Крымский маршрут. Пещерный город Бакла


Как балаклавцы на Бакле барбарис искали

До села Скалистого добраться не составляет труда. Железнодорожная станция «Почтовая» расположена недалеко. Из Бахчисарая и Симферополя автобусы ходят регулярно, попутный транспорт идет в поселок Научный к астрофизической обсерватории. На личном автотранспорте можно подъехать по грунтовой дороге прямо под основание склона. А дальше предстоит короткий, но крутой подъем к главному южному входу в древний город. Баклу считают самым северным пещерным городом Крыма. Действительно, первобытные люди ютились в естественных пещерах нижнего яруса горы. Ученные нашли следы их пребывания здесь. Но куда больший интерес представляют наследия средневековых баклийцев. Уже на первых шагах по плато взору открывается большое количество искусственных пещер. Часть из них была разрушена землетрясением и потеряла внешние стены. Обломки их лежат вдоль всего склона. Часть пещер устояла перед стихией и дает представление о их взаимосвязи и назначении. Может быть эти пещеры и служили жилищем, но все они имеют следы перепланировки, модернизации и использования либо для совершения культовых ритуалов, либо для хозяйственных нужд. Люди здесь обитали долго, и за века сменялись потенциальные возможности местных зодчих, и предназначения помещений. Да и сам город Бакла в разные века выполнял разные функции.
Попытки некоторых уважаемых авторов трактовать топоним «Бакла» как производную от «бакла — в переводе фасоль», или от «баклага – сосуд для перевозки воды» заслуживают внимания, но не более того. Можно обсудить и слово «баклажан». Этот кулинарный овощ (в ботанике баклажан — ягода) возделывается уже 1500 лет и вполне мог быть завезен в Крым. Но все эти слова могли появиться в Крыму уже после гибели города. А вот каких либо письменных источников, упоминающих город в его период расцвета, до наших дней не дошло. Так что истинного первоначального названия города мы уже не узнаем.
Основная достопримечательность Баклы – огромное количество однотипных полостей в монолите скалы, которым археологи приписывают значение сосудов для хранения зерна. Таких зерновых ям в удовлетворительном состоянии сейчас насчитывается около 200. Каждая из них могла вмещать тонну-полторы зерна. Для населения самого города такое количество было избыточным. Видимо, велась торговля зерном из степного Крыма в южные его районы и портовые города. Вот такая стивидорная компания древности. Остается открытым вопрос о технологии вырубки зерновых ям. Горловина такого сосуда — не более 40 сантиметров. Либо ямы рубили карлики и дети, либо были применены более прогрессивные технологии. Можно предположить наличие станка с вращающимся вокруг оси инструментом переменного размера. Форма ям – тело вращения. Хотя и не правильной формы. Каждая яма имела вокруг горловины желобок для отвода воды и крышку, почти герметично закрывающую вход. Зерно в таком сосуде могло храниться годами, не подвергаясь порче. Не могли в емкость пробраться грызуны или насекомые. Но зачем так усложнять себе жизнь, если увеличив диаметр входа до 60 сантиметров можно любого человека в сосуд опустить? Жилые пещеры имеют потолки высотой до 2 метров. Это говорит о вполне нормальном росте баклийцев. Почему дно в ямах плоское? Если зерно выгребать ковшом на длинной ручке, то логичнее было бы и дно сделать по форме пифоса. Некоторые ямы вырублены вряд. Часть ям случайно или специально соединены проломами в тонких стенах-перемычках. Отдельные ямы были вырублена буквально в потолках жилых пещер. Или пещеры были вырублены вплотную к основанию зерновых ям. Хотя первичными нужно считать ямы. Видимо, пришли времена, когда ямы утратили свое предназначение. То ли зерно перестало поступать в город, то ли количество его в перевалке резко сократилось. Гипотез есть много. А вдруг и не зерно хранилось в этих ямах? А может это звуковые резонаторы, на которых можно было, как на оргАне играть. Дунул ветер – вот тебе «Калинка-малинка». Дунул в другую сторону – полонез Огинского. Еще более смелую версию в личной беседе высказал севастопольский краевед Андрей Головань. Ряд «зерновых ям» — электрическая батарея. Каждая яма представляла собой гальванический элемент. Последовательное и параллельное их подключение служило для решения бытовых проблем или являлось грозным оружием при обороне города. Не зря эти батарейки построены рядом с единственной оборонительной стеной города. Кстати, Бакла не являлась крепостью и в отличии от других пещерных городов не имела серьезных оборонительных стен. С севера её укрепить было не реально – склон пологий и легкодоступный.
