, равновесие на грани двух миров. Вызов двум вселенским стихиям, на фоне которых даже бесконечно маленькие земные люди предстают гигантами и не поддаются жителям Олимпа.

Из Москвы в Крым пригласил ребят мой знакомый каскадер Сергей Логачев. Кирилл и Данила Калуцких приехали в Балаклаву специально ради «бочки смерти», о которой давно наслышаны. Года три назад ребята вышли в финал «Минуты славы», но для них это было вроде разминки. Теперь настали времена серьезные…

Сергей и сам участвовал в том телешоу. За прыжок с четырехметровой высоты вниз головой он вошел в Книгу рекордов России. Опытный каскадер, он прихватил лонжу, но ребята отказались от страховки. Не помогли наши доводы. Понятно: молодость. Хотя можно бы и не торопиться. Взрослая жизнь требует от каждого из нас таких напряжений, мостит бездорожья столь рискованные, что на их фоне даже стойка над пропастью может показаться баловством. Для самоутверждения полезен риск оправданный, а его тоже хватает в жизни. Спасение ближнего, опасный научный опыт, защита Отечества… Но вот такая искусственная, придуманная игра со смертью – ведь это кощунство. Это, если хотите, преступление перед собой, нечаянно получившим бесценный дар жизни. Преступление перед родителями, а в конечном итоге, великий грех перед Создателем, особенно если веришь в него…

Нет, не убедили акробатов и такие неслабые аргументы. Могло статься, что после четырнадцати лет упорных и прилежных тренировок они просто  не увидели в задуманном большого риска. Но как не ужаснуться, когда глядишь и дна не различаешь, стоя над отвесным обрывом вниз головой? А может и правы ребята, выходя на эту «грань двух миров»? Правы со своих позиций, до которых нам, взрослым, уже не дотянуться?

Из Балаклавы по склону горы Спилия, на высоту 387 метров ведет «тропа здоровья». В 1905 году там, на самом краю обрыва (даже с нависанием над пропастью), устроили наблюдательный пункт в форме усеченного цилиндра двухметровой высоты. Он изготовлен из броневой стали, с прорезями для артиллерийского дальномера и для визуального наблюдения. Оттуда открывается широченный обзор моря и побережья. Снизу этот наблюдательный пункт смотрится как огромная бочка; местные жители стали называть его «Бочкой смерти».

Во время Великой Отечественной войны на форте «Южный» долго держались немцы. Теперь от экскурсоводов можно услышать историю, изложенную ветераном КГБ в одном из давних номеров журнала «Огонек». Автор утверждал, что наших пленных солдат и матросов фашисты казнили, загоняя в эту бочку и внезапно убирая пол. Люди падали в пропасть…

Эта легенда живет лишь потому, что на таком обрыве, на краю такой крепости действительно не хватает легенды, связанной с войной. Но если приглядеться, увидим, что пол «бочки» привинчен наглухо и давным-давно приржавел, что никаких следов от навесов на нем нет. Как же его могли убирать, да еще «внезапно»? Севастопольские скалолазы специально обследовали обрыв под «бочкой» — и не нашли там ни одной человеческой кости.

К началу 1-й мировой войны Россия заняла положение хозяина в Черном море, и нападать на нее с моря стало некому. Поэтому форты «Южный» и «Северный» так и не достроили, а легендарная «бочка» осталась лишь памятником…

Теперь о наших героях. Данила и Кирилл в раннем детстве часто хворали: у одного был рахит, у другого болезнь горла, из-за которой плохо развивалась речь. Отец очень скоро понял, как мало умеет медицина, и занялся мальчишками сам. Не оставляя выбора, он распределил время их жизни на спортзал и школу. Все! Под его нажимом ребята занялись пластической, а потом и силовой акробатикой. Тренировались они, словно олимпийцы, – по четыре-пять часов в день, с одним выходным в неделю. Для юных акробатов стало привычным преодоление страха, боли, усталости.

Ничто не дается даром. За свои рекорды ребята заплатили досугом и нормальным беззаботным детством. Годы проходили в спортзале, тренером был сам отец. Также он работал на заводе по производству. Не в силах совмещать две работы, на каждую из которых и всей жизни мало,  он забросил свой бизнес и разорился. Но грех было жалеть о деньгах! Первое же выступление Калуцких перед зрителями стало триумфом. А через год, в 2000 году, на международных соревнованиях в Италии братья Калуцких получили Гран-При как лучшие в мире пластические акробаты.

