Клод Анэ*: В Персию на автомобиле через Россию и Кавказ: розы Исфахана**

images.jpg 230В 1905 году Клод Анэ, известный фрацузский теннисист и литератор, впервые в Европе предпринял поездку на автомобиле из Бухареста в Персию. Вместе с ним в этом путешествии приняли участие авиатор и автолюбитель князь Георгий-Валентин Бибеско, его молодая жена Марта Бибеско, его кузина Мария Ферекиде со своим мужем Михаем Ферекиде, князь Эммануэль Бибеско, румынский спортсмен, господин Леон Леонида, а также трое механиков-водителей: швейцарец Кеплер, француз Эжен и румын Гиорги. Одним из этапов путешествия являлся Крым.

                                                                 Крым

Вторник, 18 апреля

К семи часам утра, когда мы вышли на палубу корабля, на горизонте, в туманной дымке появились расплывчатые очертания крымских берегов. Через некоторое время на бледно-голубом фоне мы увидели горы, а затем и сам Севастополь с его Черноморской эскадрой. Но что это, неужели наш пароход “ Великая княгиня Ксения” приняли за японский военный корабль? И вот уже на всех парах в нашу сторону несутся пять миноносцев, а за ними следуют два крейсера. Да ведь это маневры в нашу честь! Мы были весьма благодарны штабу российского флота за это

 

*Клод Анэ ( 1868 – 1931 ), литературный псевдоним Жана Шопфера, известного французского теннисиста, литератора и путешественника.

**Claude Anet “ La Perse en automobile a travers la Russie et le Caucase”  F.Juven  Paris  1907

                                                  -2-

незабываемое зрелище. Севастопольский рейд очень красив и удобен. Как показывает опыт, здесь может укрыться целый флот. Входим в порт. Там уже вовсю кипит бурная деятельность: строятся новые суда, а в сухих доках ремонтируются старые. Со всех сторон слышатся свистки, сирены и адские удары молота по корабельным заклепкам. В воздухе постоянно витают клубы пара. Здесь слишком шумно и по-военному строго, поэтому мы задерживаемся в Севастополе всего на несколько часов, чтобы подготовить наши автомобили к поездке в небольшой татарский городок Бахчисарай. Севастополь не представляет для нас большого интереса. Конечно, здесь есть музей обороны города во время войны 1854-1855 годов, но это событие произошло так давно, и, вообще, сейчас мы абсолютно не настроены на рассказы о героических защитниках города. Лучше поинтересуемся актуальными политическими событиями. Один француз показывает мне свежий номер  парижской газеты, рассказывающей о том, что весь Севастополь охвачен пламенем революции.* Кто бы сомневался!  — Скажите, а в Ялте тоже неспокойно?, — спрашиваем мы у нашего соотечественника.  

*Здесь речь идет о событиях русской революции 1905 года. ( от переводчика )                                                   

                                                     -3-

– Я думаю, что все эти сведения сильно преувеличены, отвечает нам коммерсант- француз, заинтересованный в том, чтобы толпы туристов продолжали приезжать на отдых в тихий и спокойный Крым.

На сегодняшний день у нас запланирован следующий маршрут: ранний обед и отъезд к 11 часам дня в Бахчисарай, расположенный в пятидесяти километрах от Севастополя. Оттуда мы поднимемся в Бельбекскую долину, затем проедем горный перевал в окрестностях Ялты и, наконец, спустимся в этот знаменитый курортный город, получивший прозвище “ русская Ницца “. По горной дороге Ялта отстоит от Бахчисарая на сто километров. Нам обещают дорогу хорошего качества. Дай бог, чтобы это так и было! Наконец, в час дня, сопровождаемые проклятиями со стороны многочисленных татарских извозчиков, собравшихся на площади перед нашей гостиницей, мы покидаем Севастополь. Нам хорошо знакомы названия многих севастопольских окрестностей. Какой француз не знает проспектов Альма или Малахов? Мы пересекаем город и оказываемся на высоком Малаховом холме. Оттуда мы направляемся в Бахчисарай через Бельбекскую долину. Нас не обманули: здесь действительно есть хорошие дороги, на которых все же частенько встречаются  неожиданные колдобины. Мне 

