Возвращение на Кубу. Июль 2016

12 июля. Вторник. Гавана.

Наш самолет приземлился в Гаване в 12.30 (по времени Гаваны). Новый современный аэропорт, на полосе много иностранных самолетов. Мы долго ждали получения багажа (наши чемоданы оказались последними, т.к. мы в Москве ночью зарегистрировались среди первых). Потом долго (почти часа) стояли в очереди на обмен евро на «КУКи» (CUC) – кубинское конвертированное песо. Выехали из аэропорта на «желтом» такси (современный «кореец» с кондиционером) уже поздно (около 16-ти часов). По моей просьбе сначала заехали на автовокзал, но билеты на автобус приобрести не удалось из-за большой очереди. Зато проехали практически по всем «новым» кварталам Гаваны (Vedado)  —  от Зоопарка до Малекона (набережной), — которые произвели на меня тяжелое впечатление своей обветшалостью. Видно было, что некоторые старые жилые дома («частные») просто заброшенны или не ремонтировались несколько десятков лет. Однако иногда рядом возвышались многоэтажные «новостройки». При этом проезжая часть улиц была в хорошем состоянии. Люди выглядели вполне прилично (современная одежда и прочее).

Затем по набережной мы подъехали к гостинице Riviera. Однако оказалось, что здесь никакого «бронирования» на наши имена не было (несмотря на долгий поиск по компьютеру вежливой мулатки-администратора). Предвидя это, я заранее договорился с шофером о поиске Casa Particular. И мы поехали в район Habana Vieja (город Гавана основан в начале XVI века). Рауль сначала привез нас в беднейший район порта, где от предложенной комнаты мы отказались. Затем мы отправились в район Prado, где на улице Avocado нашли приличную комнату (хозяева Электра-«Клеопатра» и Давид).

Не разбирая чемоданы, мы выскочили на улицу (было уже около 6-ти вечера) на первую прогулку. Наш дом оказался в двух шагах от Музея революции (бывший Президентский дворец), рядом

в сквере под большой сеткой находилась знаменитая яхта-катер“Granma”, охраняемая солдатами.  От него мы сразу вышли на Malecon (семикилометровая набережная вдоль побережья Атлантического океана), минуя сквер с игравшими в свой «футбол» кубинскими ребятами, у памятника Сеспедесу (герой освободительной войны  второй половины XIX века). Осмотрев с набережной в лучах заходящего над  океаном солнца панораму Гаваны (слева) и напротив через бухту крепость Castillo del Morro, мы углубились в улочки Старой Гаваны в поисках места для ужина (последний раз мы поели утром в самолете!).

Но ничего приличного мы не нашли, кроме бара Floridita, любимого Хэмингуейем. В небольшом помещении оказалось много народа, у входа играл небольшой струнный (женский) квартет. Мы присели за столиком и заказали подошедшему официанту пару Daiquiri (любимый коктейль Хэмингуейя). За него с нас взяли 12 «кукос» (евро). Сидевшие рядом молодые девушки-мулатки мне объяснили «разницу» (по меню этот коктейль стоил 4,5 «кубинских песо»). Значит, мы заплатили в 5-ть раз дороже! Первый урок. Тем не менее, мы с удовольствием посидели в тесной и шумной кубинской кампании и сфотографировались у бюста Хэма рядос со стойкой бара.

Вернувшись домой, мы попросили у хозяев что-нибудь перекусить (ужин готовился для другой пары постояльцев), но нам было отказано по причине не сделанного предварительно заказа.

Уже совершенно «озверевшие» от голода мы отправились по узким ночным улочкам на поиски какой-нибудь еды. Сначала прошли по знаменитой торговой улице Obispo, заполненной гуляющим многолюдьем. Здесь мы чуть не попали в какой-то странный («закрытый»)  «итальянский» ресторан. Затем свернули на  Avenida Agramonte и мимо большого кубического здания Музея Изящных искусств вышли на площадь перед Капитолием. Обойдя небольшой сквер, мы, наконец-то, нашли небольшой кубинский «кабачок», где вкусно поели и послушали кубинский музыкальный ансамбль.

Отсюда уставшие, но с полным удовлетворением мы вернулись в нашу «касу» и, поднявшись по деревянной лестнице в свою комнату на втором этаже, завалились спать.

Так прошел наш первый день на Кубе.

 

 

13 июля. Среда. Гавана.