Если заглянуть в историю, то нижний слой горы, слагаемый мшанковыми известняками, был мягок и податлив любому инструменту строителя пещер. Когда-то этот слой был дном мелового моря. Поверх его отложился слой нуммулитов, более прочный. Первые обитатели этих мест пользовались гротами, появившимися в результате выветривания породы. Их потомки, а скорее всего, вытеснившие их конкуренты, рубили искусственные пещеры. И чуть позже началось на плато горы строительство наземным жилых домов из камня и дерева. Пещеры все больше приобретали статус подсобных сооружений, или культовых. Более 13 гектаров плодородной земли на вершине горы давали возможность разводить сады и виноградники, выращивать зерно. Севастопольские краеведы Ольга и Игорь Билёвы считают, что основными занятиями баклейцев было виноделие и перевалка зерна. Вполне логично предположить, что и дрлина у подножья горы была покрыта полями, садами и виноградниками. Тарапанов (винодавилен) здесь сохранилось даже больше, чем в Херсонесе, который считается родиной крымского виноделия. Вокруг тарапанов в скале сохранились прямоугольные углубления для установки мощных рычажных прессов. Отжать виноградное сусло – большое искусство. И местные виноделы приспосабливали для этих целей различные механизмы.
А вот следов виноградников сейчас найти невозможно. Вдоль лесной дороги на Баклу нам встречались заросли обычного терна, но были и деревья с ягодами величиной с крупную черешню. Это особый сорт терна, редко встречающегося в Крыму. Есть барбарис, одичавшие яблони и груши, далекие потомки древних садов. Заросли молодого кизила среди фруктовых деревьев смотрятся логично. На мысль о виноградниках, некогда занимавших большую часть долины, наводят редкие лианы в молодом лесу. И это все, что осталось от бюджетообразующей отрасли, от виноградарства. Уже на склоне под ногами замечает россыпи осколков глиняной посуды и черепицы. Видимо, где-то было и гончарное производство. Попадаются округлые обломки горловин пифосов, ручки кувшинов.
В Бакле есть свидетельства существования если не русла реки, то уж точно многочисленных ручьев. Вода на горе была в достатке. Да и в долине орошение полей, огородов и садов труда не составляло. Однако землетрясения нарушили привычный ход воды. Реки обмелели, ручьи пересохли, родники оскудели. Виноградники засохли, а тарапаны использовались уже для сбора дождевой воды. Часть скалы, ослабленная искусственными вырубками, обвалилась, обнажив внутренние комнаты пещерных сооружений. Сама жизнь на Бакле оказалась под угрозой исчезновения. Возможно, что люди покинули город еще до прихода Золотой Орды, сжигающей крымские города один за другим. Окончательная дата гибели Баклы, по мнению историков — 1299 год. Более люди здесь уже не селились.
Посещение Баклы чем-то напомнило просмотр мультфильма. Десятки художников рисуют сотни картинок в течение года. А потом картинки просматривают по 25 штук в секунду. Почти 10 веков промелькнули в воображение за 3-4 часа прогулки по древнему городищу. Еще пару миллионов лет добавили две ракушки, найденные на тропе. Окаменевшие обитатели доисторического морского дна оказались под палящими лучами солнца на вершине крымской горы.
Мы намеревались посетить все 130 известных науке пещер Баклы. Но успели увидеть вскользь лишь пятую часть. Резко выделяется из скальных вырубок открытая археологами базилика 8-10 веков. Блоки гладко вытесаны и тщательно подогнаны. Можно представить, каким белокаменным красавцем выглядел город на плато при таких технологиях строительства. Но других зданий или хотя бы фундаментов их, мы не заметили. Внимания заслуживает и отполированный водой канал для сброса воды. Поверх рукотворного русла был установлен деревянный пешеходный настил на брусьях. Ну чем не ливневая канализация. Бакла на сегодняшний день остается неохваченной широкими системными исследованиями археологией. Здесь чаще можно встретить «черного» копателя-браконьера, чем ученого. И полную картину истории этого города еще писать рано. Основные открытия впереди.
В реальное время нас возвратили порывы ветра в молодой поросли леса на плато, волны на густых цветущих травах полян, проносящиеся над головой облака, величественный вид монументального шатра Чатыр-Дага. Расставались с Баклой в надежде вернуться сюда еще раз, увидеть то, что сегодня ускользнуло от нашего взора. А в рюкзаке унесли небольшой букетик ароматных горных трав, собранных на опушке леса. В городе за чашкой чая будет что вспомнить.
Владимир Илларионов
https://www.youtube.com/watch?v=CYKy4GCdYfY Крымский маршрут. Пещерный город Бакла

Об авторе: Владимир Иванович Илларионов:
Член Международного союза журналистов под эгидой ЮНЕСКО, член Союза журналистов России г. Балаклава
Другие публикации автора:
Автор: Владимир Иванович Илларионов

Оставить свой комментарий