                                                    -4-

больно видеть как мой чемодан внезапно подскакивает над багажным автомобилем и, совершив кульбит, приземляется на дорожное полотно. Уверен, что если бы мы, следуя за этим авто, не держались бы крепко за наши сидения, то оказались бы рядом с моим несчастным чемоданом. Пейзаж просто очаровывает нас. Из-за запоздалой в этом году весны все еще зеленеют луга и цветет миндаль. Мы наслаждаемся удивительным ощущением открытия абсолютно нового для нас края. Наконец, прибыли в Бахчисарай. В узкой долине, вдоль длинной, живописной улицы проживает около пятнадцати тысяч татар. У въезда в город, на холме расположена казарма, в которой квартирует русский батальон. Мы пересекаем город под оглушительное сопровождение автомобильных гудков. Весь Бахчисарай высыпал на улицу, чтобы увидеть уникальное зрелище. В ходе нашего автомобильного пробега у меня постоянно возникает иллюзия ( а может, и не иллюзия ) того, что мы посещаем так много стран лишь для того, чтобы развлечь жителей далеких городов. Сидя на корточках в своих настеж распахнутых лавочках, многочисленные бахчисарайские сапожники, портные, мясники, жестянщики, гончары и бакалейщики с явным наслаждением наблюдают за нашим автомобильным караваном. Для них – это бесплатное развлечение. Но мы-то очень хорошо знаем цену этому спектаклю.

                                                     -5-

В древнем дворце, где когда-то жили татарские ханы, прежние хозяева этого края, нам показали спальню императрицы Екатерины Великой. Восточная архитектура дворца довольно невзрачна, но сады, окруженные невысокими зданиями этого комплекса, просто очаровательны. Мы с большим интересом осматриваем ханское кладбище. Здесь есть множество саркофагов, некоторые из которых датируются пятнадцатым и шестнадцатым веками. В верхней части саркофагов, там, где насыпана земля, растут фиалки и левкои, а над всем кладбищем витает тонкий аромат цветущих персиков. Рядом с могилами высится хрупкий минарет дворцовой мечети.

Час спустя ( это который же сейчас час? Уже пять?! ) мы вновь поднимаемся в Бельбекскую долину. Нам предстоит проехать сто километров по горной дороге и еще пятнадцать по перевалу, прежде чем мы попадем в Ялту. Нижняя часть Бельбекской долины густо населена. Мы проезжаем мимо маленьких домиков, окруженных миленькими садами, мимо ферм, лугов и полей. Вскоре цивилизация заканчивается: более ни одной деревни, ни одной хижины. Мы оказываемся в лесу, в полной тишине. Дорога идет в гору. В ста метрах выше от меня я вижу, как наше авто в сорок лошадиных сил легко преодолевает горные зигзаги и крутые повороты, а позади меня где-то

                                                    -6-

 со скоростью в пятнадцать километров в час плетется багажный автомобиль. Почти на каждом повороте нас подстерегает выбоина, а сам поворот встречается через каждые сто метров. Наступает вечер, если все будет идти таким образом, то по такой тяжелой дороге мы доберемся до Ялты только ночью! Подъем продолжается. У подножья деревьев мы замечаем кучки снега. Наконец, мы покидаем лес и подъезжаем к перевалу. И вдруг на повороте дороги перед нами возникает стена высотою в один метр! Наш мощный Мерседес бросается на прорыв и вскоре застревает в снегу. Что делать? Перед нами – около пятисот метров сплошного снега, а до Ялты всего лишь двадцать километров. Позади нас – страшная горная дорога в Севастополь протяженностью в сто километров. Да и в котором часу мы доберемся до Севастополя, не имея во рту и маковой росинки? Но выбора нет, и вот глубокой ночью мы уже едем назад, следуя вдоль обрывов, подпрыгивая на каждой выбоине и приостанавливаясь через каждые сто метров перед очередным крутым виражем. Фары наших машин отбрасывают яркий дрожащий свет на окружающие нас пейзажи… Наконец, мы попадаем на равнину. Ветер крепчает, по черному небу плывут тяжелые облака. К одиннадцати часам ночи мы оказываемся на скалистом Малаховом кургане. Одна из шин внезапно лопается. В то время как механики заменяют колесо, мы расстилаем на  земле теплые шали и, голодные и усталые, ложимся на них, тесно прижавшись друг к другу.

                                                        -7-

 Посреди камней и редкой растительности Малахова кургана завывающий ветер напоминает нам о том, что когда- то здесь лежали еще более усталые, чем мы, солдаты, усталые до такой степени, что жизнь навсегда покинула их. И это завывание ветра очень похоже на свист пуль и вой снарядов той эпохи…

19 апреля  Этим утром мы решили погулять по Севастополю. Во время прогулки я беру урок русского языка, пытаясь расшифровать названия магазинных вывесок. Почему у русских такой сложный алфавит? Наверное, для того, чтобы запутать французов. Судите сами, русские заимствовали некоторые буквы латинского алфавита и произносят их совсем по-другому. Их буква Н читается как наша N, а буква P обозначает нашу R! И потом, в русском языке существуют большие различия в написании печатных и прописных букв. Поэтому считается серьезным достижением, когда после нескольких недель пребывания в России иностранец может правильно прочесть названия магазинов. Что касается адреса, написанного от руки, то лучше всего просто отказаться от малейшей попытки прочесть этот ребус. Я до сих пор так и не научился писать по-русски свое имя. И еще одно. Находясь в России на протяжение уже восьми дней, я обнаружил, что очень мало русских владеют французским языком, и что мнение, сложившееся во Франции на этот счет, ошибочно.