Конечно, несмотря на предшествовавшие бессонные сутки, мы проснулись в 3 часа ночи. Утром за приготовленным Давидом завтраком мы познакомились с симпатичной французской парой средних лет, путешествовавшей по острову на арендованном «каре» (не знавших, кто такой Хэмингуей).

Затем мы покинули дом и отправились каждый по своим делам. Лена направилась по уже знакомому маршруту к Капитолию (делать видеосъемку), а я — на автовокзал решать вопрос с билетами на междугородний автобус Viazul.

У музея Революции мне подсунули «такси», которое когда-то, очень давно, было автомобилем. Сейчас на нем не было ни внешней покраски (вместо этого белая «грунтовка»), ни внутренней обшивки (только ее рваные остатки на сиденьях), ни панели-торпеды, ни боковых стекол. В общем — ничего! Даже сломанная рулевая «баранка» была перевязана «скотчем». Я надеялся, что она не заведется. Но мы каким-то чудом сдвинулись с места и поехали, крутясь по гаванским улочкам. Водитель, молодой негр,  терпеливо молчал до тех пор, пока я не заговорил с ним сам (чему он очень удивился). Оказалось, что он бывал в России, в Москве, по «делам бизнеса» («очень дорогой перелет»). Насколько я понял, этот «бизнес» заключался в «секонд хэнде» (наш «челночный бизнес» 90-х годов). Тогда я вспомнил наших попутчиков в самолете с огромными «мягкими» сумками в салоне.

Как ни странно, но мы благополучно добрались, по дороге минуя знаменитое мемориальное кладбище Колумба (здесь, действительно, первоначально был похоронен Христофор Колумб),  до автовокзала,  где на этот раз оказалось всего несколько человек. Однако оформление билетов заняло достаточно много времени. Но зато был «закрыт» весь маршрут: Гавана-Сьенфуэгос-Тринилал-Сантьяго-Варадеро. К сожалению, уже не было билетов в Пинар дель Рио (красивая провинция  недалеко от Гаваны). Водитель меня дождался, и мы отправились на Quinta avenida в район Miramar искать “Casa barca” (место моего пребывания 50 лет назад). Но меня ждало жестокое разочарование. Город изменился. Тогда элитный район превратился в заурядную застроенную мелкими домами окраину. Я увидел знакомые мне «Детский парк» и стадион, но не нашел нужный мне дом. Вероятно, он был уже перестроен. От дальнейших поисков пришлось отказаться, так как водитель явно не хотел их продолжать. Пришлось возвращаться с тяжелым чувством — в одночасье рухнула пятидесятилетняя мечта…

Лена в это время посетила Национальный театр имени Алисы Алонсо.

Пообедав в симпатичном ресторанчике на Obispo, мы на обычном автобусе отправились в центр «новой» Гаваны (Vedado  — calle 21 y L). Высадились у Гаванского университета, перед которым   в том далеком 1966-м я, стоя в толпе студентов и молодежи, слушал многочасовое выступление Фиделя Кастро. Мы поднялись по широкой каменной лестнице к скульптурной фигуре Alma Mater и затем прошли в дворик юридического факультета. Здесь встретили группу кубинских студентов, которые были очень удивлены моим знанием кубинской истории. После этого прошли к отелю Habana Libre, в холле которого попытались установить интернет-связь с Севастополем. Но нам удалось только прочесть SMS-ки Е.К., из которых мы узнали, что нам забронирован отель La Plaza. В знаменитое кафе-мороженое Capelia нас «вежливо» не пустили («только для кубинцев»). Отсюда мы направились (долгим путем через набережную) к отелю Nacinal (знаменитый старый отель), где выяснили, что и здесь на нас нет брони (мы предполагали остановиться в нем в последний день). Выпив по коктейлю за столиком на террасе с великолепным видом на океан, мы покинули отель с некоторым чувством сожаления. На выходе наперебой предлагали свои услуги водители шикарных открытых ретро-лимузинов 50-х годов прошлого века, но мы выбрали мото-такси и «с ветерком» промчались по Малекону… к  отелю La Plaza, который оказался прямо напротив Капитолия.

