Величайший из всех писателей

Когда началась Крымская война, по зову совести прибыл Лев Толстой в осажденный Севастополь. Здесь он командовал 4-м артиллерийским бастионом и писал «Севастопольские рассказы». Первый же рассказ был с таким восторгом принят публикой, что, вернувшись с войны, Лев Николаевич твердо решил стать писателем.

………
«Величайший из всех писателей, когда-либо и где либо бывших писателей-художников — есть Л. Н. Толстой. Его одного достаточно, чтобы русский человек не склонял голову, когда перед ним высчитывают все великое, что дала человечеству Европа» — так сказал однажды про Льва Толстого Петр Ильич Чайковский.
Владимир Набоков читал в Америке свои лекции по русской литературе. По воспоминаниям одного из студентов, он начинал рассказ про Льва Николаевича в полумраке, при плотно задвинутых шторах. «Люди, — говорил он, — тысячелетиями жили в потемках. И вдруг… лектор зажигает первую лампочку, — появился Пушкин. Включает вторую: а это Гоголь. Подходит к окну, распахивает шторы и показывает на солнце. «А вот это — Лев Толстой!»
В мае 1855 года Лев Николаевич Толстой (1828 — 1910) прибыл добровольцем в осажденный Севастополь, на четвертый бастион. Уже здесь к автору милых повестей «Детство» и «Отрочество» пришло решение «бороться со злом пером, словом и силой». Первый же из «Севастопольских рассказов», напечатанный в журнале «Современник», высоко оценили образованные читатели.
На этой войне у Льва Толстого появился друг на всю жизнь — князь, генерал-майор Сергей Семенович Урусов. Богослов и математик, один из лучших шахматистов Европы, он был награжден орденом святого Георгия IV степени и золотым оружием с надписью «За храбрость». Выйдя в отставку, князь написал несколько книг по богословию и математике. С князя Урусова Толстой рисовал известный образ отца Сергия для своей одноименной повести. Сергей Семенович стал крестным отцом детей писателя — Марии, Льва и Петра. Как военный, он даже правил корректуру пятого тома романа «Война и мир»…
Лев Николаевич одним из последних покинул Южную сторону. На следующий день, 28 августа, ему исполнилось 27 лет. «День моего рождения, — вспоминал он, — был для меня памятным и печальным днем. Я плакал, когда увидел город, объятый пламенем, и французские знамена на наших бастионах».
При своей расторопности, храбрости и командирской сметке, имея опыт военных действий на Кавказе, Толстой, конечно, заслужил в Севастополе гораздо большую награду, чем орден Анны — нижайший в статуте орденов. Однако его доблесть оказалась бессильной против сочиненных им же частушек в насмешку над бездарным командованием. Частушки эти Лев Николаевич сложил после жестокого поражения русской армии на Черной речке; их с удовольствием пели матросы и солдаты, вызывая злобу со стороны мстительных командиров.
«Надолго оставит в России великие следы эта эпопея Севастопольская, которой героем был народ русский…» Так заканчивается первый из «Севастопольских рассказов». Большой успех этой книги окончательно убедил молодого офицера в его главном призвании. «Мы все здесь молимся, — повторяли в Петербурге: — да сохранит Вас Бог для чести и славы русской литературы!» Через год, награжденный еще двумя медалями, Лев Николаевич ушел из армии, чтобы посвятить себя литературе.
Теперь мы можем сказать не без гордости, что человек Лев Толстой родился в Ясной Поляне, а писатель Лев Толстой явился на свет в Крыму. Вся его дальнейшая жизнь была борьбой против зла — косности, неграмотности, несправедливости властей и самого царя, против церкви (но ни в коем случае не против веры). В 1908 году, к 80-летию Толстого, горожане решили избрать его «Почетным гражданином Севастополя — как бывшего защитника города и за заслуги не только перед Севастополем, не только перед Родиной, но и перед Человечеством». В Министерстве внутренних дел России это решение не утвердили.
Только теперь, когда несколько раз поменялась эпоха, а главное, когда все прегрешения Льва Николаевича перед властью и перед церковью перестали задевать — ибо перешли в историю, — великий писатель стал Почетным гражданином Севастополя. На Историческом бульваре поставлена памятная стела с барельефом молодого офицера Толстого.
Через тридцать лет писатель побывал в Симеизе, о чем рассказал в одном из писем: «Я поместился в гостинице прекрасно. Ночь лунная; кипарисы черными столбами на полугоре. Фонтаны журчат везде, и внизу синее море «без умолку». Шоссе в камнях, оливки, виноградники, деревья миндальные и море синее. Здесь хорошо тем, что, кроме теплоты и красоты, богато, нет нищих, заработок большой. Вот где или вообще на юге надо начинать жить тем, которые захотят жить хорошо».
Себя граф, как известно, не баловал, и следующий, уже последний приезд в Крым совершил еще через шестнадцать лет, в сентябре 1901 года. И то лишь после перенесенной пневмонии. Его пригласила в свое гаспринское имение графиня Софья Панина. К «старику» приезжали Антон Чехов, Максим Горький, Александр Куприн, Владимир Короленко, Сергей Елпатьевский, Федор Шаляпин… И для всех у великого писателя находилось время. Как сам он потом признавался, ему было здесь «очень хорошо, только совестно». Не за то совестно, что живет в чужом дворце, но за роскошь, которой окружила его прислуга, и за роскошь, которую расточала природа — тоже даром, но далеко не каждому. Тяжелейший груз совести пронес великий писатель через всю свою жизнь, оттого и слыл для одних чудаком, для других пророком.
Было время, когда по воскресеньям приезжал в Севастополь один старичок, горячий поклонник Льва Толстого. Очень дешево, почти даром, он продавал его статьи в виде тоненьких брошюр собственного изготовления. Толстовец мог часами рассказывать о философии своего великого кумира, и для собеседников меркла в эти минуты всякая другая религия.

Об авторе: Дмитрий Николаевич Тарасенко:
Член Союза писателей России. Писатель-краевед. Автор многих историко-краеведческих книг о Крыме. Бард.
Другие публикации автора:
Автор: Дмитрий Николаевич Тарасенко

Оставить свой комментарий