Владимир Шигин: Бог Нептун не любит Украину. Продолжение.ГЛАВА СЕДЬМАЯ ПОДВОДНАЯ ЛОДКА В СТЕПЯХ УКРАИНЫ

История единственного украинского «великого пидвидного човна» «Запоріжже» полна такими злоключениями, что достойна целого романа. Дизель-электрическая подводная лодка проекта 641 «Запоріжжя» ранее ходила в состав ВМФ СССР и именовалась Б-435. После раздела Черноморского флота в 1997 году, Б-435 была выбрана украинской стороной для своего флота. Подчеркну, именно отобрана украинцами, как наиболее боеготовая на тот момент из всей бригады подводных лодок ЧФ, так как только в 1995-1996 годах прошла средний ремонт. В ВМСУ Б-435 получила имя «Запоріжжя» и тактический номер U-01. Полученный номер был глубоко символичен, ибо именно с «Запоріжже» и должен был начаться отсчет тактических номеров украинского военно-морского флота. Таким образом «Запоріжже» официально объявлялась первым кораблем ВМСУ, автоматически становясь символом зарождающегося флота.  Виды на первую подводную лодку в Киеве имели серьезные. 1 августа 1997, когда в Севастополе впервые праздновали День ВМСУ, на Графской пристани командир субмарины капитан 3 ранга И. Джемела из рук министра обороны Украины торжественно получил военно-морской флаг, освящённый во Владимирском соборе в Киеве. Этот акт так же должен был подчеркнуть особый статус первой подводной лодки.

Однако выйти в открытое море с гордо поднятым украинским флагом так и не получилось. Пока менялся экипаж и вместо опытных подводников-профессионалов на лодку пришли слабо подготовленные по специальности, хотя и идейно выдержанные офицеры и матросы, обвально начала выходить из строя техника. Ну, а с поломанной техникой, да еще с сырым сборным экипажем много на подводной лодке не наплаваешь. Делать нечего, и сразу же после принятия в состав ВМСУ, в том же 1997 году «Запоріжже» была снова отправлена в ремонт.

Однако подводная лодка не может существовать сама по себе. Поэтому в ВМСУ было создан отдельный дивизион подводных лодок (ОДПЛ). Так как подводная лодка в ВМСУ была объявлена кораблем 1-го ранга, то автоматически повышался и ранг дивизиона. Во главе отдельного дивизиона подводных лодок стоял комдив в звании капитана 1 ранга. Штаб дивизиона возглавлял начальник штаба — капитан 1 ранга. Кроме этого там числились заместитель по воспитательной работе и заместитель по тылу — все капитаны 1 ранга и дивизионные специалисты (штурман, минер, связист, эртээсовец, механик, врач) все капитаны 2 ранга (врач — подполковник) и помощники начальника штаба — все капитаны 2 ранга. Кроме того штаб имел командный пункт (с соответствующим штатом) секретную часть (с секретчиками), строевую часть (с несекретчиками) и т.д. Вся эта орда утром пребывала на службу и чинно  выстраивалась на пирсе около приваренной стальными тросами субмарины. На верхней палубе «Запорожья» соответственно выстраивался экипаж: командир — в звании капитана 1 ранга, командиры боевых частей — капитаны 2 ранга и т.д. Звучал гимн Украины, величаво поднимался украинский флаг и все разъезжались по своим личным делам, так как на обездвиженной субмарине делать было абсолютно нечего. Править службу было бесполезно, а на ремонт, как мы понимаем, не было грошей. Единственно, ее надо было охранять и осматривать, чтобы ничего не украли, и сама лодка не утонула.

Такой не слишком обременительной была служба на украинском подводном флоте. Что и говорить, желающих попасть в подводники, было хоть отбавляй. Каждый мечтал о такой непринужденной службе, при которой делать абсолютно нечего, но звания и оклады выше, чем у служащих на надводных кораблях, потому как у подплава особый статус. Надо ли говорить, что ОДПЛ стал прибежищем сынков, племянников и просто детей друзей военно-морских начальников.

Так продолжалось несколько лет, пока, наконец, даже в украинском Генштабе поняли, что содержать такую шайку бездельников слишком накладно. После этого ОДПЛ разогнали, а «Запорожье» включили в состав бригады надводных кораблей. Здесь украинские военноначальники не слишком покривили душей, так как «Запорожье» по существу и являлась надводным кораблем, так как погружаться, а тем более всплывать физически не могла.

Между тем техническое состояние подводной лодки

а денег на ремонт все не было. И однажды возникла угроза, что в один прекрасный момент «Запоріжже» может просто затонуть у пирса. Во избежание такого эксцесса лодку просто приварили стальными тросами к причальным палам. Теперь, даже при поступлении воды, она бы просто повисла на стальных тросах. Зрелище субмарины с приваренными швартовыми тросами было столь экзотично, что всегда находилось немало любопытствующих поглазеть на сие диковинное зрелище.