Здесь, покопавшись в компьютере, портье подтвердил наличие бронирования и сразу же оформил бумаги. Несколько удивленные мы поднялись в свой номер, который оказался очень скромным (но с высокими потолками). Выскочив из отеля, мы бегом помчались к своей «кассе», которая была в нескольких кварталах. Там быстро собрали чемоданы, распрощались (без обоюдного сожаления) с хозяевами, и пешком уже по вечерней улице Agramonte вернулись в отель. Как только мы вошли в номер,  за окном разразился тропический ливень. Отель оказался, хотя и «классическим» (с внутренним патио-атриумом), но весьма непритязательным — очевидно, туристическо-транзитным. Вечер мы закончили в баре фойе, наблюдая хореографическое «дефиле».

Ночь прошла ужасно из-за того, что наш номер оказался прямо над автобусной остановкой, а окно, в которое было вставлено деревянное жалюзи, не закрывалось.

Так закончился 2-й день нашего пребывания на Кубе.

 

14 июля. Четверг. Гавана.

Утром мы позавтракали на открытой террасе под крышей отеля с великолепным обзором на Старую Гавану. После этого поменяли номер (без возражений). Новый номер оказался удобным и тихим. Жаль что на одну ночь!

Затем на такси отправились в «Домик Хэмингуэйя» (Finca la vigia). Проехали через заброшенные корпуса торгового порта и «пролетарские» окраины города, посмотрев из окна машины на жизнь «простого люда». Конечно, — бедные дома и разбитые улицы, очереди в магазины (на Кубе до сих пор карточная система), старые автомашины (много «жигулей» и «москвичей»). Но  это — не трущобы, и не видно нищих и бродяг, все одеты вполне прилично (современная одежда), очереди на автобусных остановках явно свидетельствуют, что люди едут на работу. В общем нет ощущения упадка и разрухи (окраины многих российских городов выглядят сейчас намного удручающе). А ведь Куба находится «под санкциями» (в экономической «блокаде») уже более 50 лет.

Повторная встреча с Хэмингуейем была ностальгически приятна. Начали мы с дегустации тростникового сока «гуарапа» (который приготовили на наших глазах, прокрутив сахарный тростник на специальной машинке). Затем прошли к домику. Здесь сделали видеосъемку (через открытые окна) внутренних комнат. Мне показалось, что кое-что в обстановке изменилось. Потом мы поднялись на знаменитую «башню» (на этот раз открытой оказалась только верхняя комната), где любезная служащая сделала нам несколько фотоснимков. С появлением «туристов» мы ретировались и в хорошем настроении вернулись в Гавану.

От порта по туннелю под бухтой Орландо привез нас к старинной крепости (XVII век) Castillo del Morro, откуда открывался великолепный вид на Гавану. Побродив и сделав фотографии,  мы на том же такси направились  к отелю. Не доезжая его за один квартал, мы высадились у обычного кубинского ресторана, где пообедали.

После короткого отдыха, покинули отель и отправились на поиски Кафедрального собора  (воспоминание давних лет). Древний собор и площадь  произвели на нас впечатление. Выпив за столиком на веранде старого ресторана по чашечке «американо», мы покинули площадь и по короткой старой улочке (напомнившей нам Барселону), вышли на Малекон (как раз напротив Кастильо дель Морро) и другой старой сторожевой крепости (все это времен XVII века), где сейчас находилось полицейское управление. Здесь,  в это вечернее предзакатное время, отдыхали «гаванерос» разных возрастов: кто за столиками кафе, вынесенными на улицу (с большими сифонами пива), кто просто сидя на парапете набережной, кто внизу на рифе с удочкой.

Мы заглянули в маленький музей артесании (художественного ремесла). Отсюда вышли (мимо памятника Масимо Гомесу) на бульвар Prado (Paseo de Marti) и по нему прошли к площади перед Капитолием (и нашим отелем). Здесь погуляли в сквере с памятником Хосе Марти (политический лидер  антииспанской войны в конце XIX  века), где «отдыхала» гаванская молодежь.

Вернувшись в отель, посидели вновь в баре под аккомпанемент старого пианиста-мулата, — поклонника Таривердиева, — который, узнав, что мы «из России», растрогано наигрывал нам советское «попурри». Потом… мы полезли на крышу отеля. Отсюда  наблюдали огни ночной  Гаваны, прощаясь с ней….

 

15 июля. Пятница. Сьенфуэгос — Тринидад

Ночь прошла спокойно. Но проснулись рано. Покинули отель в 5.30. По предварительной договоренности нас внизу уже ждал Орландо, который по ночным улицам Гаваны быстро доставил нас на автовокзал. По приезду мы зарегистрировались, перекусили  «кубинскими сэндвичами» с кофе (которые нам вынесла любезная мулатка из еще не работавшей кухни), сдали свои чемоданы (как в аэропорту). В указанное время заняли свои места в салоне автобуса и  в 7.00. отбыли в трехдневное путешествие по острову.

