Город на вершине. Тепе-Кермен

Терра инкогнита

В горах Крыма в долине реки Качи, на правом её орографическом берегу, есть необычный пещерный город. А необычность его в том, что при самой малой площади он включает в себя наибольшее количество пещер. Такой плотности застройки не знал ни один древний город Крыма. Тепе-Кермен находится южнее Чуфут-кале и северо-восточнее Мангупа на пересечении древних торговых и военных дорог.

В наши дни здесь пересекаются многочисленные туристические тропы. Самым популярным остается пеший маршрут через Бахчисарай, Успенский монастырь, Чуфут-Калк. Есть и другие варианты. Сегодня к подножью Тепе-Кермен добраться не составляет труда. Идут автобусы в поселок Научный к Крымской астрофизической обсерватории. Попутной машиной можно добраться до села Машино (Татар-Кой) или до села Кудрино (Шуры). Вот между этими селами и начинается лесная дорога к древнему городу. Личный легковой автомобиль лучше здесь и оставить, не испытывая его проходимость размытыми дождями дорогами. Тропа устремляется вверх по крутому склону белых меловых известняков. Спортсмены поднимаются минут за 15, группа средней физической подготовки дотопает не торопясь минут за сорок. И это в любом случае быстрее, чем идти окружным путем через сосновый лес. По нему лучше спускаться с горы, когда силы будут на исходе. От автодороги и русла реки Качи до вершины горы перепад высот составляет около 280 метров, от уровня моря — 540 метров.

У нижнего яруса пещерных сооружений можно сделать первый привал, перевести дух, смахнуть пот со лба, познакомиться с условиями проживания скотоводов древнего городища. Нужно обратить внимание на то, что естественных гротов в этой скале не сохранилось. Если они и были в небольшом количестве, то благодаря  стараниям каменотесов превратились в стойла для скота с каменными кормушками и кольцами для привязи животных. Для лошадей потолки низковаты, а потому можно предположить, что в этих пещерах ночевали ослы и козы. Для больших овечьих отар такие сооружения не были предусмотрены. А других животных в домашнем хозяйстве тепекерменцев археологи не видят. Пещеры нижнего яруса поднимаются вправо по склону этажами. Многие из них имеют ходы сообщения. Но основные лестницы были с наружной стороны скалы в деревянных пристройках различной формы и назначения. На такую мысль наводят многочисленные гнезда в монолите скалы для крепления деревянных брусьев перекрытий. Некоторые помещения сегодня кажутся недоступными, из-за высоты от уровня грунтового склона. Но раньше к ним вели многомаршевые лестницы. Нет на склоне следов обрушений скалы, говорящих о каких либо изменений профиля самой горы в результате землетрясений. Часть известняка при строительстве пещер превращалась в мелкую крошку под ударами инструмента, часть – в строительный камень для домов верхнего этажа городища.

Тепе-Кермен – классическая столовая гора. Рядом с нею тянется гряда Кыз-Кермен со следами тектонических обрушений. Здесь было поселение скифов с времен первого века до нашей эры. Просуществовало оно более четырех веков. Еще западнее – массив Качи-Кальона с огромным хаосом каменных глыб, отвалившихся от монолита сотни лет назад. Кажется, что катаклизмы обошли Тепе-Кермен стороной, не отломив от горы ни одно солидного блока.

Осмотр пещер в отсутствии экскурсовода следует предварить чтением путеводителей и книг с описанием объектов. Такие знания позволят не терять время впустую, но искать в каждой пещере её особенность уже у входа. Глаз быстро привыкает к наличию кормушек для скота. Кормушки различаются размерами и формой, количеством привязных колец, но иного трактования своего предназначения не допускают. Половина всех кормушек имеет высоту от пола в полметра и была построена для коз и овец. Более высокие кормушки – для коров, напольные – для молодняка. А вот назначение каменной длинной скамьи вдоль стены в таком помещении объяснить трудно. Есть конические выемки – считаем их подставками под пифосы. Хотя легче было переносные каменные или глиняные конуса-подставки изготавливать и носить вместе с остродонным кувшином.