В сентябре 2000 года экипаж «Запоріжжя» обратились к президенту Леониду Кучме с просьбой помочь приобрести необходимые для подлодки аккумуляторы. Таких денег у Министерства обороны Украины не было. Кучма обещал, но не сразу. В сентябре 2002 года командующий военно-морскими силами Украины М. Ежель слезно просил Запорожский облсовет выделить денег на ремонт «Запоріжжя» в размере 5 миллионов гривен (1 миллион долларов), напирая на шефскую ответственность и патриотизм. «После установки аккумуляторов, которые полностью финансирует министерство транспорта (18 млн. гривен), для ремонта и дооснащения лодки потребуется еще 5 миллионов гривен, иначе мы навсегда потеряем один из родов военно-морских сил», — плакался М. Ежель. Запорожские депутаты клятвенно пообещали командующему ВМСУ собрать необходимые средства, но денег в результате так и не дали. То ли об откате не договорились, то ли и вправду не было лишних, но Запорожье «Запоріжжью» так и не помогло. Ну, а без аккумуляторов как ходить в море, разве только, как в старой веселой украинской песне:

Ми зі Миколою старі моряки,

Ми пливемо у підводному човні.

Веслом шкрябати по дну

 - Набираємо глибину!

Нехай дивится женки та дівки,

Ми зі Миколою старі моряки…

Х        Х        Х 

Весьма любопытен и рассказ некой «Оли», опубликованный на одном из исторических сайтов. Там «Оля» описала свои впечатления о посещении юбилея подводной лодки «Запоріжже» в Балаклаве в 2001 году. С некоторыми сокращениями эти воспоминания я и процитирую. Право, они того стоят! Итак: «Подводная лодка «Запоріжже» как и сейчас в то время тоже стояла наглухо приваренная к пирсу, но только не в Южной бухте, а в Балаклаве. Пирс там тоже крепкий, так как это база — подводных лодок ЧФ СССР! На минуточку. Приварили ее, несчастную, потому, что не было у нее аккумуляторов. Продали и пропили их давно. Такой лодку и нашли украинские подводники на свалке и начали ее реанимировать.

Первым делом создали на ее базе сразу дивизион подводных лодок (да! я даже была знакома с его командиром!), притащили лодку в Балаклаву и начали бороздить и охранять рубежи отчизны. Ну, это как-то все в городе знали, подсмеивались, да и начинали забывать. Меня это вообще не касалось, пока я не стала работать в миссионерском отделе Крымской епархии. Нас как-то пригласили на лодку на молебен, показали потом ее состояние, мы познакомились с ее командиром, с личным составом.

И вот однажды руководитель нашего отдела мне звонит и говорит, что нас приглашают в Балаклаву на праздник. Я спрашиваю: «На какой?» Он мне отвечает: «35 лет лодке «Запоріжже»! Я говорю: «Да какой же это праздник! Плакать надо». Но так, как ситуация мне показалась смешной, я согласилась поехать.

Туманное утро конца февраля. Балаклава. Даже идет небольшой снежок. На плацу, зажатом между отвесной скалой и морем, стоят люди… Стоят матросы и офицеры с лодки «Запоріжже», стоят местные власти и особенно выделяются на фоне подшефного низкорослого личного состава, шефы-великаны из города Запорожье.

 Пробили почему-то по громкой связи кремлевские куранты, и боец подошел к флагштоку, чтобы поднять флаг. Заиграл гимн Украины. А он же длинный, а боец этого не знал, да и сейчас его мало кто знает, а дело было в 2001 году. Итак, гимн длинный, а флагшток — короткий. Боец его при первых же тактах почти до конца поднял, а гимн только начался, пришлось — приспустить. Думал, наверное, он в этот момент: «Ну вот, сейчас уж конец, как бы успеть поднять». Поднял. А гимн-то не закончился, только половину сыграли. Опять опустил…, короче, так еще три раза. Муки бойца закончились, а наши (ну, нельзя же в голос ржать при исполнении гимна) только начинались. Начались пламенные речи о том, как все рады, что на Украине есть такой замечательный «пидвидным човен».

…На плацу началось новое действо. Действо под названием парад! Итак — парад. Как я уже указывала выше — личный состав лодки, как на подбор были небольшого роста. Шинели на них всех очень смешно смотрятся.

 Итак, под какие-то звуки волынки наша доблесть проковыляла мимо нас в сторону ворот… Ворота открылись, но не потому, что к ним подошел строй, а потому, что матрос вахтенный увидел, что в часть въехала заказанная ранее мусорная машина! Машина въезжает на плац, проезжает чуть вперед, в это время, строй, разворачивается и идет след в след за ней. А что ему делать? Плац-то узкий. И получается, что мимо нас проходит, как действительно бывает на параде, техника в виде мусорной машины и за ней ковыляет доблесть в шинелях до пят. Утро было туманное, плац, он же причал имеет изгиб, и вот машина, а за ней и строй, ушли за угол и скрылись в тумане.

 Мы все вздохнули, и стали расходиться на банкет, как тут к нам подбегает командир лодки и говорит: «Вы только не расходитесь, они сейчас с песней вернутся»…

Потом, как говорится, концерт закатили, с торжественной частью, с вручением памятных адресов и подарков. Напоминаю, стоит лодка у берега Балаклавской бухты, без аккумуляторов (продали и пропили еще при развале СССР), приваренная рельсами к пирсу, а народ празднует ее 35-летие.