Автобус (китайский) кампании Viazul оказался достаточно комфортным. Он был предназначен для иностранных туристов, однако, водители подсаживали по дороге своих соотечественников (у которых, вероятно, были «КУКи»). Автодорога от Гаваны была хорошая, современная. Виды за окном вначале были довольно однообразны, что характерно для этой западной равниной части острова. Первым неприятным открытием маршрута оказались туалеты автовокзалов на стоянках: старая сантехника не работала, воды не было (она хранилась в пластиковых бутылках и ведрах), антисанитария ужасная, и, при этом, они были платными (!). И так как у нас не было «кубинских песо», вначале приходилось платить по 1 «куку» (1 евро!), пока мы не догадались на одной из остановок разменять 1 «кук» на «песо» (этого нам хватило до конца пути). Сделав короткую остановку в Плайя Хирон и более длительную «на обед» в экзотическом бунгало, мы приехали в Сьенфуэгос, где нас встретила душная жара (по прогнозу выше 40°).

Сьенфуэгос был основан в 1819 году французским эмигрантами (архитектура позднего европейского классицизма).

Автовокзал оказался далеко от центра города. Но мы поняли это лишь тогда, когда, по моей глупости, отправились «гулять» пешком. Наш долгий путь лежал по пронумерованным улицам среди однообразных одноэтажных домов. Наконец-то, мы добежали до Paseo del Prado, центрального  бульвара города, застроенного хорошо сохранившимися, главным образом, двухэтажными домами (архитектуры XIX -— начала XX вв.). Однако рассматривать их нам было некогда. В нашем распоряжении было чуть больше двух часов. Мы устремились к морю. Выйдя к цели, мы свернули направо в поисках замка Ягуа (обозначенного на карте). Это оказалось второй роковой ошибкой. Мы оказались в окраинном припортовом районе, из которого смогли выбраться лишь благодаря случайно подвернувшемуся грузовому «велорикше». Он доставил нас на весьма умеренной скорости, мимо кладбища старых американских паровозов, в центр — Park de Marti, где расположились основные достопримечательности города: статуя Хосе Марти, собор Непорочного зачатия, Триумфальная арка, театр Томаса Терри (1890), где выступали в свое время Энрико Карузо, Сара Бернар, Анна Павлова.   Отсюда вела вполне современная  пешеходная Avenida 58. Отказавшись от своего намерения где-то «перекусить» (уже была вторая половина дня), мы буквально бегом устремились к автовокзалу, уже уставшие от жары и бестолковой беготни. Накрапывал дождь.  И, как только мы, наконец-то, сели в автобус и покинули город (15.00),  разразился тропический ливень (не было видно впередиидущей машины). Между тем, окрестности дороги изменились на гористую лесную местность.

Через два часа мы прибыли в Тренидад.

Здесь сразу у автовокзала нас перехватили с предложением Casa Particular, которая оказалась недалеко. После знакомства с хозяевами (семейная пара «среднего» возраста с взрослым сыном) — в общем-то не бедными людьми — и осмотра их дома, стены которого были украшены росписями многочисленных постояльцев (благодаря которым хозяева уже достраивали «гостевые»  комнаты третьего этажа), мы отправились гулять по городу.

По старым мощенным улицам XVI века, (город основан в1514 году знаменитым конкистадором Диего Веласкесом, отсюда испанец Эрнан Кортес отправился на завоевание Мексики), мы вышли на улицу Боливара и по ней к Plaza Mayor, где вокруг небольшого сквера со статуей Терпсихоры расположились основные достопримечательности  города: викторианско-готическая Iglesia Parroqial de la Santisima Trinidad, Galeria de Arte (Palacio Ortiz), Palacio Brunet (1808 г.), «Дом Александра Гумбольта» (Музей археологии). Пройдя еще немного, мы вышли к широкой каменной лестнице, на ступеньках которой расположилась туристическая молодежь (очевидно в ожидании концерта, к которому готовились музыканты оркестра). Поднявшись по ней к Casa de Musica (музыкальная школа), мы увидели колокольню монастыря San Francisco de Asis. Отсюда, пройдя еще по узкой улочке, вышли к старинной маленькой церкви Emnita Nuestra Senora de la Candelana de la Popa.