Огромное количество пещер-хлевов говорит о скотоводческом направлении  хозяйства города. Археологи насчитали 150 погонных метров кормушек, достаточных для содержания 300 животных в закрытых стойлах. Но были еще и открытые загоны без использования пещер. Тепе-Кермен по праву считают животноводческим центром начала эры. Правда, он почти в два раза уступал по количеству голов скота в городе Эски-Кермен. Удивляет столь узкая специализация целого города, в котором нет ни зерновых ям, ни тарапанов и виноделен.

Некоторые исследователи дают однозначную характеристику неглубоким каплевидным вырубкам в полу пещер, как бытовым очагам. Якобы, угли накрывали глиняной крышкой, а в узкий желобок щепки подсовывали. Для поддувала желобок узок, щепки в него уж очень тонкие совать нужно. Да и вытяжной вентиляции в таких пещерах не было, а угарный газ был. Версия очага самоубийственна при учете топки очага дровами. А если представить осла или козу на привязи мордой к кормушке с зерном, то хвосты их окажутся прямо у каплевидной вырубки. И все отходы жизнедеятельности домашних животных полетят в очаг, польются по желобку. Десяток животных в одной пещере за ночь выработает не одно ведро козьих шариков и коровьих лепешек. Может, в соответствии с этим, и предназначение вырубки в полу было куда более прозаическим, чем романтический очаг? Не довелось заметить на потолках таких пещер-хлевов и жилищ скотоводов следов копоти и смолистых отложений, кои должны были присутствовать при топке очага. На самом деле никаких противоречий между двумя-тремя версиями предназначения этих пещер нет. В них жили люди разных времен и народов, с разным укладом рода или общины, племени или семьи. За четыре века комнаты могли быть и спальней, и гостиной и хлевом. Для животноводов наличие и состояние домашних животных были главными критериями благополучия. Потому и содержать их могли с большим старанием, чем членов семьи.

Пещеры в толще мшанкового известняка Тепе-Кермен рубились в течение нескольких веков. Менялись орудия труда, материалы, из которых изготавливались инструменты, менялась и техника рубки. Работу десятков поколений рубщиков специалист отличить сможет. Современному туристу нужна подсказка. В нижнем ярусе на стенах видны следы удара чего-то вроде кирки. В среднем ярусе уже инструмент поточнее использовался. Увы, не сохранилось ни одного письменного источника тех времен, ни одного настенного рисунка в пещерах, рассказывающих о быте жителей этого древнего города. Мы можем только догадываться, какими были деревянные сооружения-пристройки к вырубкам пещер второго яруса у входа в город. Деревянные балки перекрытий крепились в гнездах даже на высоте семи метров. А мастера-каменотесы освоили технику монолитного изготовления скальных переборок толщиной в десять сантиметров. Это – ювелирная техника рубки столь хрупкого материала, как мшанковый известняк. Есть у главного входа пещера с абсолютно гладкими стенами и полукруглыми нишами правильной формы. Больше напоминает современную штукатурку с использованием дисперсных затирок. На стенах четко читаются вертикальные пазы для деревянных перегородок и крепления внутреннего убранства. Возможно, что это помещение в поздние годы существования города выполняло погребально-культовое предназначение. Тому подтверждения – гробницы и наличие в одном ярусе соседних просторных помещений.

По монолитной скале начинаем подъем на плато столовой горы. Где-то рядом находится популярный объект Тепе-Кермен – церковь с ризницей. О нем написано много, но найти его схода не удается. Вход в подземный храм скрыт от постороннего глаза на скальном склоне чуть ниже плато. Пещеру сразу рубили под церковь, а не переделывали очередной хлев. Об этом говорит вся архитектура необычного сооружения. В просторной комнате с высоким потолком есть алтарная часть, ризница с грубой рубкой стен, три могилы для хранения костей, непрерывная каменная скамья вдоль внутренней стены. Есть здесь углубления для установки престола и алтарной преграды. А все соседние пещеры – типичные хлева, судя по кормушкам и привязным кольцам.