 И вот шефы из Запорожья дарят командиру лодки очень, ну, очень большую бутылку водки. А учитывая, что росточка он небольшого, то бедный командир еле ушел с подарком за кулисы. Выходят какие-то дятлы от администрации Запорожья по районам. Один дарит процессор, другой монитор, а третий клавиатуру и мышку…

Дальше — больше. Выходит какой-то «баклан» из нашей районной администрации и начинает распинаться, насколько могуч и свиреп украинский подводный флот! (нет, так и заявляет!) И что как трепещут в мире, наши враги, зная, что на вооружении Украины, есть такой замечательный и грозный «пидвидный човен» «Запоріжже» (я привожу слова дословно, не придумываю, просто я уже лежу под стулом и ржу во все горло). И заключительная фраза меня убила, меня уже выносили! Она была такой (дословно!): «Враги трепещут от одного только слова — «пидвидный човен» «Запоріжже»! И вот если нам еще купят аккумуляторы…» Но, о том, что будет с миром, если на лодку поставят аккумуляторы, зрители уже не стали узнавать, это осталось военной тайной. Оратора заглушил смех… Видя, что в зале можно шутить и за это ничего не бывает, на сцену вышли офицеры-подводники от ЧФ РФ. Они подарили юбилярам четыре тома, которые назывались… «Аккумуляторы для подводных лодок». Все! Занавес!»

Отметим, что во время бесконечного ремонта «великого пидвидного човна» «Запоріжже» было истрачено столько средств, что их хватило бы на постройку новой подводной лодки — более 60 миллионов гривен, т.е. более 300 миллионов рублей.

В результате, отремонтированная «Запоріжже», смогла лишь один раз выйти в море и в окружении всех аварийно-спасательных сил погрузиться на перископную глубину. Дальше погружаться украинские подводники просто не рискнули. На этом собственно вся боевая деятельность украинского подводного флота и завершилась.

Как здесь не вспомнить слова из песни санкт-петербургской рок-группы «Сплин»:

Подводная лодка в степях Украины

Уходит под воду и ей не помочь

Никто не приедет снимать нас со льдины

И вряд ли мы сможем прожить эту ночь…»

Х        Х      Х

Пока «Запоріжже» шесть лет торчала в доке, окончательно пришли в негодность ее  аккумуляторные батареи. Новые батареи были закуплены у греческой компании «Germanos S.A.». Сумма сделки составила около 3,5 миллионов долларов.

В январе 2003 года из Греции в Севастополь, наконец-то, были доставлены долгожданные аккумуляторные батареи для «Запорожье» и только тут выяснилось, что в иностранных батареях не подходят клеммы, да и по габаритам они не подходят. Поэтому несчастная «Запоріжжя» застыла у причала 13-го судоремонтного завода в Севастополе еще на шесть лет, а неподалеку — греческие батареи, накрытые навесом. При этом Россия предлагала Украине аккумуляторные батареи в два раза дешевле, но Киев из вредности российские аккумуляторы покупать отказался. В феврале 2003 года в Балаклаве состоялся торжественный спуск лодки на воду из дока. Но боеготовой она после этого ремонта так и не стала.

О злосчастных аккумуляторах тоже рассказывали в Севастополе немало. Вначале их разместили на территории одной из частей ВМСУ, что было вполне логично. Однако вскоре, прознав, что дефицитные аккумуляторные батареи имеют внутри немало серебра, к ним стали подбираться украинские моряки, кто с монтировкой, а кто и просто с ломом. Наконец, в одну из темных южный ночей несколько аккумуляторных батарей были взломаны и укровоенморы поживились дорогой начинкой. Поняв, что дело принимает опасный оборот, командование ВМСУ не нашло иного выхода, как упросить командующего Черноморским флотом, разместить свои аккумуляторы на территории российской воинской части, понимая, что только там они будут в полной безопасности. Так и сделали. А потому, на протяжении многих лет, российские моряки охраняли украинские аккумуляторы от украинских моряков. Вот такая она, правда украинской жизни.

В те дни в Севастополе ходил анекдот: «Когда док всплыл… Вопль ужаса вырвался у видавших виды заводчан. Как оказалось, подводная лодка выше ватерлинии не развалилась исключительно из-за слоя бакланьего помета, а ниже ватерлинии корпус сохранился благодаря слою мидий…»

В 2007 году в Киеве «высокие лбы» решили продать «золотую субмарину» Ливии после окончания ремонта за 50-70 миллионов американских долларов, но пока лодка доремонтировалась, не стало самой Ливии.

В августе 2009 года, согласно официальной истории подводной лодки «Запоріжже», ее «экипаж встретился с делегацией ветеранов-подводников из Одессы, моряки обсудили тему военно-патриотического воспитания личного состава». Лодка же, по-прежнему, находилась в своем бесконечном ремонте. При этом, так как украинские верфи ремонтировать подводные лодки уже не могли, многострадальное «Запоріжже» перевели на ремонт на13-й судоремонтный завод Черноморского флота России. После этого у «Запоріжжя» появилась хоть какая-то перспектива.