Уже был поздний вечер, и мы вернулись на «нашу» улицу Pena, где среди нескольких лавочек, зашли в одну, где я выпил коктейль(Cuba Libre), пока Лена  выбрала сувениры для родственников. Потом мы нашли симпатичный ресторанчик с хорошим маленьким оркестром и вокалисткой, исполнявшим музыку в стиле «кубинского рока». Здесь мы хорошо поели (впервые за день). Возвращались «домой» уже по ночным улицам уставшими, но довольными.

 

16 июля. Суббота. Тринидад — Сантьяго

Рано утром, после завтрака, приготовленного хозяевами, мы отправились на автовокзал. Но выезд автобуса задержался на час. Затем была долгая дорога (успел посмотреть 4 серии фильма «Контрибуция» со Страховым и Боярской). За окном дорога (вполне приличная) втягивалась в горы. Опять была остановка «на обед» в симпатичном дорожном кафе-бунгало, которая затянулась на час. Я обратил внимание, что местные крестьяне живут сравнительно небедно: скромные, но приличные (по кубинским потребностям) дома, домашняя скотина (лошади, коровы, куры и прочее), транспорт (обычно старенькие автомобили), непритязательная, но приличная одежда и т.д. Видно, что жизнь кубинских крестьян нелегка, но впечатления убогости и безнадежности (как в наших бывших »деревнях») нет. 50 лет назад, когда мы — трое ленинградских студента — во время «рождественской недели» (предновогодние каникулы) на открытом военном «джипе» (с водителем), предоставленном нам университетским руководством, проехали по этим местам (еще недавно здесь воевали партизанские отряды Че Гевары и Камило Сьенфуэгоса) все было иначе…

Сейчас погода была прекрасная, настроение могло быть такое же, если бы не накопившаяся дорожная усталость. Мы проехали города Санти Спиритус, Камагуэй, Лас Тунас. В общем-то, города произвели вполне благоприятное впечатление своей сохранностью и активностью жизни. Особое впечатление на меня произвел Ольгин  —  в 60-70-е годы один из больших центров пребывания советских «специалистов» (об этом напоминают хорошо сохранившиеся  кварталы «хрущевок») — своей современностью и развитостью инфраструктуры (детские парки, большие магазины, рестораны и пр.). Даже автострада между городом и собственным аэропортом отвечала требованием европейского автобана. Оказалось, что теперь — это большой востребованный туристами (американскими) курорт.

Уже в темноте наступающей ночи, за 20 км. до конечного пункта следования (были видны огни города), наш автобус остановился. Как я понял, возникла проблема с подачей топлива. На чью-либо помощь рассчитывать не приходилось. Между тем, было ясно, что наши водители (впрочем, как и все водители туристических маршрутов) в технике разбирались не больше пассажиров. Однако, после получасовой возни, им все-таки удалось зажать манжет бензопровода, и мы поехали дальше, опаздывая уже на два часа. Вообще-то на Кубе, традиционно, никто никуда не торопится. Так что, вместо 20.00 по расписанию мы прибыли на автовокзал Сантьяго к 22-м.

Автовокзал оказался, неожиданно для меня, вполне современным (в отличии от гаванского). Вопреки моим опасениям (автовокзал находился на окраине города) нам сразу же подвернулось «частное такси» (старенький «Москвич»). Таксист (с приятелем) в течении 15-20 минут довезли нас  по указанному мной адресу Casa Particular на улице Heredia. Здесь нас любезно встретила пожилая интеллигентная пара (как оказалось позже, хозяин был мой ровесник, окончивший в 70-е годы  местный университет). Предложенная комната была вполне удобна (даже с традиционным креслом-качалкой). После краткой беседы, я выскочил на улицу, которая, как оказалась, выходила прямо на центральную площадь (Park Sespedes). Поднявшись на колонную веранду отеля Casa Grande, здесь за столиком почти пустого в этот поздний час (было уже около полуночи)  бара, я выпил два бокала Cuba Libre (сразу почувствовав приятную «большую разницу» с гаванским вариантом, как по качеству, так и по цене), созерцая совершенно обновленную, с трудом мною узнаваемую, красиво подсвеченную площадь в ностальгическом настроении.