                                                     -8-

  Те русские, которые говорят по-французски, чаще всего живут во Франции, или довольно  часто посещают наши бальнеологические курорты… Я утверждаю, что российские извозчики, рабочие, полицейские, крестьяне и пастухи не знакомы даже с азами нашего языка. Таким образом, те, кто хочет путешествовать по России на автомобиле, должны уметь говорить и читать по-русски. Нашим переводчиком является Эммануэль Бибеско. Что же касается нас самих, то с помощью жестов нам иногда удается и без знания языка решать некоторые мелкие бытовые вопросы. Главное – мы выучили волшебную фразу: “ Stakan tchaiou, pojalousta! “, произнеся которую, даже в самой глухой деревеньке, как по мановению волшебной палочки, перед нашим взором появляется стакан превосходного горячего напитка.

После обеда, по южнобережной горной дороге протяженностью восемьдесят километров, мы отправляемся в Ялту. Наша первая остановка – монастырь Святого Георгия. Чтобы добраться туда, нам необходимо покинуть шоссе и по проселочной дороге проехать около пятнадцати километров. Наши машины явно отвыкли от таких условий езды. Сопровождающий нас местный крестьянин сбился с пути, и мы налетели на бордюр огромной ямы.

                                                          -10-

 Для того, чтобы продолжить свой путь, некоторое время в качестве дорожных рабочих нам пришлось таскать камни и заполнять ими яму. Наши дамы мужественно работали наравне со всеми. Если в начале этой довольно авантюрной экспедиции я и испытывал некоторые опасения по поводу этих женщин, привыкших к неге и роскоши, то по ходу путешествия, ваш покорный слуга абсолютно успокоился на этот счет. Я видел в Бессарабии, как они не спали целыми ночами, как преодолевали все лишения с улыбкой на устах. Их жизнерадостность и хорошее настроение воодушевляли мужчин и гасили многие конфликты, частенько возникавшие во время длительной, утомительной экспедиции. Поэтому я рекомендую всем мужчинам обязательно брать с собой в путешествие молодых дам…

Монастырь Святого Георгия, возведенный на скалистом выступе высотою в триста метров, очень красиво нависает над морем. Длинноволосые монахи, живущие в монастыре, имеют все основания для того, чтобы денно и нощно возносить свои молитвы творцу, создавшему такой восхитительный вид.

Вернувшись на основную дорогу, мы продолжаем свой путь мимо прекрасных долин, волнистых курганов, белоснежных холмов и орошаемых многочисленными речушками плодородных полей. 

                                                        -11-

К пяти часам вечера наша экспедиция прибывает в Балаклаву. Мы попадаем в какой-то сказочно-миниатюрный городок: маленькие зеленые сады рядом с крошечными домиками, кружева холмов, украшенных остатками генуэзской башни и окружающих что-то наподобие огромного озера с чистейшей голубой водой, подернутой рябью вечернего бриза; вдоль этого озера по всей его окружности следует низкая набережная, а в самом озере мирно дремлют гребные и парусные лодки. На небольшом расстоянии от нас стоит самый настоящий миноносец с вымпелом на мачте и матросами, с большим интересом рассматривающими наши автомобили. Без сомнения, он именно из-за нас зашел в эту бухту, и нам было очень приятно созерцать это судно. Мы подходим к концу набережной и замечаем узкий, бутылочный проход из Балаклавской бухты в открытое море. С двух сторон этот проход окружен высокой скалистой стеной. Вскоре, очарованные этой игрушечной зелено-голубой Балаклавой, спрятавшейся посреди меловых холмов, мы продолжили свой путь. Удобно устроившись на комфортабельных сидениях наших авто, при свете заходящего солнца в прозрачном небе, мы наслаждаемся окружающими нас очаровательными пейзажами.  Молодые дамы читают нам стихи Ронсара, Шенье, Виньи и Верлена, в которых воспеваются дальние, загадочные страны.

