Мяу, дворяне! (Современная сказка)

Обустройство своей квартиры — это тяжкая работа. Нужно подобрать качественную мебель, обои и технику. Кухни на заказ в Днепропетровске помогут решить одну из ваших проблем. Они качественные, но при этом не слишком дорогие.

День для Веги не задался с самого утра. Пока она тихо мурлыкала и потягивалась, все ушли и даже не подумали заглянуть на вешалку, где она улеглась спать наверху на полке для головных уборов, чтобы утром посмеяться над своими людьми, когда её начнут искать по всем уголкам квартиры. Не вышло.

В своей мисочке Вега обнаружила ломтик белого хлеба с маслом от вчерашних шпрот.

- Опять пирожное! — недовольно буркнула она и отправилась на трюмо.

Как же она себе нравилась! Ослепительно белая ангорская кошка, несомненно повышенной пушистости, с аккуратным противоблошиным ошейником облизывалась перед ней в зеркале.

Залюбовавшись хвостом, Вега смахнула с трюмо новое серебряное колечко своей женщины, но не придала этому значения. Подумаешь, закатилось!

А тут за окном запел Златик, этот противный рыжий кот со второго этажа. Ни слуха, ни голоса, а петь любит — рыбой не корми. Всё-таки Вега не удержалась, запрыгнула на подоконник, взглянуть на нахала. И вдруг здоровенный цветок, в большущем горшке, который всегда казался Веге незыблемым, рухнул на пол. И не успела Вега изобразить, что её здесь даже близко не было, как пришла женщина, ахнула и схватила веник. Как же больно он бьёт! И увернуться от него никак невозможно.

Изнемогая от жалости к самой себе, Вега устроилась в уголочке облизываться, пока женщина что-то искала на трюмо. Ну, конечно, новое кольцо! Ищи, ищи!

В руках у женщины появился какой-то незнакомый предмет: на малюсеньком блюдечке стояла коротенькая белая палочка, а на кончике её колыхалось и светилось что-то рыжее, как Златик, и от этого колыхания по тёмным даже днём углам возле трюмо будто- бы забегало солнышко. Рыжая мышь! Надо взять, пусть Алиска лопнет от зависти! А то строит из себя такую “новую” кошку. Ей даже вместо бумажки на ниточку доллар привязывают, иначе она играть не станет. Старшая сестра, называется! А шерсть вполовину короче, и не такая уж она и белая, если разобраться. Зато обнаглела, от красной рыбы нос воротит, гуляет у себя на третьем этаже по карнизу, во двор спускается только поехидничать.

Мгновенно собравшись в комок, Вега метнулась на яркую рыжую мышь, и взвыла так, что даже Златик заткнулся. Усы с левой стороны затрещали, к губе прилипло что-то нестерпимо горячее.

- Ну, и глупая же ты! — сказала женщина, счищая парафин, когда ей удалось, наконец, поймать кошку, белой молнией скачущую по квартире.

- Свечки, что ли, не видела?

“Предупреждать надо, что маленький огонёк тоже горячий!” — думала Вега, успокоенно растянувшись на полу. “Ой, а что это поблёскивает? Вот оно куда закатилось!”

Достать кольцо с ходу не удалось, и теперь оно застряло вместе с лапой. Пока Вега пыталась плечом отодвинуть трюмо, кольцо как-то незаметно наползло на лапу выше локтя. Лапу удалось выдернуть, но кольцо прочно сидело, и даже без зеркала Вега увидела, что оно очень идёт к её белой шерсти.

А что? Надо погулять, показаться Предводителю. Конечно, Тихон уже старый и беззубый, но он ей симпатизирует. И очень любит, когда его дразнят бабником. Не за что, и давно уже… Зато как он красиво сидит на пне от старой акации и разглагольствует:

- Не надо звереть, господа животные! Нам выпало жить при замечательном дворе, на самом берегу моря, у красивой бухты. Про людей не знаю, а уж нам здесь рыбки всегда хватит. Кыш, рыбоглоты!

Так он обычно кричит на чаек, носящихся туда-сюда над головой, когда ему временно нечего сказать. Однажды чайка- раззява уронила нарядную, похожую на ёлочную игрушку барабульку прямо на любимый пенёк Тихона. Он ловко прижал её лапой и торжественно продолжил:

- Видите, даже с неба подарки падают!

Вега сунулась в форточку, но та оказалась захлопнутой ветром. Что ж, надо мяукнуть, пусть откроют дверь.

- Мяу!

- Ты куда собралась, негодница? С моим кольцом? А ну, снимай.

Кольцо словно приросло к месту.

- Я ж тебе сейчас лапу оторву! — в сердцах воскликнула женщина, и Вега опять заметалась по комнатам.

Не поймёшь этих людей, серьёзно говорят или так, для проформы.