В январе 2010 года, наконец, завершалась установка аккумуляторных батарей, и начались не менее долгие работы по монтажу гидроакустической и радиолокационной станций, а также систем связи. В соответствии с достигнутыми летом 2010 году министрами обороны Украины и России договоренностями, в российских учениях осенью 2010 года принимали участие четверо украинских офицеров-подводников. Они стажировались в должностях вахтенных офицеров и командиров боевых частей на борту российской подводной лодки «Алроса».

Подводная лодка «Запоріжже» все еще была в неисправном состоянии, но Киеву уже не терпелось продемонстрировать свой подводный флот своим европейским друзьям. Поэтому, находясь в аварийном состоянии, «Запоріжже» приняла участие в учениях «Фарватер мира 2011». На этих учениях она использовалась как условно затонувшая, т.к. ходить сама не могла и ее таскали на буксире. На «Запоріжже» велась отработка задачи по спасению аварийной подводной лодки, легшей на дно. При этом она, разумеется, не погружалась, так как если бы погрузилась, то сразу бы стала уже затонувшей не условно.

В том же 2010 году министерство транспорта и связи Украины неожиданно объявило, что задействует «Запоріжже» «в выполнении регулярных пассажирских перевозок между Севастополем и Батуми». Разумеется, из сумасшедшего плана украинского минтранса ничего не вышло. Кто явился автором этого бреда, так и не удалось выяснить.

Командующий ВМСУ в 1993-1996 годах вице-адмирал В. Бескоровайный считал, что принять «Запоріжже» в состав ВМС, и как можно быстрее ввести в строй — необходимо. «Лодку нужно вводить в боевой состав ВМС как можно быстрее, — твердил командующий ВМСУ вице-адмирал Бескоровайный. — Хотя и существует утверждение, что U-01 уже устаревшая, могу сказать, что это единственная из трех субмарин, которые мы должны были получить в результате распределения, которая была в удовлетворительном техническом состоянии и требовала меньших затрат на ремонт. Остальные предложенные нам лодки не выдерживали никакой критики и могли послужить флоту только как первоклассный металлолом. «Запорожье» можно модернизировать с точки зрения электротехнического оборудования и установить более современные виды вооружения». Понять Бескоровайного можно, будучи сам подводником, он мечтал и о подводном флоте Украины. Но мечты мечтами, а реальность реальностью.

Не было единства в отношении к несчастному «Запоріжжью» и со стороны министров обороны Украины. Если Ю. Ехануров желал восстановить лодку и возвратить в ее в боевой состав, то его предшественник А. Гриценко заявлял, что лодка не имеет перспектив в структуре ВМС, поэтому её надо списать и продать. По словам Гриценко, чтобы содержать всего лишь одну лодку, нужно подготовить два экипажа личного состава, береговую инфраструктуру, систему логистики, разработки, производства, закупки специальной техники и вооружения, спасательную службу с транспортными средствами (морскими и воздушными), отдельный факультет подготовки офицеров–подводников в Севастопольской академии ВМС, учебные подразделения для подготовки матросов и мичманов. «Если кто–то посчитал по критерию «эффективность–стоимость», то вывод очевиден: влияние этой подводной лодки на боеспособность нулевое…» — заявлял Гриценко. В 2010 году тогдашний министр обороны Украины (выходец из ВМСУ) М. Ежель, заявил, что «Запоріжже» будет восстановлена и введена в строй. «Сегодня в мире только 40 стран имеют свой подводный флот. И я уверен, что Украина тоже имеет на это право», — объявил он. Еще один министр обороны Украины Д. Соломиатин полагал, что одна реальная задача для «Запоріжжя» все же имеется, так как наличие подводной лодки «позволит эффективно и на высоком уровне проводить обучение и тренировки противолодочных сил ВМС Украины». То есть, по его словам получалось, что в  »Запоріжже» вгрохали столько миллионов долларов, чтобы использовать в качестве «тренировочной груши».

20 марта 2012 года «Запоріжже», наконец-то, под звуки «гопака» покинула территорию 13-го судоремонтного завода Черноморского флота России. В ходе ремонта российскими судоремонтниками были проведена большая работа по замене участков обшивки корпуса, ремонт донно-забортной арматуры, торпедных аппаратов, винто-рулевого комплекса, дейдвудных сальников, монтаж носового шпиля, очистка и окрашивание корпуса и цистерн главного балласта. За время ремонта корпус подводной лодки был тщательно обследован при участии российских конструкторов.

«Украина отремонтировала свой подводный флот» —  под таким заголовком распространили украинские СМИ новость об окончании ремонта «Запоріжжя».

Однако, когда ремонт был завершен, платить за него ВМСУ категорически отказалось. Мотивация отказа была предельно проста — грошей немає!

Поэтому центральное конструкторское бюро „Черноморец“, которое выступало генеральным подрядчиком по ремонту лодки, выставило претензию украинским военным в 3 миллиона гривен (10 миллионов рублей) за выполненный заказ. Иск ЦКБ «Черноморец» был удовлетворен хозяйственным судом Севастополя, принимавшим решение в соответствии с украинским законодательством. Это решение было подтверждено уже в российском апелляционном суде. Пришлось ВМСУ раскошеливаться. Общая сумма затрат по ремонту лодки оценивается в 60 миллионов гривен, не считая закупки аккумуляторов. Но для того, чтобы довести лодку до боевой кондиции, требуется еще минимум около 20 миллионов долларов.