                                                      -12-

 Горы приобретают розовый оттенок заходящего солнца. Дорога зигзагами поднимается вверх. И вот мы уже достигаем перевала. После монастыря Святого Георгия нам пока еще ни разу не встретился морской пейзаж. Подъезжаем к широкой арке, перегораживающей дорогу. Это – знаменитые Байдарские ворота. Как только мы пересекаем арку, перед нами открывается поразительная картина: слева и справа от нас высятся островерхие скалы, покрытые густой растительностью, в восьмидесяти метрах под нами ласково плещется синее море, впереди на небольшом холме высятся пять золоченых куполов православной церкви, а у подножья циклопических скал цветут фруктовые деревья. Узкая козья тропа ведет вниз, в маленькую приморскую деревню. Солнце, заходя за горизонт, оставляет позади себя горы и море, покрытые синевато-розовым цветом. Здесь царит абсолютная тишина, и мы просто околдованы этим зрелищем. Слева из-за моря встает огромная красноватая луна. Она поднимается все выше и выше, становится желтой и вскоре на морской глади появляется бледно-золотой веер лунного света. Один только вид спуска вниз вызывает у нас головокружение. Дорога следует спиралью с очень крутыми поворотами. Но у нас уже есть опыт езды по Бессарабии, поэтому мы ничего не боимся. Еще не изобрели такую дорогу, которая смогла бы остановить нашего бесстрашного и уверенного в себе Георгия Бибеско.

                                                  -13-

 В самом начале нашей экспедиции я вручил ему самое ценное, что у меня есть, – свою жизнь. Он дал слово, что возвратит меня в Париж целым и невредимым. Так что это —  его забота, пусть  выкручивается сам, точка. Управляет ли он парусником, или держит в своих руках руль автомобиля, этот человек всегда мыслит в правильном направлении, принимает верное решение, рискует и побеждает. Мне уже приходилось высоко и опасно подпрыгивать, находясь на заднем сидении. Но даже на высоте трех метров я не испытывал ни малейшего страха, будучи убежденным в том, что, несмотря ни на что, я обязательно снова приземлюсь на свое место. Именно так все и происходило. После сотни колдобин и  подпрыгиваний на них, когда ты невольно в течение нескольких секунд оказываешься в состоянии свободного полета, уже перестаешь обращать внимание на такого рода манеру передвижения, которая чем-то напоминает прыжок лягушки в сочетании с парением птицы. Крепко сжимая руль в своих руках, постоянно держа ноги рядом с тормозами, невозмутимый Бибеско вот уже двадцать два часа как неотрывно следит за дорогой. Я бы никогда и ни за что не променял бы такого механика на другого. И это доказывает тот факт, что автолюбитель часто бывает лучше любого профессионала… Опустилась ночь. Очень любопытно наблюдать за тем, как на данной широте в это время годаночь наступает каждые тринадцать часов

                                                         -14-

. Восемь дней назад такое явление весьма удивило нас, а сегодня мы к этому уже привыкли. Сейчас мы просто переходим в разряд ночных автомобилистов. Если кто-то предпочитает яркий утренний свет и палящее полуденное солнце, то мы, в основном,  выбираем для передвижения по Крыму прохладную темень ночи, придающей любому, самому банальному пейзажу таинственный вид…

Наконец, за мысом показался маяк, затем засверкали портовые огни, еще десять верст среди нескончаемых ароматно цветущих садов, и вот уже наша процессия въезжает на набережную Ялты. Как всегда, оставшись без ужина, мы умираем от голода!…

20 апреля . Должен признаться, что не только красота города, но и недавние революционные волнения привлекли нас в Ялту. С тех пор как мы находимся в России, о волнениях и погромах в которой без устали трубят в зарубежной прессе, мы еще ни разу не видели ни малейшей стычки и ни одного покушения на представителя власти. Ни один полицейский пока еще не пожертвовал собой ради нашего спасения. Безусловно, каждый из нас вооружен револьвером. Кроме того, в автомобиле припасены карабин и охотничье ружье.

Наши компаньонки носят на своих поясах маленькие острые кинжалы для защиты своей чести и достоинства.

                                                     -15-

Правда, пока что эти кинжалы использовались только лишь для разрезания листов совершенно новенького экземпляра эссе Стендаля “ О любви “… Что касается Эммануэля Бибеско, то он вооружен … пилочкой для ногтей. Надо признаться, что с самого начала путешествия наше оружие хранилось в автомобиле, так как револьвер очень тяжел для постоянного ношения. Итак, будучи в Ялте, мы с жадностью ищем следы революционных беспорядков.

- Смотрите, вон там разбитая витрина!

- А вот сгоревший дом!

- Наконец-то!

Мы ведем себя, как самые кровожадные дикари. Нам рассказывают, что в течение сорока восьми часов Ялта находилась во власти бунтовщиков. Одна дама сообщила нам, что один из сожженных домов принадлежал ей самой. При этом ее рассказ сопровождался истерическим хохотом бедняжки.

- Наше пианино успели спасти, спустив его вниз на веревках через окно. Оно так смешно болталось в воздухе!

