«От неистовств нашествия иноплеменных ограждение наше»

Икона Божей Матери Корсунской, одна из общерусских святынь, подобно и другим нашим святыням, соединяющая Русский мир воедино, от Херсонеса (Корсуни) и Киева с Черниговом до Новгорода, Пскова, Санкт-Петербурга, Ярославля и Москвы, почитается праздников в день 22 октября (9 по ст. ст.). Показательно бытие этого Образа в русских землях. Считается, что в 988 г. список иконы Божией Матери из Ефеса, написанной самим святым евангелистом Лукой, был принесен из Корсуни в Киев святым равноапостольным князем Владимиром и получил название Корсунской иконы. Известный православный писатель Егор Поселянин (Евгений Николаевич Погожев, 1870—1931), в книге «Сказания о чудотворных иконах Богоматери» сообщает, что согласно преданию образ из Киева затем был перенесен в Новгород, а потом в Москву, где и находился в Успенском соборе, за престолом (пропал в 1812 г. во время французской оккупации).

Есть предание, что другой список иконы принесен на Русь в конце XII в. дочерью полоцкого князя Георгия Предиславой, впоследствии прославленной Церковью как игумения Евфросиния Полоцкая, поскольку княжна основала в Полоцке (ныне Беларусь) женскую обитель и в ней построила каменную церковь во имя Спаса Всемилостивого. Позднее преп. Евфросиния соорудила новую церковь в честь Пресвятой Богородицы и пожелала украсить ее древнейшим образом Богоматери. Сообщается, что Евфросиния направила к императору Мануилу Комнину и патриарху Луке Хрисовергу своего слугу Михаила с богатыми дарами. И Михаилу был вручен для благочестивой Евфросинии список ефесской Иконы.

Украсив Образ драгоценностями, преп. Евфросиния в 1173 г. поставила его в храме Богоматери, где икона находилась более 60 лет.

Пока в 1239 г. святой равноапостольный князь Александр Невский не вступил в брак с дочерью полоцкого князя Брячислава Александрой в городе Торопце. Княжна забрала с собой из Полоцка Ефесскую икону Богоматери и поставила ее в соборной Торопецкой церкви. Здесь Икона известна уже под именем Корсунской, чудотворной. Помещалась она в иконостасе Воскресенского собора, в резном киоте. Длина образа 1 аршин и 2 вершка, а ширина 14 вершков. Хотя живопись от времени потемнела, но цвета красок различались легко. Цвет верхней одежды Богоматери — красный, а нижней — темно-синий. У Младенца Христа — одежда темно-зеленая. На обороте иконы — изображение св. Николая Чудотворца.

Как бы то ни было, Корсунская икона существует в каноне «Умиление», однако в двух видах, представляющих собой словно зеркальное отражение друг друга. То есть Младенец Христос, прижимающийся щекой к щеке Богородицы, изображается то на левой руке Богоматери, то на правой. (Иногда их называют Ефесским и Иерусалимским списками).

Еще один список Иконы Корсунской Богоматери находился в Николаевском соборе пригорода Изборска Псковской области и помещался в иконостасе главного придела, по левую сторону царских врат.

Егор Поселянин отмечает, что в рукописном сказании о бывшем от этой иконы чуде сама она названа «пядничной», потому что изображение ее по ширине равно старинной русской мере — «пяди», или 4 вершкам, и что на иконе Божия Матерь изображена по перси. «Глава Ее слегка склонилась в левую сторону к Богомладенцу, Который Своим немного приподнятым ликом приник к лику Пречистой Матери, охватил Ее шею правой рукой и левую простер к Ее правому плечу. Свежесть красок, ясность и отчетливость изображения изумительны! Икона кажется написанной в самое недавнее время, а между тем никто не помнит, чтобы живопись обновлялась; не видно этого и из церковных документов. Местные жители рассказывают, что никому не удается воспроизвести вполне точную копию: список всегда резко отличается от подлинника сухостью изображения».  Далее православный очеркист приводит историю 1657 г., «великое и преславное чудо Богоматере» во псковском Изборске, когда «во святый и великий пост, на шестой немели, во вторник, месяца марта 17 день пришедше нощию погании немцы к Печерской обители на посад и пожгоша весь посад той, и в той день много кровопролития сотвориша». И вот некая посадская вдовица Евдокия, у которой в доме и находилась пядничная икона Пресвятой Богородицы, принесла Образ в Изборск. «Того же марта 22 день, в неделю цветную (Ваий)», молясь пред Иконой, та вдовица вместе с дочерью Фотинией, «абие видеша знамение страшно и ужаса исполнено, — показашася от тоя иконы от образа Пречистыя Богоматере из обою оку слезы текуща». Эти богородчиные «слезные потоки от обою очию» видели потом прихожане в соборной церкви Святителя Николая Мирликийского, где икона была выставлена. Тогда же молитвами Богородицы «град Избореск избавлен бысть от нашествия поганых», а Образ перенесли на две недели во Псков.

Известно также о Корсунской иконе в Исаакиевском соборе Санкт-Петербурга, написаной в начале царствования Императора Николая I и принесенной в дар собору Александрой Алексеевной Алексеевой. Дело в том, что сановный вельможа Дмитрий Львович Нарышкин увидел Образ во сне и в течение достаточного длительного периода пытался такую икону отыскать. 30 августа 1828 г. ему довелось побывать в Александро-Невской лавре в келье митрополита Серафима, где он и увидел приснившийся ему образ Богородицы. Это была Корсунская икона Богоматери, написанная в 1784 г. Тогда был сделан петербургский список иконы. После этот список хранился у графини Эртцен, затем у ее воспитанницы графини Алексеевой. Именно тогда икона стала причиной изобильного притечения в квартиру А. Алексеевой множества молитвенников. Примечательно, что к судьбе и этой святыни оказался причастным святой праведный протоирей Иоанн Кронштадтский (Сергиев). Мы помним его участие в судьбе Богородичной иконы «Аз есмь с вами и никтоже на вы» (которая теперь хранится на Черниговщине), а в данном случае, однажды посетив эту квартиру, святой был настолько поражен Ее красотой, что простоял полчаса на коленях, вознося Богородице хвалебные песни.

