Почему село Чоргунь, а башня – Чоргунская?

автор Евгений Владимирович Неделькин
Институт археологического наследия

Читая публикации об истории села Черноречье и башне, находящейся на его территории, невольно может возникнуть вопрос: «почему село Чоргунь, а башня – Чоргунская?». И действительно – почему? Ведь до 21 августа 1945 г. село называлось Чоргунь, а следовательно башня должна называться Чоргуньская. Но не все так просто…

Первый достоверно известный ойконим данного населенного пункта звучит как Чиргуна, и зафиксирован он был еще в конце XV в. Вообще до начала XX в. зафиксирован ряд вариаций этого топонима: Чиргуна, Чергона, Чиргона, Чургуна, Чоргуна, Чергуна, Джургани, Джоргун, Чоргун, Ашага-Чоргуна и Юкары-Чоргуна. Учитывая пестроту лингвистической среды горной Таврики, уверенно объяснить значение и этимологию данного ойконима не представляется возможным. Ясно одно, данные топонимы нерусские, и лингвистических правил, регулирующих их транслитерацию в кириллицу не существует. К этому следует добавить и то обстоятельство, что в абсолютном большинстве алфавитов мягкий знак вообще отсутствует.

Чоргунь является наиболее поздним вариантом, он начинает активно использоваться с начала 1920-х гг. и закрепляется в официальном делопроизводстве в 1930-х гг. В таком виде он и попадает в Указ Президиума Верховного Совета РСФСР «О переименовании сельских Советов и населенных пунктов Крымской области» от 21.08.1945 г. Однако, в 20–30-х гг. XX в. помимо Чоргуньского в документах еще встречается и Чоргунский сельсовет. До начала XX в. в официальной документации безраздельно господствует Чоргунъ.

Видимо логика тех, кто утверждает что башня именно и только Чоргуньская исходит из того, что это самое позднее и известное официальное название села. Тогда следуя такому направлению мысли можно называть башню и Чиргунской, и Чергонской, и Джоргунской…

Но почему все-таки Чоргунская? Задумайтесь, когда это фортификационное строение вообще получило свое название? Возможно, когда-то в средние века, когда башня использовалась по своему прямому предназначению, она и имела свое уникальное название. Но до наших дней оно не дошло. Сама башня была вновь «открыта» в конце XVIII в. исследователями и путешественниками, изучавшими новые территории Российской империи. Местное население уже ничего не знало о том, кто и когда ее построил, и могли рассказать только легенды, появившиеся намного позже сооружения башни.

И вот тогда-то башня, находящаяся на территории села и «получила» его название. И даже не сразу – Чоргунская, еще много десятилетий ее название искажалось, появлялось достаточно много вариаций. И все-же она стала Чоргунской башней. Именно такой она вошла в отечественную науку и научные публикации. Принимать это, или нет, дело каждого конкретного человека, как и исследователя, применять или нет в своих научных трудах. Но мы же не называем соседнюю Балаклаву – Балыклагу, как она именовалась после аннексии этих территорий Османской империей. Или не называем многовековую крепость в Балаклаве – Балаклавской, а именуем «крепость Чембало». Хотя это название искусственное и присвоено уже современными учеными, так как данным фортификационным объектом на протяжении многих столетий владели многие народы и государства, и каждый именовал его на свой лад.

Почему же сторонники названия «Чоргуньская башня», как производного от официального названия, не предлагают именовать башню Чернореченской? Ведь в настоящее время село называется Черноречье, что закреплено законом города Севастополя № 17-ЗС от 3.06.2014 г. «Об установлении границ и статусе муниципальных образований в городе Севастополе». Однако и тут есть неувязки. Дело в том, что в 1945 г. село официально было названо Чернореченское. Но оно не прижилось, и уже с 1946 г. в бытовом обиходе и отчасти в делопроизводстве стало употребляться название Черноречье. Но вот никаких законодательных актов о переименовании не принималось до 2014 г., а село стало Черноречьем.

Есть в этой легкой неразберихе и свои плюсы для башни. Сторонники «Чоргуньской» башни поступившись своими принципами и приняв современное, более жесткое название «Чернореченская», могут быть спокойны, поскольку как бы не трансформировалось настоящее название села, башня по-прежнему будет оставаться Чернореченской. Но это уже не наука…

Об авторе: Евгений Владимирович НЕДЕЛЬКИН:
Историк-исследователь, г. Севастополь
Автор: Евгений Владимирович НЕДЕЛЬКИН

Оставить свой комментарий