Дама никак не может принять серьезный вид, и меня удивляет, с какой легкостью она воспринимает свою трагедию. Один парикмахер-француз весь кипит от негодования по поводу того, что офицеры не отдали приказа солдатам стрелять в бунтовщиков…

                                                        -16-

Сегодня город выглядит абсолютно умиротворенным… 

В курортной Ялте  хозяйничает шумная корпорация татарских извозчиков. Их насчитывается около трехсот человек. Сейчас они выстроились со своими экипажами вдоль набережной. Шум неизвестных им автомобилей сильно пугает животных. Они встают на дыбы и кидаются в стороны. Настоящий хаос! Извозчики ругают нас самыми последними словами. Мы же со своей стороны терпеливо выжидаем, когда закончится поток этих непонятных нам и почему-то адресованных нашим родителям, слов…

Не прошло и суток, как на имя губернатора Тавриды*, брата знаменитого властного шефа Санкт-Петербургской полиции Трепова, валом повалили жалобы. Нас лично посетил раздраженный начальник ялтинской полиции. Как только мы предъявили ему бумагу с печатью и подписью какого-то сановника, отношение к нам резко изменилось. Он учтиво поклонился и выразил уверения в своей глубочайшей преданности нам. В этот же день мы узнали, что на недалеко расположенной от нас вилле  

 

*Трепов Владимир Федорович ( 1860-1918 ), Таврический губернатор в 1902-1905 годах. ( от переводчика )

                                                      -17-

остановился на лечение Максим Горький. Я решил навестить знаменитого писателя. Один фармацевт снабдил меня нужным адресом, и я отправился в путь.

Мой автомобиль следует по дороге в Ливадию, затем въезжает в парк под названием Чукурлар; здесь, в стороне от пыльной дороги хаотично разбросаны дачи, своими фасадами обращенные к морю; природа тут несколько диковата, что наряду с виноградниками и цветущими фруктовыми садами придает Южному берегу Крыма какой-то особый шарм. Здесь не растут саблевидные кактусы, блястящие пальмы, колючие алоэ и уродливые араукарии, увы, так успешно прижившиеся на французском Лазурном берегу. Крайний дом, к которому ведет извилистая  аллея, представляет собой одноэтажную белоснежную виллу в итальянском стиле с террасой и плоской крышей. Стоящая у двери служанка не понимает ни одного слова по-французски. Я захожу в вестибюль. Навстречу мне выходит крепкий мужчина, одетый во все черное. Это – Максим Горький. Проводив меня в небольшой салон, он сразу же быстрым шагом удаляется в соседнюю комнату. Помещение, в котором я нахожусь, имеет высокий потолок и чисто выбеленные стены. Горький возвращается в сопровождении своей жены. Я представляюсь хозяевам, говоря им о том, что сюда меня привели давнее восхищение талантом писателя и живая симпатия к его семье. 

                                                       -18-

8Госпожа Горький* очень хорошо говорит по-французски. Она немного стесняется меня, у нее нежный голос и очаровательное произношение. Горький говорит только по-русски, но благодаря посредничеству его жены, между нами тремя завязывается довольно содержательная беседа. Как только писатель узнает о том, что я прибыл из Парижа, где вожу знакомства со многими французскими литераторами, произведения которых очень нравятся Горькому, его лицо сразу же светлеет. Он хочет высказать свое восхищение писателями, призведения которых он читал только в переводе на русский язык. Больше всех ему нравятся представители натуралистической школы, прежде всего, Флобер, Мопасан, братья Гонкуры, а также наши современники: Анатоль Франс, Пьер Лоти** и Октав Мирбо***. Именно Мирбо потряс Горького до глубины

 

*Речь идет о гражданской жене Максима Горького, актрисе Художественного театра Андреевой Марии Федоровне. ( от переводчика )

**Пьер Лоти ( 1850-1923 ), псевдоним Жюльена Вио,  известного своими экзотическими романами. ( от пер. )

***Октав Мирбо ( 1848-1917 ), драматург, член академии Гонкуров. ( от переводчика )

                                                    -19-

души. Толстой уже давно выражал свой восторг перед творчеством этого француза. Самое страстное, трагическое и болезненное в его произведениях, таких как “ Голгофа “ и “ Дневник горничной “, — это яростная сатира на современное общество. Именно она завоевала сердца двух самых великих русских писателей нашего времени. В то время, как Горький говорит, я стараюсь хорошенько рассмотреть его. Он коренаст, строен и гибок. Одет во что-то наподобие свободно сидящей на нем черной суконой туники со стоячим воротничком и черные брюки из той же ткани, заправленные в мягкие сапоги. Носит украшенный серебром кожаный поясок. У него – неровные черты измученного лица, широкие ноздри и ярко-голубые глаза, в которых читается сильная воля и решимость, глаза исстрадавшегося человека дела, который тратит себя всего, без остатка;  мощный лоб изрезан глубокими морщинами, светлые волосы зачесаны назад, на подбородке – маленькая, редкая, рыжая бородка. Он наклоняется к нам, чтобы прислушаться к нашей беседе. Как только мадам Горький переводит своему мужу мои слова о глубокой симпатии французов к нему в этот тяжелый момент его жизни, напряжение на лице писателя спадает, взгляд смягчается, начинают блестеть глаза, а рот расплывается в счастливой, доверчивой улыбке человека большой доброты и душевной молодости. Госпожа Горький рассказывает о том, как ее муж был арестован в