25 апреля 2012 года (впервые с 1993 года!) «Запоріжже» вышла в открытое море с использованием собственной силовой установки. С 18 по 20 июля 2012 года произведены испытания лодки при погружении. 3 августа 2012 года лодка провела успешное погружение на перископную глубину (14 метров), выполнила вывеску и дифферентовку, отработку движения в подводном положении. На большее украинские подводники уже не решились, боясь, что не выдержит корпус. На борту лодки «Запоріжжя» во время испытаний и погружения находились министр обороны Украины Д. Саламатин, начальник Генерального штаба — главнокомандующий Вооруженными силами Украины генерал-лейтенант В. Замана, временно исполняющий обязанности командующего ВМС вице-адмирал Ю. Ильин. При этом каждый из них имел вокруг себя собственную свиту, так что от массы народа, протолкнуться на лодке было просто нельзя. Куда уж тут  еще и погружаться, впору в целости вернуться в базу в надводном положении. Именно поэтому, при всей обыденности данного выхода в море, для украинской истории это было поистине эпохальное событие — в первый и последний раз в истории украинская подводная лодка самостоятельно вышла в море и даже самостоятельно погрузилась. И ничего, что при этом ее безопасность сторожили спасательные корабли российского флота. И ничего, что и погрузилась, то она всего на несколько метров. Все это чепуха! Главное, что отныне и навсегда день 3 августа — стал днем наивысшего расцвета подводного флота Украины. Пройдут годы, минут десятилетия, но об этом подвиге украинских подводников будут слагаться легенды, а украинские кобзари будут сочинять все новые и новые вирши.

 В 2012 году подводная лодка «Запоріжже» участвовала в совместных российско-украинских учениях «Фарватер мира», в рамках ходовых испытаний выходила в море и под десятками видео и фотокамер, к полному восторгу украинских журналистов, провела рекламное погружение на перископной глубине. Сколько было шума в украинской прессе! Журналисты наперебой кричали о начале новой эры украинского подводного флота. Особо бестолковые, войдя в раж, именовали свою лодку… украинским подводным атомоходом!  Почему? Да просто так, для пущей важности. Увы, на самом деле эра подводного украинского флота вовсе не началась, а наоборот, закончилась. Больше в море «Запоріжже» уже никогда самостоятельно не выйдет. А Украина все веселилась. В январе 2013 года в ВМСУ состоялись торжественные мероприятия по случаю принятия подводной лодки «Запоріжже» в боевой состав флота с национальными маршами и роскошным банкетом. В июне 2013 года «Запорожье» окончательно покинула 13-й судоремонтный завод министерства обороны России и ошвартовалась на подготовленном для нее временном месте в Стрелецкой бухте. Там она и простояла недвижимо до марта 2014 года.

Во время мартовских событий 2014 года экипаж «Запоріжжя» «вежливым людям» особенно не сопротивлялся. Переговоры со стороны России провели командир и начальник штаба дивизиона подводных лодок Черноморского флота капитан 1 ранга А. Варочкин и капитан 2 ранга Б. Резник. После завершения переговоров с командиром «Запоріжжя» капитаном 1 ранга Р. Шагиевым, было решено перевести подводную лодку в состав Черноморского флота РФ. Перейти в российский флот попросился и командир  субмарины. 22 марта на «Запоріжже» был осуществлен торжественный подъем Андреевского флага. После этого подводная лодка была отбуксирована из Стрелецкой бухты в Южную бухту, где базируется дивизион подводных лодок российского Черноморского флота.

29 марта Черноморский флот ВМФ России отказался от боевого использования «Запоріжжя» по причине её технических неисправностей, а также потому, что боевые возможности лодки давно устарели, и предложил Украине забрать ее назад для дальнейшего использования или утилизации. Но украинцы тогда от реликвии деликатно отказались. Дело в том, что, несмотря на бесконечные модернизации и затраченные миллионы долларов (которые, скорее всего, были благополучно разворованы) «бабушка» находилась в столь плачевном состоянии, что обязательно затонула бы на переходе в Одессу. Испугавшись, снова стать мировым посмешищем, незалежники от «бабушки» и открестились. Короче, подводная лодка в степях Украины погибла в неравном бою…

 В настоящее время формально числится в составе Черноморского флота России, но так как она, по-прежнему, не боеспособна, вопрос о ее дальнейшем использовании все еще рассматривается. Один вариант предполагает переделать «Запоріжже» под учебный тренажер, второй — сделать бывшую украинскую подводную лодку экспонатом музея «холодной войны» в Балаклаве. В июле 2015 года российское командование заявило, что «Запоріжже» может быть передана Украине, только после окончательного прекращения военных действий в юго-восточных регионах страны. Однако даже если «Запоріжже» и будет, в конце концов, передана Украине, то, скорее всего, сразу пойдет на металлолом, так как денег на ее восстановление у сегодняшней Украины нет, и не будет. На этом, собственно, недолгая и смешная история подводного флота Украины и заканчивается. 