Из школы пришла девочка. Она подстригла шерсть вокруг кольца, намылила лапу и сняла украшение. Благодарная Вега поцарапала девочку совсем не больно, кровь почти сразу удалось остановить. И когда женщина взялась за веник, девочка открыла дверь, Вега пулей вылетела во двор.

Дворянство было в сборе, на любимом месте возле старого пня.

- Что случилось, сестричка? — протянула Алиска, — На тебе прямо морды нет!

Тихон прервал лекцию и сочувственно обнюхал её подгорелые усы:

- Тебе ещё хорошо, лапочка. Ты и без усов можешь походить какое-то время.

И замолчал. Прихрамывая, походкой враскачку к трибуне приближался чужой кот, в полоску, словно одетый в тельняшку. Довольно крупный, упитанный, с большой головой и добродушным выражением физиономии.

- Мяу, дворяне! Можно посидеть на вашей травке?

- Воспитанные коты обычно представляются! — огрызнулась Алиска, украдкой приглаживая шерсть у основания хвоста.

- Константин я. Или проще — Костя-моряк. За всех не скажу, но и тут, и там меня знают, и даже обожают. Я вон с того корабля.

- А это наш Предводитель, Тихон Васильевич, — отозвалась Мура- экстрасенс.

- Не тот ли ты Костя-моряк, который приводил шаланды, полные кефали? — заговорил, наконец, Тихон.

- Приятно видеть столь эрудированное общество. Кефаль — дело прошлое. Я теперь на заграничных рейсах работаю. Престижнее, знаете ли… Не единой кефалью живы… А скажите мне, как называется эта великолепная гавань? Я здесь впервые.

- Эта гавань называется Гнездо Рыб, — медленно и внятно произнёс Тихон.

- То-то я слышу, на корабле говорят: “Балык, балык”, а дальше непонятно. Но я прервал вашу беседу, извините.

- Ишь ты, моряк загранзаскока, — заворчал Златик, но Алиска перехватила инициативу:

- А мы говорили о рекламе. Вот скажите, Константин, за границей действительно “Вискас” жрут тарелками? Или это нас хотят им перетравить?

- У нас на корабле такого не держат. Но я рассуждаю: если на упаковке рыба нарисована, то консервы из рыбы, если коровья голова – значит, говяжья тушёнка. А на “Вискас” нарисована кошачья голова. Да я из принципа это в рот не возьму!

- Какая свобода мысли! — восхитилась Мура- экстрасенс.

Забияка-Златик помрачнел, Тихон внутренне собрался. Весёлый гость явно начинал нравиться дамам. Алиска уже слащаво щебетала:

- А вот ещё, Константин…

Изогнувшись дугой, Костя сделал молниеносный бросок куда-то в сторону, и тут же преподнёс Веге и Алисе по яркой великолепной бабочке, ловко наколотых на растопыренные когти:

- Для вас, блондинки, я просто Костя!

Но Алиска продолжала развивать свою тему:

- Костя, расскажи за причёски. Я видела по телевизору такого смешного кота! У него от шеи и ниже шерсть пострижена, и только кисточка на хвосте! За границей все так ходят?

Тихон взорвался:

- Для тебя, тёмная, специально в соседнем доме библиотека расположена! Хоть в месяц раз вокруг трубы обошла бы, да раз в полгода в водосточном жёлобе полежала, всё бы ума набралась! Это же лев, козе понятно! Глава семейства кошачьих!

- Верно говорит ваш предводитель. В самый корень смотрит. Прямо в корень нашего кошачьего рода. Я даже знаю, где этот дядя Лёва живёт. В Африке. Только фамилия у него иностранная — Ральф.

- Постойте, постойте! — начала соображать Вега, — Значит, у меня за границей живёт родной дядя? А он сильнее человека?

- Не смеши меня, блонда! Я прямо-таки шатаюсь от хохота. Твой дядя Ральф человека одной левой положит. А живёт он в большом дворце, с такой круглой крышей. Я видел, — авторитетно заявил Костя-моряк уважительно примолкнувшим дворянам.

- Я хочу к дяде! Почему со мной люди делают, что хотят, а я имею право только мурлыкать? — Вега от волнения заходила взад- вперёд около трибуны Предводителя.

Костя-моряк с хитрой улыбкой почесал за ухом:

- А знаешь, подруга, это легко устроить. Африка тут рядом, всего через два моря. И мой корабль собирается как раз туда.

Забияка -Златик поёжился:

- Море, море! И кому нужно столько воды?

Вега вдруг замерла, словно гипсовая статуя:

- Я не хочу возвращаться домой. Я хочу к дяде Лёве.

- Опомнись, сестрёнка! — всполошилась Алиса.

- Да ты мне первая позавидуешь! — не сдавалась Вега.