                                                        -20-

Риге, куда он приехал к своей заболевшей жене. Не дав ему и часа передышки, его увезли в Санкт-Петербург и поместили в Петропавловскую крепость. Там Горького обыскали и заставили полностью раздеться. Долгое время он оставался голым в холодной камере, стоя босыми ногами на каменном полу. Именно тогда у него появился сильный кашель, лечиться от которого он и приехал в Ялту. Горький не жаловался на тюремные условия. Главной его пыткой было то, что ему запрещали переписываться с больной женой. Наконец, писателя временно выпустили из тюрьмы. Его самым большим преступлением явилось то, что он со своми друзьями делал все возможное, чтобы избежать ужасной январской бойни. Накануне побоища, в пятницу и субботу, он безуспешно обивал пороги различных министерств, пытаясь образумить царских чиновников. Об этом известно всем. Затем он написал рассказ о трагических днях, а также на черновике составил воззвание. Этот -то черновик и обнаружила полиция в доме у одного из друзей писателя. Замечу, что данный призыв не был кем-либо подписан, напечатан или рукописно размножен. В сущности, у следствия нет никакой законной базы для преследования моего мужа. Процесс должен состояться за закрытыми дверями, но дата его, судя по сообщениям прессы, пока не определена. Все говорит о том, что никто не заинтересован в раскручивании этого дела…

                                                   -21-

Постепенно разговор заходит о биографии Горького. По этому поводу и во Франции, и в России написано много лжи. Говорят, что он родился в нищете. Это – неправда. Он познал нищету, самостоятельно выбрав для себя этот путь, а это совсем иное. Горький родился в Нижнем Новгороде в небедной семье. Его дед – подрядчик маляр на строительных работах, сам дал внуку начальное образование. Школу Максим Горький не посещал. Желая, чтобы юноша пошел по стопам своего деда, тот обучил парня своей профессии. Но Горький восстал, он мечтал не о малярных работах, а о путешествиях по свету. Поэтому он и сбежал. Так началась полная приключений жизнь Максима Горького: он плавал юнгой на пароходе, курсирующем по Волге, работал помощником пекаря. Он познал нищету, страдания обездоленных, он жил среди тех, главной заботой которых было найти себе кусок хлеба на пропитание; он видел тяжелую жизнь рабочих и крестьян, а также тех, кто находится на обочине жизни, “ экс-человеков “, как он сам их называл. Необходимость самому зарабатывать себе на жизнь, жажда перемен, желание увидеть новые края и условия жизни разных людей сделали из него странника, путешествующего по необъятным просторам России. Он несколько раз пересекал огромную территорию империи с севера на юг и с востока на запад, от лесистых финских берегов с затерянными озерами, березами и соснами до  прекрасных и суровых Кавказских гор. 

                                                       -22-

Да, он был бродягой, но он этого хотел. А ведь мог стать простым маляром, как и его дед. Интересная деталь: для властей он так и остался “ маляром и писателем”, как это записано в обвинительном акте. Говорят, что Горький был неграмотен. Ложь. Молодой человек, где бы он ни был, всегда урывками по ночам читал произведения русских и зарубежных авторов.

- В то время мой муж был очень беден, — продолжает свой рассказ госпожа Горький: у него не было даже денег, чтобы купить себе свечей, поэтому он собирал консервные банки из-под сардин, заполнял их тем жиром, что был у него под рукой и вставлял туда фитиль из шерсти. Эти убогие горелки стали причиной долгой и опасной болезни, которая чуть было не лишила юношу зрения.

Таким образом, мы видим, насколько реальность далека от мифов о неграмотности Горького… Он начал писать в двадцать два года. Сегодня ему тридцать шесть лет. Всего лишь тридцать шесть! Но усталость на его лице красноречиво говорит о годах глубоких страданий, выпавших на долю этого человека.

- Да, тридцать шесть лет, — подхватывает Горький, — во Франции человек такого возраста считается еще молодым, тогда как в России…

                                                -23-

С моих губ срывается провокационный вопрос:

- А каковы взаимоотношения между Горьким и Толстым?