В день торжественного перенесения святыни в Исаакиевский собор, 18 февраля 1894 г., она прославилась чудесным исцелением жены певчего Исаакиевского собора Анны Ераксиной, с детства травмированной ударом лошадиного копыта в правое плечо и уже в замужестве перенесшей в этой связи операцию. «Когда привезли Корсунскую икону в собор, Анна встретила ее вместе с прочими верующими и склонилась перед ней с горячей мольбой о своем исцелении. Каково же было ее удивление, когда, придя из собора домой, она в состоянии была поднять руку на лоб, на плечо и перекреститься на святые иконы. На другой день болящая отправилась к врачам для обычной перевязки раны. Когда бинт был снят, врачи удивились столь быстрому заживлению раны и отослали Анну домой, сказав при этом, что ей незачем больше обращаться к их помощи. Свое исцеление Анна приписала исключительно предстательству Небесной Владычицы».

Называют и иные списки Корсунской Чудотворной — в Суздальском Спасо-Евфимиевом монастыре, в Нижегородском Благовещенском монастыре (принесен Московским митрополитом св. Алексием и сохранившим Благовещенскую обитель при трех опустошительных пожарах в нижнем Новгороде — в 1715, 1722 и 1767 гг.)

Особо отметим списки Корсунской иконы, связанные с Малороссией. Два из них связаны с Черниговской губернией. Один список пребывал в Благовещенском монастыре городка Нежин. Написан он был Киевским митрополитом Михаилом (Зборовским) в первой половине XVIII в., еще когда святитель был Псковским епископом. Кто знает, не осенение ли этого Святого Образа сопроводило в жизни молодого нежинского гимназиста Николая Гоголя. В Черниговской же губернии, недалеко от города Стародуба, в селе Печениках, находилась и весьма древний список чудотворной иконы Корсунской Богоматери.

Упоминали исследователи (тот же Е. Поселянин) и о Корсунском образе в селе Горбаневка, близ Полтавы. Известен был и Корсунский образ из Покровской церкви села Шпилевка (по-украински Шпыливка), что недалеко от Сум (ныне Сумская область, а прежде Харьковская губерния, о чем свидетельствует даже название примыкающего к Шпилевке села — Харьковщина). В восьмом кондаке акафиста чудотворной иконе Божией Матери, именуемой «Корсунской Прозренной» (Шпилевской), поется: «Егда услыша свободитель царь Александр, како прославися в земле Слободской образ Богоматери Корсунския, тогда повеле из града Петрова: Да творят вси людие перенесение ежелетно Честнаго Образа из церкви Шпилевской в Соборный храм града Сумы до третиего дне восстания Сына Божия, от Девы плотию Возсиявшаго, и да поют Ему, яко Победителю Смерти, песнь сугубую о Тебе, Богородице: Аллилуиа».

Вспоминают и икону, писаную по Корсунскому канону, из Ярославской губернии,  Романовского уезда, села Пилатики (названьице, однако!), где в приходском храме находился чудотворный образ Богородицы, прославившийся чудотворениями с 1642 г.

В 1771 г. в городе Романове (ныне, соединившись с г. Борисоглебском, он стал городом Тутаевым) разразилась эпидемия чумы, которую удалось остановить лишь Крестным ходом с принесенной из Пилатиков Корсунской иконой.

А в Угличе существует даже церковь в честь Корсунской иконы Богородицы (1730), в которой и находился благодатный Образ.

В Усмани Тамбовской губернии, в городском Богоявленском Усманском соборе, Корсунская икона Богоматери прославилась своими чудесами с 1854 г., когда у одной женщины, прежде рождавшей мертвых детей, стали рождаться младенцы живые.

О Корсунском образе было известно и на далеких Соловках в Белом море, там до безбожных времен почитали икону Корсунскую Сосновскую, потому что она была обретена на сосне, у морской Сосновой губы, в 15 верстах от обители, а потом находилась в Преображенском соборе Соловецкого монастыря. Известны были образы Корсунской иконы Божией Матери также в Симбирской, Витебской губерниях, в бывшем Леохновском монастыре Новгородской епархии, а также во Владимирской епархии, в селе Глинкове; в Павло-Обнорском монастыре Вологодской епархии. Один из списков Чудотворной хранился в Мураново, подмосковной усадьбе, связанной с именами двух выдающихся русских поэтов — Е. А. Баратынского и Ф. И. Тютчева.

Воистину: «икона же Корсунская, аки Купина вторая, огнем опаляема, незгараше, неверныя сим устрашающе, верным же сиянием благодати блистающее».

На улице грязными быстрыми реками перемещается масса воды, как черное злое молоко, оно срывает с асфальта весь мусор и несет его в неизвестном направлении вместе с собой. Этот питерский символизм природы можно воспринимать философски, когда у тебя есть дюжина носовых платков, а также, если вы не забыли себе купить носки спб. Сидишь в носочках у батареи перед окном, смотреть за тем, как природа наводит порядок на улицах Северной столицы и только тогда понимаешь, что любой уголок — счастье в мире, если у тебя есть любимый человек, здоровье, ну и, конечно же, теплые носки…

Об авторе: Матвей Славко:
г.Харьков. Политолог
Другие публикации автора:
Автор: Матвей Славко

Оставить свой комментарий