- В общем, так, — решительно и твёрдо заговорил Костя, — беру тебя с собой. По морским законам в рейсе я на тебе женюсь, а в Африке разойдёмся, как в море корабли. Благословите!

- Ты по гороскопу Рыба, восьмого марта родилась, — задумчиво сообщила Мура- экстрасенс, — значит, в воде не утонешь. А про огонь сама решай.

- Тогда проводите нас, дворяне. Меня, конечно, корабль подождёт, но на море всякие случайности бывают.

И процессия направилась к причалу. Восемнадцать метров пути показались Веге бесконечными, она вся дрожала, изо всех сил стараясь не думать о девочке-школьнице, не вспоминать её весёлый голосок и левую руку, потихоньку опускающую под стол кусочки копчёной колбасы, а особенно тапочки, на которых Вега так любила дремать, поджидая девочку из школы. И вот приходится бросать её на произвол судьбы…

- Ты только посмотри на эту пару! — шептала Алиска Муре- экстрасенсу, — Он на правый бок хромает, а она с левого ободрана!

Костя-моряк и Тихон приотстали.

- А вы тоже хромаете, Предводитель? Почётные боевые шрамы?

- Да, в общем… Как мужик мужику, расскажу. Увлекался я как-то орнитологией, наука такая есть о летающих предметах. И вот на том карнизе, что вокруг нашего дома, поймал голубя в научных целях, ну и полез с ним в ближайшую форточку. Держу его зубами за шиворот, задние когти по стеклу скрипят, а он, дурак, упирается, крылья растопырил, в форточку не помещается, шумит. А в комнате женщина, шатается, с праздника пришла, глаза квадратные, как закричит: “Драконы, драконы лезут!” Муж её валерьянки накапал, да пролил полфлакона. Я, конечно, вошёл здоровьем поинтересоваться, ну, подлизал, исключительно в научных целях. Домой шёл, по звёздам ориентировался, я ведь в астрономии тоже понимаю, упал с карниза. Не помню, как назад забрался, в глазах ещё долго какие-то лишние звёздочки мелькали. Теперь болею иногда. Люди говорят:   “Обстену-хондроз”, болезнь такая модная.

Ты, Костя, береги там нашу шалопайку.

- Не дрейфь, Предводитель! Настоящий моряк никогда кошку не обидит. А такую блондочку на руках носить будут. Да и к свадьбе подкинут что-нибудь…

Вега робко шла за Костей по длинному корабельному коридору.

- Как ты здесь не заблудишься? Все двери одинаковые.

- Таблички читать надо. Видишь, написано: “Старший помощник капитана”. Это и есть моя каюта. До утра тут спрячешься, а завтра устроим презентацию. Пока не высовывайся, перекусить я принесу.

Всю ночь Вега тихо дрожала под койкой старпома. Костя куда-то смылся, сам старпом забегал ненадолго побриться, умыться, и опять исчезал. Гудение машин и плеск волны за бортом Вега воспринимала как конец света, но удержалась и никуда не выскочила.

Под утро пришёл Костя.

- Пора на презентацию. Вперёд, подруга!

- А что это, презентация?

- Сама поймёшь, не маленькая. Пошли.

Они шли какими-то запутанными корабельными коридорами, пока Костя не сказал:

- Всё, приехали. Стой здесь.

- Зачем?

- Смотри внимательно. Там, за дверью, живут крысы, но там нет воды. Сейчас они пойдут на водопой вот по этому коридору. Хватай любую и неси на палубу, люди все там.

- Зачем?

- Почему-то люди очень не любят крыс. И если ты задушишь для них хоть одну, то они полюбят тебя.

- Смешные какие-то эти люди… Сами бы и ловили, если это так интересно…

- Слушай, глупая, что я скажу! Нравится тебе или нет, но мы должны терпеть людей. Мы с ними сильнее. Ты ведь не боишься собак?

- Конечно, нет. Я любой нос расцарапаю!

- А всё потому, что каждая собака понимает — за тобой стоят люди. Бездомная кошка от всякой неразумной шавки на дерево сигает, и делает вид, что ей там просто нравится.

Костя принял деловой вид и продолжил инструктаж:

- Когда тебя возьмут на руки, веди себя прилично. Не визжи и не чеши задней лапой за ухом. Наше дело кошачье — мурлыкать и ластиться.

И они засели в засаде. Долго ждать не пришлось, нетерпеливая крыса вышла из едва заметной дырки и пошла по коридору. Вега схватила её за загривок и крепко стиснула зубами, с радостью ощутив хруст косточек и волнующий привкус вражеской крови.

- Молодец, кукла! Теперь бегом на палубу!

Вега выскочила по трапу на палубу и обомлела. Яркое до невозможности солнце слепило глаза, а на палубе стояла почти вся команда корабля. Незнакомые, бородатые, и, конечно же, очень злые люди. Один сразу схватил Вегу за шиворот:

- Смотрите! Какой зверь к нам пришёл, да с гостинцем!