Услышав имя Толстой, Горький посмотрел на меня долгим пристальным взглядом. Он испытывает безграничное восхищение перед творчеством Толстого. Это – самый великий русский писатель. Горький никогда не сможет объяснить словами, чем Толстой был для него в самые трудные периоды его жизни. Позже он сблизился с Толстым и полюбил его; их дружба была безграничной. Горький обожает Толстого-романиста. Но Толстой-апостол, освещающий революционные события в России, — это совсем другой человек! После январского побоища он отправил в газету “ Таймс “ письмо, содержание которого огорчило очень многих друзей Толстого. Горький намеревался ответить на это письмо, но, учитывая их дружбу с Толстым, не захотел подливать масла в огонь разгоревшейся в прессе кампании критики против великого писателя. Кстати, Горькому это стоило очень больших усилий. Госпожа Горький объясняет феномен Толстого:

- Видите ли, — говорит мне она, — Толстой – это аристократ. Он родился в среде, которая всегда управляла страной. Он не знаком с жизнью простого народа, не чувствует его чаяний. Он не имеет никакого морального права выступать от имени народа и говорить то, чего сегодня Россия слышать уже не хочет. 

                                                         -24-

Мой муж вышел из народа, он его хорошо знает, желает ему помочь и на практике, по-земному делает свое дело.

( В это время я почувствовал, что задел моих собеседников за живое. )

Толстой борется за свою идеальную цель, которую стремится достичь какими-то мистическими средствами. Он хочет, чтобы все человечество встало под знамена христианской морали и путем духовного очищения, а также волевого решения отказалось от применения насилия. Для того, кто лицом к лицу общается с богом, не нужны такие понятия как реальный прогресс экономического развития человечества, уважение  личности, неприкосновенность частной жизни, равные права для всех, свобода совести, верховенство закона над силой, образование, доступное всем слоям общества, участие населения в решении общественных задач и.т.д. А ведь Россия требует именно этого. Толстому, который не делает никакого различия между политическим и общественным строем Франции с одной стороны и России с другой, Горький во весь голос заявляет: “ Прежде всего мы требуем таких же свобод как и во Франции. Вы проповедуете непротивление силе, а мы хотим Конституцию и школы  для всего народа!” Между этими двумя людьми лежит целая пропасть. Горький осознает

                                                     -25-

масштаб грандиозных задач, стоящих перед Россией, он видит неграмотность народных масс, страшную силу русской инертности, но вместо того, чтобы пасть духом перед этими трудностями, он наоборот считает их основной причиной для немедленных и активных действий. Ситуация в стране очень напряженная. Война унесла жизни огромного количества людей, народ обнищал. Возможно, что этот революционный взрыв принесет, наконец-то, какие-то положительные результаты.

Я сказал Горькому, что надеюсь в скором времени увидеть его в добром здравии во Франции. Он ответил, что пока еще он очень нужен здесь, в России. Я чувствую, как он нервничает, опасаясь потерять силы из-за своей болезни.

- Я не люблю Ялту, — говорит он, — там, на Кавказе, куда вы направляетесь, природа мощнее и красивее.

На рабочем столе жены Горького я заметил французские книги, среди которых очень любимый Горькими “ Детский сад “ Фрапье.* Госпожа Горький  постоянно держит мужа в курсе самых последних новинок французской

 

Леон Эжен Фрапье ( 1863- 1947 ), писатель, драматург, лауреат Гонкуровской премии. ( от переводчика )

                                                       -26-

литературы. В ее доме – повсюду цветы. Я покидаю гостеприимную семью Горьких и навсегда сохраняю в своей памяти энергичное и теплое рукопожатие известного писателя. Оборачиваясь назад, я замечаю стоящую у входа в дом рядом с крепким, волевым Горьким его хрупкую, деликатную, но очень сильную духом жену. Напротив моря, в окружении цветущих фруктовых деревьев я вижу тихую белоснежную виллу и думаю об этом большом человеке, за которым стоит жаждущая справедливости многострадальная Россия. Нет, я никогда не смогу забыть свой визит к Горькому в Чукурларский парк.

В тот же день, после обеда, пока механики приводили в порядок наши машины, мы решили прогуляться по паркам Массандры. Это место на Южном берегу Крыма особо славится своей красотой и мягким климатом. Крымские горы высотой в полтора километра хорошо защищают южнобережье от северных ветров. Они резко обрываются к морю, иногда, заваливая весь берег гигантскими валунами, иногда, оставляя у воды узкую полоску земли, где растут виноградники, фруктовые деревья и темные сосны с розовыми стволами. А там вдали, среди гор, мы видим ниспадающую каскадом горную речку, несущую вниз растаявший снег вперемежку с землей. Мощные скалистые горы, густые леса,

                                                    -27-

раскинувшиеся у их подножья, россыпи деревень на склонах холмов, теплая весенняя атмосфера, — все это способствует тому, чтобы признать Крым одним из самых красивых уголков в мире. 