Теперь семнадцатилетний Кирилл и девятнадцатилетний Данила скручиваются в такие узлы, что и тренеры, и взрослые спортсмены-виртуозы рядом с ними просто теряются. Кстати, братья и в школе были отличниками. Для тренировки памяти, для литературного (то есть, достойного человеческого) развития они успевали читать классику и заучивать стихотворения русских поэтов; оба теперь столько знают наизусть, что и студенты-филологи завидуют. На регулярных выступлениях перед московскими школьниками у чудных братьев есть не только силовые номера. Отработан еще один неповторимый трюк, умственный. Кто-нибудь из гостей открывает на любой странице роман в стихах «Евгений Онегин». Начинают читать, а ребята по очереди продолжают, без запинок. И наворачиваются слезы умиления на глазах сердобольных учительниц…

Но вернемся на обрыв. Ближе к вечеру затих ветер. Это очень важно: отказ от страховки — вне обсуждений. Немного походили по краю «бочки», посидели. Надо же привыкнуть спокойно смотреть вниз, в никуда. В пустоту, подземную или космическую, которая уже нацелилась в тебя, уже ждет, скрывая нетерпение, но не хочет спугнуть прежде времени. Корректно, вежливо эта вечная пустота приглашает нырнуть в нее и… остаться. Поверху двухметровой «бочки» широкий уголок, удобный для охвата руками. Но стать рядом негде. Да им и ни к чему. Вот старший подтягивается, легко делает выход в упор. Еще несколько секунд моральной подготовки. И вот оно, начинается. Медленно, очень медленно и аккуратно парень переходит в стойку на руках. Тянутся минуты. Меркнут краски морского пейзажа с можжевеловой рощей, Серебряным пляжем и пятисотметровым мысом Айя вдалеке. Все мысли, все слова пропадают. Что можно чувствовать, чем любоваться, когда предзакатное солнце, такое доброе, золотистое, через секунду готово стать черным? Бушует лишь единое внутреннее: «Хватит!». Легкое дуновение. Уже опасно. Ветер! Да хватит же, возвращайся, все видели. Рекорд есть! Но слова застревают…

Ну все, все. Вот и туристы со стороны, внезапные свидетели, захлопали в ладоши. Нет, ребята, ваши аплодисменты здесь не по чину. Мы не в цирке. Это  для всех нас, посторонних и поначалу безмятежных, некая мучительная внутренняя встряска. Очищающий взгляд в запредельное и запретное. Катарсис.

Старший, Данила, пришел в себя, отдышался. Глядит на побережье и, должно быть, видит что-то свое, для нас неразличимое. «Спасибо Крыму, — торжественно произнес он. — Спасибо всем, кто защитил эту землю на войне. — Прошелся взад-вперед, на месте не стоится. — Впереди еще долгая борьба за Крым, — продолжал, помолчав. — Не оружием, нет. Это будет борьба культур. Бескровное, но беспощадное духовное состязание…».

Все, все, что гибелью грозит,

Для сердца смертного таит

Неизъяснимы наслажденья…

Бессмертья, может быть, залог!

И счастлив тот, кто средь волненья

Их обретать и ведать мог.

Кирилл не отставал от старшего брата никогда и ни в чем. Он завис, подтянулся, вышел в упор. И так же медленно, уверенно стал на руки. Еще и отжался несколько раз, с тем же вдохновенным ужасом глядя в бездну. «Неизъяснимы наслажденья…»

А потом, не в силах унять восторг, бегом взлетел на самую вершину Спилии. До позднего вечера братья были опьянены своей победой.

И только мы, взрослые, испытывали смертельную усталость.

Фото автора.

Об авторе: Дмитрий Николаевич Тарасенко:
Член Союза писателей России. Писатель-краевед. Автор многих историко-краеведческих книг о Крыме. Бард.
Другие публикации автора:
Автор: Дмитрий Николаевич Тарасенко

12 комментариев

  1. Потрясающе! Прекрасная статья. Суть её великолепно объясняет
    безрасудство. Так устроены люди и с этим ничего не поделаешь…

  2. Это уникальные ребята. Жаль, что они ищут приключения в таком виде.

  3. Теперь семнадцатилетний Кирилл и девятнадцатилетний Данила скручиваются в такие узлы, что и тренеры, и взрослые спортсмены-виртуозы рядом с ними просто теряются. Кстати, братья и в школе были отличниками

    Объясните, как то, что они делают сегодня соотносится с их узлами!

  4. на форте «Южный» долго держались немцы.

    Господи! Да не держались, а удерживали!

  5. Еще несколько секунд моральной подготовки.
    Да не моральной, а — психологической! Он что аморальный тип?

  6. пол «бочки»
    Да не пол — а днище! Пол может быть мужской или женский! И так вся статья!

  7. Замечания по делу. Надо быть внимательней к текстам. Но по сути статья хорошая. Так что, Денис, не передергивай. Проблема существует. Эти ребята хоть на виду. А те, полуумные, которые катаются на колбасе на траликах, на крышах электичек, метро — ведь эти тоже из этой оперы. Стало быть существует некий механизм, включенный на самоуничтожение?