Х        Х        Х

Итак, подводного флота на Украине уже нет, не предвидится его и в отдаленном будущем. Зато на Украине есть день моряка-подводника! Из сообщений одесской прессы: «День моряка-підводника в Одесі відзначили офіційною церемонією покладанням квітів та вінків до пам’ятника Стефану Джевецькому, що в парку Перемоги. Ветерани-підводники, українські військові моряки та небайдужі одесити вшанували пам’ять видатного конструктора і винахідника, який створив у XIX ст. перший в Україні підводний човен та випробував субмарину на одеському рейді. Слід зазначити, що з року в рік у цей день ветерани-підводники і моряки зустрічаються для того, щоб згадати минуле, дні своєї служби і бойових друзів. Окрім цього, на Алеї Слави в Центральному парку культури і відпочинку імені Т. Шевченка також пройшли офіційні урочистості з нагоди Дня підводника. Там зібралися ветерани-підводники, учні шкіл, громадськість міста. Від імені командування національних ВМС ветеранів-підводників привітали представники управління по роботі з особовим складом командування флоту капітан 1 рангу Олександр Веретельников та полковник запасу Олег Найда, вручивши ветеранам грамоти та вітальні адреси. У свою чергу ветерани-підводники розповіли учасникам мітингу про особливості служби на підводних човнах, героїчну долю одеситів контр-адмірала Миколи Луніна і капітана 3 рангу Олександра Маринеско, поділилися спогадами про свої бойові будні під час служби в підводних силах флоту. По завершенні мітингу присутні поклали вінки і квіти до пам’ятних меморіалів загиблих екіпажів підводних човнів».

Казалось бы, установили украинцы свой праздник и празднуйте, нам-то какое дело! Однако в Киеве не хватило ума даже приурочить дату нового праздника к какому-то событию, хоть как-то связанному с Украиной. Пусть хотя бы к тому же 3 августа, чем не украинский день моряка-подводника! Но, то ли в Киеве плохо искали, то ли, наоборот, искали хорошо, но просто ничего в анналах украинской истории особо достойного не нашлось. Но по какой-то причине свой день украинского подводника Киев полностью слизал со дня российского подводника, к которому Украина не имеет абсолютно никакого отношения. Празднование дня российского подводника на Украине напоминает мне празднование в советские времена совершенно чуждого дня взятия Бастилии или дня освобождения Африки. Напомню, что дата дня моряка-подводника была выбрана в России в связи с событием, произошедшим 19 марта (по старому стилю 6 марта) 1906 года. Тогда по указу императора Российской империи Николая II в классификацию судов военного флота был включен новый класс боевых кораблей — подводные лодки, а в состав Российского флота включены 20 подводных лодок «Форель», а также построенные к тому времени субмарины типов «Касатка», «Сом» и «Осетр». Об этом событии свидетельствует приказ по морскому ведомству России № 52 от 24 марта 1906 года, подписанный лично морским министром адмиралом А.А. Бирилевым. В этом приказе, в частности, говорилось: «Государь Император (император Николай II — В.Ш.), в шестой день марта сего года, Высочайше повелеть соизволил… включить в классификацию корабельного состава флота подводные лодки». 9 апреля (27 марта) того же года указом № 27614 был учреждён учебный отряд подводного плавания при порте Императора Александра III в Либаве. С той поры в Российской империи и появился новый праздник «День моряка-подводника», однако после Октябрьской революции 1917 года отмечать его перестали. Почти восемь десятилетий спустя, праздник был возрождён. 15 июля 1996 года Главнокомандующий Военно-Морским Флотом России адмирал флота Ф.Н. Громов подписал приказ № 253, в котором предписывалось отмечать «День моряка-подводника» ежегодно, 19 марта. Добавлю, что именно мне (я в тот момент исполнял обязанности начальника пресс-службы ВМФ РФ) выпала высокая честь довести приказ ГК ВМФ до средств СМИ и российской общественности и ничего, что хоть каким-то краем касалось Украины, я просто не припомню.

Теперь вполне законный вопрос: какое отношение имеет указ российского императора и приказ главкома ВМФ России к Украине! Ответ — никакого!

А какое отношение имеют к сегодняшней Украине герои-подводники Великой Отечественной войны контр-адмирал герой Советского Союза Н. Лунин и Герой Советского Союза капитан 3 ранга А. Маринеско?  Во-первых, Николай Лунин не является одесситом, т.к. родился в Мариуполе (а это, как говорят в Одессе, две большие разницы), о чем не раз он сам говорил и писал. Факт рождения Н. Лунина в Мариуполе, а не в Одессе, давным-давно подтвержден и историками. При этом во всех анкетах в личном деле Н. Лунин всегда писал в графе «национальность», что он русский. Что же касается украинского языка, то в разделе «какими языками владеет» он его никогда не указывал, так как никогда не знал. Не был украинцем и А. Маринеско, отец которого являлся румыном-эмигрантом. Кстати, Маринеско так же не знал украинского языка.

