Азарт начинания или немного о журналистском ремесле

невормальный разговор1С Еленой Борисовной Маркиной дружить непросто. Ей совершенно чужды милые дамские сюсюканья и эмоциональные ажитации. И даже когда улыбка полна тепла, взгляд может хранить стальную жесткость.

Однако журналистскому ремеслу сия неженская харизма никак не мешает. Скорее, наоборот – на руку. Каким бы привлекательным ни был информационный повод, оценивать его надо незамутненным взглядом. Романтические тона, возможно, и подвянут, зато суть явления, наоборот, – проступит яснее и чётче.

Но что это я сразу о профессиональном. Все мы родом из детства. А отец Елены успел-таки захватить войну. Вернее, она захватила восемнадцатилетнего танкиста и бросила в Берлин, в уличные бои. Причём и после объявления фашистской капитуляции. Увы, солдаты-освободители гибли и после неё. До юного бойца костлявая тогда не дотянулась. А вот в год семидесятилетия фронтовика остановила его сердце незадолго до Дня Победы, не дав в последний раз обнять однополчан.Андрей Медведев ОРТ1

Но, думается, к этому моменту у его дочери характер вполне сформировался. Сформировался детством с мальчишескими играми в войну, лидерством в октябрятском, пионерском, комсомольском отрядах… Да и чтобы девчонкой стать кандидатом в мастера спорта, причем с клинком в руках, тоже не цыплячий нрав надо иметь…

– А когда ты решала, что займешься журналистикой?

– Никогда.

Действительно, обстоятельства её судьбы вывязывались почти непредсказуемо, словно подзадоривая: «Мы – вот так, а ты как?!». Еще школьницей её пригласили на главную роль в короткометражке, завоевавшей приз на кинофестивале. Постановщик посулил рекомендацию для Щукинского училища. Но Лена не собиралась в актрисы. К тому же не терпела, когда ей ставили планки. Почему актриса, если уж идти в кино, то режиссером! И поехала в Питер поступать в… Лесгафта – спорт, фехтование казались главным делом жизни. Но кому-то, вероятно, это место понадобилось (конкурс был сумасшедший), и медкомиссия нашла… порок сердца, который потом ни разу не подтвердился.на кинофоруме в Ялте1

Позже примерно в таком же варианте «и не планировалось» оказалась она студенткой Ленинградского института киноинженеров (нынешний Санкт-Петербургский институт кино и телевидения), на совершенно «не творческом» химико-технологическом факультете. В будущем КИТе тогда вообще не учили снимать кино, скорее, технически его обеспечивать. Но по своему профилю вуз был единственным в Союзе, Европе и принадлежал Госкино СССР. Поэтому, помимо химико-технологических секретов синематографа студентам не возбранялось учиться искусству у больших мастеров. Елене повезло на режиссуру Игоря Владимирова.

– Как же в судьбе Маркиной возник Севастополь?

– Согласно месту службы мужа, как у всякой офицерской жены.

Свою супружескую жизнь Елена Борисовна никогда не делала предметом пиара, считая делом сугубо личным. Но не станет спорить, что из самого худшего расклада можно извлечь положительные плоды. Супружество даровало ей сына и суровый опыт выживания, когда с ребенком на руках и без средств к существованию буквально остаёшься на улице. Зато теперь все имущественные блага, коими владеет, вправе держать на собственном счету. А жизнь вывела еще один постулат: никогда не зацикливайся на негативе, ищи ниточку, за которую можно вытянуться к лучшему.Елена_МАРКИНА1

И разве не так, если даже гарнизонная женская безработица представила ей шанс нестандартно испытать себя. После флотской гидрографии, телевизионной партии, фотолаборатории попасть в сотрудники филиала завода «Муссон», что располагался в Донузлаве. Сначала ученицей монтажницы, вооруженной паяльником, а годика через полтора – главным инженером того самого филиала.