  8. Уважаемый Денис! С огромным удовольствием читал я и эту статью Дмитрия Тарасенко. Попутно заметил в ней несколько недочётов, но это — для личного обсуждения. Я участвую во многих форумах (музыка, педагогика, литература), но никогда не порчу отношения с авторами — не выставляю на всеобщее обозрение чьи бы то ни было огрехи. Не стараюсь возвыситься, принижая другого. Для замечаний существует e-mail (dmitar@list.ru).

    Что касается Ваших поправок: начал я их читать, и так получилось, что ни одна из них практической силы не имеет. По порядку:
    _________
    ЦИТАТА-1: <>

    В статье сказано, что «на международных соревнованиях в Италии братья Калуцких получили Гран-При как лучшие в мире пластические акробаты». Пластическая акробатика подразумевает и «узлы», и «то, что они делают сегодня» — то есть силу (здесь выжим в стойку на руках). Да и без того ясно: кто скручивается в узлы, тот непременно должен обладать такой силой, чтобы запросто встать в стойку. Именно об этом сказано в статье.

    Но главное, чем «соотносится их сегодняшний трюк — с узлами», в другом: свои сверхчеловеческие способности завязываться в узлы эти братья не желают ограничивать бетонными стенами манежей. Их высшая цель — озарить своим экстремальным умением Природу.

    _________
    ЦИТАТА-2:
    <>

    Каждое слово имеет свой оттенок, и пришедшее первым часто оказывается самым уместным. «Удерживать высоту» — официальный, раз навсегда принятый военный термин. Свои удерживают или враги — не важно, на войне не до оттенков, главное сориентироваться. А вот для читателя статьи это как раз важно. Свои УДЕРЖИВАЮТ, то есть не отдают врагу, в этом их задача. Враги же наоборот, заняли и ДЕРЖАТСЯ. Держатся, пока их не выбьют. Так и получилось с немцами — они держались, пока их не выбили.

    (Продолжение в следующем комментарии…)

  9. (продолжение)

    __________
    ЦИТАТА-3:
    <>

    Да и не «психологической». Он что, «псих»?
    Хорошо, представим фразу: «Еще несколько секунд психологической подготовки». Красиво? Согласитесь, это длинное, канцелярское и почти научное слово «психологический», ещё и отдающее «психом», здесь ну никак не ложится. А «моральная подготовка» — довольно устоявшийся термин и к «аморальности» не имеет никакого отношения.

    Тем не менее, с Вашим замечанием я согласен. Но по другой причине. «Мораль» — это всё-таки о поведении человека в обществе, а в тексте речь совсем о другом — о природе и здоровом страхе. Духовная подготовка? В последнее время это слово намертво привязали к религии, так что тоже не к месту.
    Но и машинально заменить на «психа» не получится.

    (Продолжение в следующем комментарии…)

  10. _________
    ЦИТАТА-4: <>

    Вы заметили, что слово «бочка» взято в кавычки? Крымчанам ли не знать, что это не настоящая бочка, а лишь отдалённо похожее на неё ПОМЕЩЕНИЕ. А у помещения всё-таки пол, а никакое не днище.

    Глянем выше по тексту:
    «наших пленных солдат и матросов фашисты казнили, загоняя в эту бочку и внезапно убирая пол. Люди падали в пропасть…»
    Чувствуете, каким ужасом пропитана фраза? Ведь это из-под читателя пол убирают! Неужели и здесь нужно заменить на безлико-техническое «днище»? Вы только представьте: ЛЮДЕЙ загоняют! Где стоят наши пленные солдаты: на каком-то «днище» или всё-таки на полу?

    _________
    ЦИТАТА-5: <>
    Выходит, ее и читать не надо: ошибка на ошибке! По этой цитате я бы ещё разошёлся на полстраницы, но удержусь. А то подумают, что я и есть автор. Действительно, я имею родственное отношение к Дмитрию Николаевичу. Но думаю, заметно: я не пытаюсь защитить его лично. Я защищаю то чувство литературного упоения, которое возникает во мне (и не только во мне, судя по другим отзывам), когда читаю его статьи, рассказы, стихотворения. А теперь — еще и восторг, который живёт во мне со дня, когда познакомился с чудными ровесниками-акробатами, о которых рассказывает автор.

    С уважением,
    Станислав Тарасенко.

  11. Прошу прощения, цитаты почему-то не выложились. Вот их список:

    ЦИТАТА-1: Объясните, как то, что они делают сегодня, соотносится с их узлами!

    ЦИТАТА-2:
    «на форте «Южный» долго держались немцы.»
    Господи! Да не держались, а удерживали!

    ЦИТАТА-3:
    «Еще несколько секунд моральной подготовки».
    Да не моральной, а – психологической! Он что аморальный тип?

    ЦИТАТА-4: «пол «бочки»»
    Да не пол – а днище!

    ЦИТАТА-5: И так вся статья!

  12. Категрия «Стас» относится к формату психиатора (со всеми цитатами — это их коллега).
    Без комментариев.

Оставить свой комментарий