Степан Карлович Джевецкий, которого на Украине сегодня так натужно пытаются выдать за первого украинского подводника, на самом деле не был украинцем, а являлся польским дворянином, родившемся в подольском городке Кунка, и умершим в далеком Париже. В 1878 году Джевецкий действительно построил одноместную подводную лодку, движимую силой ног человека. Эта подводная лодка-велосипед испытывалась на мелководном одесском рейде. Испытания были безуспешными — когда человек уставал крутить педали, лодка просто тонула. Впоследствии сам Джевецкий вспоминал и о «велосипедной подводной лодке», и об испытаниях с иронией. Одесса не была для него ни родным, ни любимым городом, а лишь недолгим эпизодом долгой и насыщенной событиями жизни.

Зато вторая подводная лодка Джевецкого, построенная в Санкт-Петербурге в 1879 году, вмещала уже четыре человек и имела два гребных винта. Это был уже хоть и примитивный, но уже боевой корабль. Поэтому после испытаний на Неве последовал заказ на изготовление 50 подводных лодок, предназначаемых для обороны приморских крепостей. В 1881 году лодки были построены и распределены по крепостям. В 1885 году в Петербурге Джевецкий создал уже первую в мире подводную лодку с электрическим двигателем, работавшим от аккумулятора, что послужило началом принципиально нового направления в подводном судостроении. В 1907 году, опять же в Петербурге, по проекту Джевецкого была построена подводная лодка «Почтовый» с единым бензиновым двигателем для подводного и надводного хода. Кроме того, первым в России сконструировал механический прибор для автоматической прокладки курса корабля на карте (опять же в Петербурге). Так что если Джевецкий и сделал что-то реальное в подводном кораблестроении, то все это было создано в России, но никак не на Украине. Впрочем, чем больше на Украине сегодня памятников российским деятелям военного дела и науки, тем только лучше.

Х        Х      Х

Если Украина имела сомнительный статус худшей подводной державы в мире, то в отношении организаций подводников, она, наоборот, была впереди планеты всей. Вообще, даже в лучшее время, когда в составе ВМСУ числилась одна небоеготовая подводная лодка, на самой Украине существовало пять (!) конкурирующих между собой организаций ветеранов-подводников: киевская, харьковская и севастопольская. Что касается Одессы, то там действовали сразу две враждующие между собой организации — ассоциация моряков-подводников имени А. Маринеско и объединение ветеранов-подводников имени А. Маринеско во главе со скандально одиозными предводителями Е.С. Лившицем и В.П. Римковичем. Оба, кстати, объявили себя и «известными писателями-маринистами», написав брошюру «Ежик в тумане» о своих склоках на коммунальной одесской кухне.

 Между обоими «маринесковцами» долгие годы шла настоящая война за право считаться единственными представителями одесских подводников на международных форумах подводников и праве носить имя А.И. Маринеско. Каждая организация считала, что только она является настоящей, а соперники — сплошные жулики. Скандалы не утихали. Вот перед очередным международным подводницким форумом организаторы рассылают приглашения. Везде все понятно, но в Одессе две организации и обе — имени А. Маринеско. Наивные иностранцы, как правило, полагали, что это одна и та же организация, а потому слали приглашение на один из адресов. В результате следовал очередной скандал. Обиженные прибывали на форум и устраивали там разнос организаторам, что они более «маринесксее», чем их конкуренты.

Ну, как здесь не вспомнить бессмертный роман «Двенадцать стульев» Ильфа и Петрова об извечной одесской конкуренции:

– «Нимфа», туды ее в качель, разве товар дает? – смутно молвил гробовой мастер. – Разве ж она может покупателя удовлетворить? Гроб – он одного лесу сколько требует…

 – Чего? – спросил Ипполит Матвеевич.

 – Да вот «Нимфа»!.. Их три семейства с одной торговлишки живут. Уже у них и материал не тот, и отделка похуже, и кисть жидкая, туды ее в качель. А я – фирма старая. Основан в 1907 году. У меня гроб, как огурчик, отборный, на любителя…

 – Ты что же это, с ума сошел? – кротко спросил Ипполит Матвеевич и двинулся к выходу. – Обалдеешь ты среди своих гробов.

 Безенчук предупредительно распахнул дверь, пропустил Ипполита Матвеевича вперед, а сам увязался за ним, дрожа как бы от нетерпения.

 – Еще когда «Милости просим» были, тогда верно. Против ихнего глазету ни одна фирма, даже в самой Твери, выстоять не могла, туды ее в качель. А теперь, прямо скажу, – лучше моего товару нет. И не ищите даже».

Помимо разборок между собой, одесские «маринесковцы» регулярно донимали и мировое сообщество ветеранов подплава и своими неординарными выходками. По отзывам моих товарищей, участников всех международных конгрессов моряков-подводников, именно одесские делегации (их почти всегда было две) не только прилюдно чисто по одесски скандалили между собой, но и шокировали иностранцев своим поведением. Только их представители могли без всякой очереди беспардонно взобраться на трибуну и начать рассказывать собравшимся байки о своем героическом боевом пути и поднимать бредовые пошлые тосты на банкетах. Только они могли вручать от имени А. Маринеско американцам, англичанам и немцам… православные иконы! А во время международного форума подводников в Одессе привезти немцев к памятнику А. Маринеско и чуть ли не силой пытаться заставить их участвовать в поминальном митинге. Тогда, правда, толерантные немцы, показали характер и из автобуса не вышли, за что были подвергнуты обструкции со стороны одесских активистов. Поэтому одесских ветеранов-подводников, вернее группу лиц известной национальности, которые их всегда и везде представляли, откровенно не уважали. При этом все иностранные подводники искренне недоумевали, откуда взялось столько ветеранских «подводницких организаций» в государстве, которое никогда в истории не имела собственного подводного флота и почему все они так агрессивно активны? Объяснить же наивным немцам, грекам и бразильцам все перипетии одесского менталитета было просто невозможно.