С упрямством и упорством она увлекалась «не своим делом» и находила в нём небывалый интерес, росла как организатор. Предприятие вообще было мощным – 10 тысяч человек! – с сильными, талантливыми руководителями. Повезло работать под руководством таких зубров, как главный инженер завода «Муссон» Игорь Калюжный и главный технолог Всеволод Новиков. У них было чему учиться, да и зубры не скупились, щедро делились опытом.

А потом рухнула страна, промышленное производство. Для коммерции Елена не чувствовала способностей, до сих пор утверждая:

– Далеко не всем дано вести своё дело. Быть учредителем, собственником – тяжелый труд. Пойдите, попробуйте, это далеко не каждый сможет. Перед теми, кто организовал своё предприятие, пусть даже магазинчик, могу шляпу снять. Это люди, способные работать очень много.

Обстоятельства вновь делали крутой разворот. В 1995 году Елена Маркина пришла работать на Севастопольское телевидение. В той поре было очень много запоминающегося. Азартный коллектив, на подъёме, телевидение в городе только начинается. На канале много молодых ребят, талантливых (многие из них сейчас работают режиссерами, операторами в Москве и в Киеве, за рубежом). Маркина осваивала практическое телевидение во всех его ипостасях, от корреспондентской и режиссерской до операторской, редактором художественных программ вела целые циклы. Однако когда ярко творишь, хватко, по-крупному выдаешь на-гора, в тебе нередко видят не столько отменного работника, сколько серьезного конкурента. Наверное, уже тогда Елена Борисовна была готова возглавить телестудию, но кто же даст!театр Рыбникова Юнона и Авось1

Специфику последующих трех лет её жизни стороннему не понять. Потому что была это… налоговая инспекция. Шёл 2002 год, лихие девяностые уходили в историю, но ту работу по связям с общественностью, которая героине рассказа была предложена ветераном севастопольской журналистики Верой Анатольевной Ивановой, мёдом не назовёшь. Кто и когда любил платить налоги! А тут надо было продвигать идею законности налогообложения во всех городских СМИ, от газет до телевидения. Елена, став начальником отдела, делала для ТВ три программы в неделю – и как автор, и как режиссер, и как оператор.

– Говорят, в твою машину стреляли.

– И в других стреляли… Давай лучше веселую историю расскажу. Шло много контрафакта. Однажды изъяли большую партию «водки» и «вина» – бормотухи всякой. Отвозят на специальное место, открывают канализационный люк и вперед: трех бомжей мобилизуют сливать содержимое бутылок в канализацию. Надо было видеть выражение их лиц! Репортаж получился на все сто!

– Но это же опасно – изымать продукт, на котором кто-то делает преступный бизнес?

– Не чувствовала опасности. Ездили мы и на контрольные проверки, но считаю, что у меня не было угрожающих ситуаций. Кстати, физзащиту на таких проверках всегда обеспечивали. И вообще, я азартная, увлекаюсь и не замечаю, что там по сторонам происходит.учредители телеканала1

Хорошая штука азарт, но человеку, которому так хочется расправить плечи, а не удаётся, трудно почувствовать себя профессионально реализованным…

– Я никогда не мечтала о кресле руководителя, всегда хотелось своего авторского дела, но судьба почему-то складывалась по-другому. В ту же налоговую шла рядовым работником, но из-за реорганизации села начальником отдела.

– А у меня впечатление, что ты всегда всеми руководила!

– У меня тоже такое впечатление…

Те, кто пригласил Елену Борисовну Маркину на очередной деловой кастинг, скорее всего, имели сходное представление о её деловых качествах. Ей предложили должность директора телеканала «Первый севастопольский».

– Но его самого и в природе не было! Ни лицензии, ни команды, ни-че-го… Четыре столба на большой пустой зал.