В этом городе молодым мальчишкой (24-25 лет) я прожил полтора очень трудных, но, как оказалось позже, самых счастливых, года своей жизни.  Я мечтал вернуться сюда все эти почти пятьдесят лет (мне это снилось  часто), веря, что однажды я осуществлю это. И я, в конце концов, это сделал. Однако сейчас я понимал, что вернулся в другую страну, изменившуюся, очевидно, в чем-то значительном к лучшему для нее. Но в той далекой уже по времени стране осталась ее и моя безрассудная молодость и наивная романтика. Сегодня я ощущал, что моя Куба сохранилась только в прошлом. Глубоко прав был великий древнегреческий мудрец: в одну и ту же реку нельзя войти дважды…

Затем я вернулся в «касу» (но попал домой только с помощью прохожих молодых ребят, за что я им был крайне благодарен).

 

17 июля. Воскресенье. Сантьго-де-Куба

После обильного завтрака, приготовленного Густаво, мы на его маленькой трехместной машине (чешский вариант нашего первого «Запорожца») отправились на атлантический берег (точнее берег Карибского моря — «моря пиратов»). Здесь в 15-20 км. от города на скале  возвышалась величественная морская крепость San Pedro de Roca del Morro. В приятном отсутствии туристов мы, не спеша, осмотрели впечатляющий средневековый (XV-XVII вв.) замок и открывающуюся с его стен красивейшую панораму морского побережья. Купили оригинальный сувенир (Salsa) и вернулись в город.

По дороге  заехали на городской овощной рынок (Густаво поменял нам «куки» на «кубинские песо») и купили немного экзотических фруктов. Отсюда мы отправились в сторону Университета (где я проходил студенческую стажировку в 1967-1968 гг.). Подъехали к административному зданию  (которое было закрыто в связи с каникулами). Затем направились к студенческому городку (“Becas”). Но осмотрели только нижний корпус (где я жил в первые месяцы пребывания) , а вход в верхние корпуса был закрыт и находился под охраной молодого полицейского. Вокруг я ничего не узнавал. Все очень изменилось. Раньше это была пустынная окраина города. Сейчас — это густо застроенный и заросший деревьями район. Любимый наш бар «Rancho» — теперь «туристический клуб», из которого сквозь заросли новых  посадок доносилась танцевальная музыка. Я покидал это многозначимое для меня место со сложным чувством обманутых ожиданий.

«Никогда не возвращайся туда, где тебе было хорошо!»

Мы вернулись на Heredia. Во время нашего отдыха, за окном прошла гроза. Поэтому, когда мы вышли на прогулку, воздух был свеж и прохладен. Мы осмотрели центральную площадь с Кафедральным собором, ратушей (с золотой медалью героя Советского Союза на фасаде). Зашли в «Дом Веласкеса», (известный испанский художник не имеет к нему отношения), где в величественном беломраморном колонном зале располагалась выставка произведений местных художников. Здесь мы приобрели небольшую картину (маслом на холсте) в весьма характерном стиле кубинского «примитивизма». Затем мы поднялись на  знакомую  мне, но уже насыщенную посетителями, веранду Casa Grande, где отдохнули с бокалами коктейлей. В это время в сквере молодежь (вероятно из местного театра) разыгрывала музыкальные миниатюры.

После этого мы направились домой, где провели некоторое время в разговоре с хозяйкой по имени Zoila. Эта — необычная по виду и поведению женщина — оказалась «потомком» испанцев. И сейчас самое обидное для нее было то, что она из-за санкций («блокады») против Кубы не могла в течение всей своей жизни  посетить Испанию («Все мои родственники живут в Испании, …они ко мне иногда приезжают, а я не могу…»). Между тем, у нее сложилась трагическая судьба — дочь с мужем молодыми погибли в автокатастрофе, остался внук, которого они вырастили (живет отдельно) — он как раз заехал на короткое время (взрослый парень-студент). У Густаво давно уже нет работы. Живут, главным образом, за счет сдачи комнаты в туристический сезон. Густаво занимается полностью домашним хозяйством, Зойля сидит весь день в кресле-качалке перед телевизором…

После быстрых сборов, мы поужинали и вновь на «жучке» Густаво отправились на автовокзал. Почти без опоздания (20.00) наш комфортабельный автобус Viazul покинул Сантьяго. Нам предстоял ночной (шестнадцатичасовый) переезд в Варадеро.

Продолжение следует

Об авторе: Михаил Семенович Колесов:
Публицист. Член Союза писателей России и Содружества русских, украинских и белорусских писателей. Профессор СевНТУ. Доктор философских наук.
Другие публикации автора:
Автор: Михаил Семенович Колесов

Оставить свой комментарий