В конце концов, одесситы своими бесконечными разборками так достали все мировое подводное сообщество, что с ними вообще старались больше не иметь дел. После этого объединение ветеранов-подводников имени А. Маринеско было вынуждено переименовать себя в объединение ветеранов-подводников имени Н. Лунина, чтобы хоть немного отделиться от своего клона. Так что теперь в Одессе уже две организации моряков-подводников, носящие имена разных героев.

Разумеется, что и в ассоциации имени А. Маринеско и в объединении имени Н. Лунина есть настоящие советские ветераны, преданные идеалам Советского Союза и братству народов бывшего СССР, высокопорядочные и достойные люди. Однако в семье не без урода. Так глава ассоциации подводников-ветеранов капитан 2 ранга в отставке Е. Лившиц (сегодня он именует себя уже капитаном 1 ранга) занял сегодня откровенно профашистскую позицию. Выступая на встрече вернувшихся из зоны АТО карателей, он публично заявил, что «со слезами счастья видит этих бравых воинов», которые храбро дрались с мерзкими пророссийскими сепаратистами за любимую бандеровскую Украину. Аналогичную речь он произнес и на митинге в честь открытия памятной доски погибшим карателям ВМСУ.

Не так давно молодой украинский поэт Олег Шкуропацкий написал стихотворение «Подводная лодка в степях Украины», и хотя само стихотворение далеко от совершенства, оно очень верно отражает, как судьбу несчастного «великого пидвидного човна» «Запоріжже», так и судьбу самой Украины:

 Подводная лодка в степях Украины

 уходит под чёрную воду земли,

 уходит под пласт образованной глины,

 под слой прошлогодней культуры,

 под слой позапрошлой любви.

 Подлодке ползёт корневая система

 навстречу, стучат трипольские черепки

 о борт. Постепенно подлодка уходит в вену,

 под кожу Отчизны, в гнилой материк.

 Подводная лодка  в свободном полёте

 непринуждённо таранит за слоем слой -

 единственная лодка в украинском флоте.

 Кисельно-молочные вены текут под корой.

 Она — подлодка внутримышечных инъекций -

 погружается вглубь исторических глин.

 О чем Украина страдает — никто не ответит -

 и как она выглядит там глубоко,

изнутри?

 Подводная лодка открывает кингстоны,

 погружается в прошлое,

 уходит под жизнь.

 Немецкие ржавые каски и гильзы патронов

 встречают её. Подлодка, как шприц.

 Подлодка уходит в кору головного мозга,

 трепанирует череп корабельным винтом.

 Солдаты Вермахта глотают залпом воздух,

 накинув вместо формы походный чернозём…

 …Подлодка уходит в глубину подсознанья

 всех украинцев — черепная коробка трещит.

 Расходятся по швам земные полушарья,

 наотмашь бьёт хвостом континентальный кит.

Впрочем, Киеву отчаиваться еще рано, ведь на Украине осталась еще одна подводная лодка, в буквальном смысле затерявшаяся в степях Украины. Это полузатопленная бывшая подводная лодка-мишень СС-310, которая какой год уже ржавеет у причала Херсонского судостроительного завода. В 1997 году СС-310 исключили из состава флота и поставили на отстой. В 1999 году моряки-ветераны Украины имели намерение сделать в Киеве музей, среди экспонатов которого была бы и подводная лодка. На запрос Украины в октябре 1999 г. председатель Совета министров РФ В. Путин подписал распоряжение о бесплатной (ведь братья!) передаче в дар Украине выведенной из боевого состава подводной лодки СС-310 для организации военно-морского музея. Президент Украины поручил кабинету министров Украины принять меры по созданию военно-морского музея, обеспечению транспортировки и ремонта полученной от России подводной лодки. В конце концов, приняли решение о бесплатной её передаче Киевскому международному благотворительному фонду «Славутич». На лодке предполагалось разместить масштабную экспозицию, посвященную развитию и достижениям… казацкого флота в Украине. В 2000 году лодку отбуксировали из Севастополя в Херсон на Херсонский судостроительный завод для временной стоянки. Стоимость работ должна была составить порядка 100 тысяч долларов США, но деньги как всегда разворовали и о музее благополучно забыли. Скорее всего, никто так никогда уже не увидит масштабную экспозицию, посвященную истории и достижениям казацкого флота! А может плюнуть украинцам на несбыточный казацкий музей, и восстановить старую субмарину, этакую «Запоріжже -2″. И как знать, может быть свершиться великое чудо и Украина именно после этого начнет стремительно становиться великой морской державой. Вы еще верите в украинские чудеса? Я уже нет!

 Продолжение следует

 

Другие публикации автора:
Автор: Администратор

Оставить свой комментарий