В дело пошло всё, что она до этого знала, включая умение орудовать паяльником. Но это, как говорится, частности. Телеканал надо было создать в новом современном формате, обеспечить достойный масштабный эфир, создать ток-шоу, которые становились самой актуальной формой телевещания. И обеспечить не заангажированных собеседников, а людей действительно с разными точками зрения. И чтобы им не мешали высказываться. Сделать то, чего ждали севастопольцы.

– А влияние частных владельцев?

– Журналистика всегда зависима. Свобода печати – скорее желаемое, чем действительное. Нам же повезло, что это был период становления телевидения, когда учредители говорили: мы в вас верим и готовы помогать, чтобы вы вывели телеканал на самый высокий рейтинг. И дали определенную степень свободы. Ограничивало нас лишь законодательство. Свобода свободой, но многое важно соблюдать, чтобы лицензию не отняли.

Теперь вспомним, что это происходило в законодательном поле самостийного государства. А националисты за телевидением хорошо следили. Перед каналом стояла практически невыполнимая задача по языку вещания. У всех каналов было 75 процентов на украинском. Канал Маркиной умудрился получить лицензию, в которой было 50 на 50! По сути, весь прайм-тайм на «Первом севастопольском» вещание шло на русском языке, а на вторую половину включался другой канал, купленные передачи, в основном в ночное время.

– Как подбирали специалистов?

– Самое сложное. Достойно подготовленных и при этом нетрудоустроенных не было. Первая команда пришла, когда делали новостную программу раз в неделю, но требовалось давать ежедневный такой выпуск. Тут надо ох как побегать! Людей собирали крупица за крупицей. Из тех, кто работал до моего прихода осталась Нина Колмовская, Сергей Ткачук… Блестящие журналисты, с великолепными текстами. Из операторов остался работать Максим Чикин. Зато пришли такие корифеи как Светлана Сухоручкина, в очень важный момент подставил плечо Алексей Коник, правда ненадолго. Пришло много молодых, начинающих журналистов, но таких ярких, увлеченных! Даша Веркеева, Наталья Кордон, Анна Айзенберг, Валерия Каратаева. Еще школьницей начала свой путь в журналистику на нашем телеканале Елена Желнина, и еще много звездочек можно назвать. А еще у нас работали великолепные операторы. Все с большой буквы!

– В итоге сколько народа набралось?

– Сравнительно небольшой, но качественный коллектив – 50 человек. Мы делали 24 часа собственного вещания. Основное направление – общественно-политическое, невероятно тогда востребованное. А в принципе занимались всем, от работы властей до коммуналки, обязательно – краеведение и культурная жизнь города.

С их экрана то выступали представители Морзавода, рассказывая о своих проблемах, то заботами и успехами делились работники троллейбусного парка, широко представлена была и медицина. До тысячи звонков регистрировалось во время прямых эфиров – интерактивное голосование было очень востребовано зрителем, все хотели обозначить свою точку зрения. Значит, канал показывал то, что у людей болело, что их интересовало.

– Приходили чиновники самого высокого городского уровня. Надо отдать им должное – не боялись, особенно при Яцубе, когда он был градоначальником. Он считал, что чиновники должны публично отвечать за свою сферу деятельности. Но мы не впадали в чернуху, это очень плохо, когда человек задавлен негативом. Так что «бантики» были в каждом информационном блоке. Что, собственно, и есть жизнь. Мы не показывали безнадегу, показывали, что выход есть. И многие вопросы решались. Скажем, на проспекте Октябрьской революции были дома с совершенно забитыми стояками, люди мёрзли. Мы подняли эту проблему, долго ее держали на контроле, подключились депутаты и заставили провести ремонт. Сюжеты сопровождались во времени, о результатах, итогах с экрана рассказывали те же люди, которые к нам обращались.

– А как журналист вела какую-то свою тему?