Удивительно, но Веге совсем не было больно. Сильные руки моряка скорее успокаивали, чем пугали, и ей совсем не верилось, что эти грубые пальцы причинят какие-то неприятности.

- Где Костя? А ну, иди сюда, негодяй! Мы работаем, а ты по женщинам?

Костя важно прошествовал на середину строя, хорошо понимая, что за грубоватыми словами ребят стоит надёжная мужская солидарность. А Вегу тем временем передавали с рук на руки, и все моряки восхищались её мягкой пушистой шерстью.

- Если крыс ловит, значит — наша!

И только ярко синяя вода, окружавшая корабль, казалась бесконечной и пугала Вегу.

- Скажи мне, Костя, если люди так не любят крыс, почему ты их всех не переловишь?

- Какая же ты темнота! Да если всех переловлю, то зачем буду нужен? Я тщательно вычисляю, сколько у них родилось крысят, когда будут следующие, и сколько я могу поймать до конца месяца, чтобы поголовье сохранилось. У них тут была с мужиками проблема, так я одного отпустил и извинился. Нет, дорогая, ликвидация крыс нам с тобой не на пользу. А сейчас я при должности — главный дератизатор.

- Главный демократизатор? Что это такое?

- На одном человеческом языке крыса называется “рэт” А на другом “де” означает “нет” или “наоборот”. Дератизатор — это уничтожатель крыс.

- Какой же ты умный! Ты всегда был таким?

- Это у меня с детства, — заскромничал Костя.

Тем временем корабль шёл по своим делам. И вот однажды ранним утром команда засуетилась, в клюзе загремела якорная цепь, и Костя будничным до неприличия голосом сказал:

- Вот она, Африка. Слезай, приехали.

И Вега сошла на берег. Если честно сказать, у неё тряслись все до единой поджилки, ей было страшно, но дело прежде всего. Где там дядя Ральф?

Портреты дяди Ральфа висели на каждом перекрёстке. Огромные и красочные, они изображали его сильным, красивым и очень умным.

Вега шла по незнакомому городу, шарахаясь от каждого встречного человека, и особенно от каждого встречного кота, потому что люди не очень-то обращали на неё внимание, а коты просто забывали, зачем они шли и куда, причёсывали усы, выпячивали грудь и нагло набивались в провожающие.

Но идти пришлось недолго. В самом центре города стоял дворец, о котором говорил Костя, с круглой крышей. Здесь портреты дяди Ральфа висели с каждой стороны, и люди бегали туда-сюда. Вега увидела маленькую комнату с окошком, куда люди протягивали блестящие металлические кружочки и странные бумажки. Вот оно что! К могущественному дяде Ральфу люди записываются на приём с самого утра! Вот это царь! Вот это правитель! И это мой дядя!

Конечно, днём царский дворец никто толком не охранял, и Вега без всяких затруднений проникла внутрь. И буквально замерла от ужаса. Люди в малиновых костюмах свободно ходили по большому кругу, застеленному красным ковром, и у каждого в руках был огромный веник! Люди махали вениками и громко смеялись, о чём-то говорили друг с другом.

Вега пристроилась наверху возле колонны и стала ждать приёма. Расположенные кругом сиденья постепенно заполнялись людьми, становилось шумно, люди улыбались, что на них было совершенно непохоже, и, наконец, прямо рядом с Вегой загромыхал оркестр. Вега чуть не слетела в круг, на котором уже кувыркались какие-то ненормальные, в блестящих костюмах, а за ними вышли другие, такие же чокнутые…

Толстый человек в чёрном костюме громко произнёс непонятное слово “ Антракт”, и в круг опять вышли малиновые люди с вениками. Вокруг красного круга поставили золотую решётку. Как красиво и торжественно!

Под громкую весёлую музыку в круг за решёткой вышла женщина, настоящая принцесса. У неё в руках была золотая палочка, а сама она была одета в блестящий купальник, сверкающий в лучах разноцветных прожекторов. А за ней торжественно вышел дядя Ральф. До чего же он был красив! Вега полюбила его сразу и окончательно. Даже когти у него были покрашены золотой краской! А как он держался! Слегка небрежно, немножко медлительно, и очень важно. Царь, одним словом, что ещё сказать?

Продолжение следует

Об авторе: Вячеслав Николаевич Тужилин:
Живёт в Балаклаве. Прозаик. Автор сатирических книг прозы. Лауреат международного литературного фестиваля "Крымская Альгамбра".
Другие публикации автора:
Автор: Вячеслав Николаевич Тужилин

2 комментариев

  1. Забавно! А дальше?

  2. интересно:)))надеюсь, что ничего плохого с этой кошкой не случится?!?

Оставить свой комментарий