21 апреля.  Сегодня мы продолжаем исследовать Южный берег Крыма на своих автомобилях. Мы проезжаем восхитительные буковые, вязовые и сосновые леса, поляны, усеянные ландышем, подснежником и примулой. В воздухе стоит весенний аромат. По мере того, как дорога поднимается в гору, перед нами открывается прекрасный вид на Ялтинский залив и многочисленные, утопающие в зелени садов, белоснежные виллы. Хотелось бы подольше побыть здесь, под этим голубым небом, и насладиться радостями беспечной жизни. Но мы и так уже отстаем от графика нашего путешествия в Тегеран. И вообще, доедем ли мы когда-нибудь до цели нашей экспедиции? Во время поездки по окрестностям Ялты в какой-то момент на дороге нам повстречались несколько повозок и крестьянских телег. Увы! Маленькие крестьяне и большие лошади еще никогда в жизни не видели автомобилей. В результате, несмотря на наше экстренное торможение, ( во время всего путешествия мы не задавили ни одной курицы ) лошадям вдруг сильно захотелось свободы и они ринулись вперед вместе со своим тяжелым грузом.

 

                                                       -28-

 Крестьяне разбежались в разные стороны, осыпая нас всевозможными проклятиями. Нам ничего не оставалось как последовать за испуганными лошадьми. В одной из деревень, когда мы ехали со скоростью восемь километров в час, один сумасшедший с большой дубинкой в руке вдруг запрыгнул на подножку автомобиля Леонида. “Неужели он собирается разможжить голову сидящей рядом со мной княгине Бибеско, — подумал я.” Нет, этот удар пришелся по плечу другого человека ( не будем называть его имени ). Теперь к своему сумасшедшему мужу  присоедияется его пьяная жена-мегера. Наконец-то кто-то из нас вытаскивает из своего кармана револьвер. При одном только виде этого оружия громила падает на обочину дороги. Мы увеличиваем скорость. Огромный булыжник, предназначенный для наших хрупких голов, ударяет о задник автомобиля. Неподалеку от нас мы замечаем группу из двух десятков враждебно настроенных крестьян. Надо быстрее сматываться. Что мы и делаем…  

Ливадия – это летняя императорская резиденция. Но в этом году государь по понятным причинам не покидает свое Царское село. Перед нами -  большой парк, спускающийся к морю. Повсюду раскиданы павильоны для администрации, для императорской свиты, для духовенства и.т.д. В двух подобных помещениях проживает сам император.

                                                    -29-

 В одном из этих строений скончался Александр III, в другом Николай II в последние годы проводит свой летний отдых. Маленькие комнатки, простая, скромная обстановка, — так выглядит летний дворец, где дачник-император Всея Руси, обладатель огромного состояния, правит ста сорока миллионами своих подданных. Любой зажиточный лондонский лавочник имеет куда более шикарную виллу в районе Хэмпстед. Вблизи императорских павильонов на террасах растут гиацинты, тюльпаны, розы, камелии и другие виды цветов. Впрочем, количество этих цветов приближается к количеству охраняющих резиденцию солдат. На каждом повороте аллей дежурит целый взвод, на полянах солдаты выполняют военные упражнения, некоторые отдыхают на ступеньках императорской лестницы. Цвет солдатской униформы хорошо гармонирует с зеленью парковой листвы. Все, что мы наблюдаем, — совершенно секретно. Каждый наш шаг внимательно фиксируется сопровождающим нас адъютантом. Под его тревожным взглядом мы становимся похожими на группу робких школьников, которые, совершая экскурсию, держат руки в карманах и изредка тихим голосом переговариваются между собой…

В восемь часов вечера из Севастополя в Ялту прибывает пароход “ Великий князь Борис “. В первую очередь, мы

indexдолжны убедиться, что наш дополнительный багаж, состоящий из двадцати восьми больших и малых ящиков, оставленных под присмотр гостиничного портье в Севастополе, находится на корабле в целостности и сохранности. Это было одним из самых рискованных моментов нашей экспедиции. Итак, войдя в наши каюты, мы убеждаемся в том, что весь наш багаж пребывает в полном порядке. Приятная новость! Наконец, в десять часов вечера, после очень сложных маневров по погрузке наших автомобилей мы покидаем Ялтинский порт, созерцая освещенные лунным светом мирно спящие белоснежные виллы…

 

 

 

Перевод Беднарчика Геннадия

 

 

                                                                         

 

Об авторе: Беднарчик Геннадий Игоревич:
Израиль. Нетания.Родился в 1955 году в Феодосии. В 1977 году закончил факультет романо-германской филологии СГУ. Преподаватель французского языка. Переводчик. Тесно связан родственными узами с Севастополем. Увлекаюсь историей Крыма. С 1997 года проживаю в Израиле в городе Натания. Продолжаю заниматься переводами с французского языка.
Другие публикации автора:
Автор: Беднарчик Геннадий Игоревич

Оставить свой комментарий