Древняя лестница с округлившимися от времени краями, вырубленная в скале, выводит наверх. Обязательно нужно найти и осмотреть церковь с баптистерием. Это самый знаменитый объект города, где совершался обряд крещения в каменной купели. Купель, как и вся церковь, вырублена в едином монолите скалы. Высота потолка почти три метра. В центре пещеры колонны и каменные стены составляют алтарную преграду. Колоны украшены резными капителями, простенки – узорчатыми крестами с цветами. Купель или крещальня имеет крестообразную форму и две ступени для погружения в воду. Археологи относят эту церковь к концу X — началу XI веков и считают её результатом слияния двух ранее построенных обособленных помещений. Аналогов этой пещерной церкви нет. А вот с наружными каменными и деревянными постройками церковь входила в большой церковный комплекс уже на закате существования города. И в самой церкви, и вокруг неё, и над ней – множество погребальных ям и каменных ящиков для костей (костотек). Рядом есть помещение с каменной кладкой наружной стены. Такой тёсанный камень сейчас на плато можно увидеть только здесь. Кладка говорит о позднем времени обустройства этого помещения.

Вдоль всего юго-восточного обрыва на протяжении более 100 метров тянутся пещерные комплексы, объединяющие от трех до семи полостей, служивших подвальными помещениями наземных каменных домов. На южном мысу выделяется огромный камень на самой кромке. Это остатки ограждения двора, рухнувшего в пропасть. С переходом на западный склон встречаем иную архитектуру пещер. Теперь они более напоминают жилища людей и даже имеют дымоходы над очагами. Кормушек здесь значительно меньше, а комнаты пещер объединены в «общежития» или «малосемейки». Можно даже термин «общий подъезд» применить к единому для нескольких пещерных комплексов лестничному маршу. Возможно, что рубили эти пещеры совсем другие народы и в другое время, нежели обитатели нижнего и среднего ярусов юго-восточного склона.

Остается открытым вопрос о гибели города. Наиболее разумное и правдоподобное объяснение исходу жителей из этого города заключается в исчезновении воды в родниках и колодцах, уход водоносных горизонтов в долину. Может быть и существовала колесная дорога на вершину Тепе-Кермен, но следов её пока найти не удалось. А на плечах воды не наносишься. Эта столовая гора сложена несколькими параллельными пластами мшанковых известняков. Их плотность менялась по мере отложения донных осадков древнего океана. Миллион лет – один слой отложился, еще миллион – совсем другой. На срезе скал эти слои различаются. Когда-то вода между пластами приходила на плато. Но строение Крымских гор постоянно менялось, менялись и направления водоносных горизонтов.  Почти гектар верхнего плато был плотно застроен белокаменными и деревянными домами, от которых остались только груды камней, заросших терном, лещиной и кизилом. В Тепе-Кермене насчитывается более 250 пещер. И весь город пришлось бросить, когда ушла вода.

P.S.  В поход на вершину Тепе-Кермен стоит с собой взять компас и карту. С плато открывается удивительный вид на окрестные горы. Бес труда можно увидеть Баклу, Чатыр-Даг, Чуфут-Кале, Крымскую обсерваторию, вершины массива Бойко, села Лаки и Высокое, гору Святого Ильи, яйлы южной гряды, Ай-Петри, Орлиный залет, Счастливинское водохранилище, Бахчисарай, Симферополь. Да и одним единственным походом выходного дня знакомство с Тепе-Кермен не стоит ограничивать. Сюда нужно возвращаться.

Владимир Илларионов, член Русского географического общества

https://www.youtube.com/watch?v=EdAa03Wwpg4

Об авторе: Владимир Иванович Илларионов:
Член Международного союза журналистов под эгидой ЮНЕСКО, член Союза журналистов России г. Балаклава
Другие публикации автора:
Автор: Владимир Иванович Илларионов

Оставить свой комментарий