– Программу «Актуально», почти все «прямые эфиры» телеканала, потому что на тот момент еще не подросли наши молодые журналисты (сегодня они, кстати, блестяще работают в любых эфирах). Программу «Неформальный разговор». Это история нашего города. Цикл готовился с помощью историков, сотрудников Севастопольской Морской библиотеки. Умнейшие, образованнейшие специалисты. Историк-архивист Наталья Терещук, библиографы Елена Баринова, Валерия Назинцева, Наталья Линкина… Не однажды бывал в эфире Валерий Крестьянников, в ту пору директор городского архива, очень помогал! К слову, он был экспертом и консультантом в моём фильме «Севастополь императорский». И мы спокойно, доказательно показывали, что это русский город, причём не с точки зрения поклонения царствующей фамилии, а с точки зрения его исторической принадлежности к России. Каждое слово, которое там сказано, подкреплялось архивным документом. Никакого вымысла, только факты. Делали этот фильм год, он вышел 1 января 2014 года. И заканчивался словами: «Стоит Севастополь, основанный и возвеличенный императорской рукой!». Ну русский мы город, кто бы что ни говорил!

Так «Первый севастопольский» явно и подспудно вёл зрителя в Россию. Еще в 2009 году он показал репортаж о прибытии в Севастополь «свободовцев». Как стояли они на нашей площади Суворова в масках с камнями в руках, орали «Москаляку на гиляку», всем видом показывая, как ненавидят нас, что готовы прийти сюда убивать. Репортаж вёлся за ними до Дома политпросвета, где появились казаки, и «гости» побежали, аж пятки сверкали. И милиция держала народ, чтобы не допустить крови…

– Эти кадры сохранились! Потом было ток-шоу по этому поводу, горячее, яркое, актуальное. Севастопольцы никогда бы не поддержали нацистский вооруженный переворот, произошедший в Киеве. И на референдуме мы сделали свой выбор.

Уже с января четырнадцатого года «Первый севастопольский» практически перестал соблюдать законы Украины. Журналисты продвигали правду о майдане, включали информационные блоки «России-24», чтобы люди видели все точки зрения, понимали, что происходит. Репортёры, что называется, работали на износ. Иногда было столько информации, что, когда смотрели вечерние новости, не верилось, что все это почерпнули из одних только суток!

– Но ты еще и успевала преподавать в МГУ…

– Да, три года. Подбирала кадры для телеканала. Студенты часто бывали на студии, участвовали в передачах, имели допуск к микрофонам, к камерам, набирались практических навыков. Они меня и спрашивали, что такое тележурналистика. Я отвечала: «Работа от рассвета до заката с двумя выходными… в году». За счет такого режима и успевала быть руководителем и готовить свои передачи.

Она руководила каналом почти шесть лет. Почему ушла? Учредители не горели желанием её отпускать, но Маркина ощущала, что проект достиг максимального рейтинга, точки созревания. Дальше нужны были новые вложения, финансовые и человеческие. А такой перспективы не просматривалось…

Сегодня Елена Борисовна Маркина вновь работает в нескольких ипостасях. Она – специалист по связям с общественностью городского центра медицинской профилактики, ведет и расширяет его сайт, ратуя за всемерное оздоровление земляков. Общественная стезя – руководство севастопольским отделением общественной организации «Русское единство», один из проектов общественников – просветительский и патриотический конкурс для школьников «Мы – наследники Победы!». Как член Союза журналистов России входит в правление нашего регионального отделения союза, представляет его на всероссийских конференциях и съездах.

Её профессиональный путь продолжается. И кто знает, какие обстоятельства откроются завтра. Кто бы другой убоялся таких перемен, но только не она. Азарт нового дела охватывает всю её душу и укрепляет крылья для нового творческого полёта.

Удач коллеге и другу в нашем нелегком журналистском деле!

 

Наталия МИКИРТУМОВА,

заслуженный журналист Крыма

 

 

Другие публикации автора:
Автор: Администратор

Оставить свой комментарий