Морская пехота Черноморского флота в межвоенный период 1921 — 1941годов

После окончания Гражданской войны, в период 20-30-х годов XX века единственными береговыми частями в Советском флоте, которые можно было отнести к морской пехоте, были караульные полки, которые, также иногда назывались «Местные стрелковые полки». Кроме них имелись отдельные караульные батальоны и роты.

Эти части кроме своей основной задачи- охраны объектов в местах базирования флота, должны были в случае необходимости выполнять и задачи береговой обороны.

На Черноморском флоте эти части были представлены «Местным стрелковым полком» в Севастополе и отдельными караульными (местными стрелковыми) батальонами и ротами в Одессе, Очакове, Керчи и Батуми
.
(Фуражка командного состава караульных частей советского флота в 30 — е годы 20 — го века)

Местный стрелковый полк в Севастополе был создан в 1922 году первоначально как «Караульный батальон Севастопольской крепости».

Что касается собственно морской пехоты, то она появилась в ВМФ СССР вскоре после начала Второй мировой войны, когда в сентябре 1939 года в составе Балтийского флота на базе «Кронштадтского крепостного стрелкового полка» была создана первая в СССР бригада морской пехоты, именовавшаяся «Отдельная специальная стрелковая бригада». Вскоре после своего создания эта бригада приняла активное участие в боях войны СССР с Финляндией в декабре 1939- феврале 1940.

В июне 1940 «Отдельная специальная стрелковая бригада» переименована в «1-ю особую бригаду морской пехоты». В конце лета 1940, в созданных на базе прежней Днепровской флотилии — Дунайской и Пинской речных флотилиях, были сформированы отдельные роты морской пехоты.

Кроме того, накануне Великой Отечественной войны в составе Черноморского флота находились береговые охранные части которые так же можно отнести к морской пехоте. Это Местный стрелковый (караульный) полк Главной базы Черноморского флота (ГБ ЧФ) в Севастополе, 141 — й Местный стрелковый (караульный) батальон Очаковской военно — морской базы, местные стрелковые (караульные) роты военно — морских баз ЧФ в Керчи, Одессе и Батуми.

подушки в машину

Об авторе: Константин Колонтаев:
Сфера научных интересов и публикаций: политическая история, военная история, геополитика, этнография, социология, философия, история философии, религиоведение, политология, общественная (социальная) психология. Автор 700 статей. Публиковался в ведущих изданиях России и Украины. Историк, журналист. г. Севастополь
Другие публикации автора:
Автор: Константин Колонтаев

5 комментариев

  1. Коротко и ясно. Спасибо за тему.

  2. Где фуражка? На иллюстрации — краснофлотец с линкора «Марат» в бескозырке.

  3. Война.
    Отец мой вырос в Крыму. Он уходил на фронт из Симферополя. Там оставались его родители жена и сын Али, мой старший брат. До войны, он работал на заводе Массандра. Зам управляющего заводом. После войны в Воронежской и ростовской областях. Ему довелось штурмовать Новороссийск. Когда я, в мирное время смотрю на эту бухту. Мне становится, как то жутко холодно.
    Мурашки пробегают по спине, хотя на дворе лето.
    Я вижу как наяву утлые посудины, которые попали в поле зрения организаторов этого штурма. Матросов, пехотинцев, офицеров и даже полковников. Как это написано в книге Малая земля. Но издание, а точнее все последующие действия, как то опошлили тот подвиг, который был совершен десантом. Отец говорил, что рядом с ними шли штрафники Цезаря Куникова.
    Званий в том бою не было. Все были как зомби. Орали во все горло:
    -ВПЕРЕД ЗА РОДИНУ, ЗА СТАЛИНА.!
    Точно так же наверно кричал и его брат Нури, офицер Российской Армии, в первую мировую когда мчался в конном строю в атаку на Германцев:
    -ЗА ВЕРУ, ЦАРЯ И ОТЕЧЕСТВО!
    В том бою, отец ступил на землю Новороссийска. Но, получив ранение и сильнейшую контузию провалялся в какой то воронке, до подхода основных сил. За этот бой его представили к ордену Красной Звезды. Но получить этот орден, он не смог.
    После выхода из госпиталя, он шел по городу. И услышал призыв: «Полундра! матросов бьют!»
    Это был призыв, от которого матрос не имел права отвернуться.
    И, только пришедший в себя после ранения и контузии, он сорвал ремень и бросился на выручку.
    Но, тут как всегда. Появились «Смело- грозные» «Бойцы» из комендатуры.
    Под белы ручки всех, невзирая на состояние, отправили в комендатуру.
    После чего, фамилию отца вычеркнули из списков награжденных.
    Отец, умер в 1986 году.В 2010- ему исполнилось 100 лет.

    Две несхожих судьбы.
    Две прожитые жизни.
    Сколько их на планете большей.
    Не похожих, то ярких, то мрачных.
    Только время отпущено было одно.
    Вот, к примеру, старик.
    Он бредет по дороге,
    Тяжело опираясь на палку свою.
    А в душе, он мальчишка лихой и задорный.
    Будто не было вовсе той долгой войны.
    Не летели осколки, не рушился берег.
    И волна не вставала, как злобный дракон.
    И не гибли друзья на тонувших баркасах.
    Что пехоте назначены были в тот день.
    Бухта тихая, стала свирепой.
    Посейдон озверел, и не смотрит кто где.
    Немцы бьют по «корытам» — прямою наводкой.
    А пехота гребет, только прямо, лишь только вперед…
    Вот и берег.
    Уже видны камни причалов.
    Глубина под ногами, не хочется знать.
    И собравшийся с духом, бескозырку напялив,
    Как удила зубами две ленты зажав…
    В диком крике.
    В безудержной страсти.
    С трехлинейкой, промокший насквозь, он бежит .
    Под свистящим, пронзительно ветром.
    Сквозь безжалостный смерти присвист.
    Вот упал кто — то с лева.
    Справа тоже прореха.
    Но звенит в голове лишь тот самый приказ.
    Нет там сзади для трусов дороги.
    Нет пути без победы назад.
    Умереть просто так, не имеешь ты права.
    Защити , заслони же собою отчизну солдат.
    Вопреки всем законам и всем «непогодам».
    И старуху с косой обманувший опять
    В штыковую атаку на берег он вышел.
    И расправил свой гюйс на широких плечах.
    За Россию,
    За мать, за отца и за сына.
    Тех, что снились все ночи ему.
    За разрушенный ворогом прежний , но милый.
    Теплый Крым, Симферополь и речку Салгир.

    Но промчались года.
    Седина заблестела.
    Уж нет сил тех что прежде звенели везде.
    Он бредет по дороге,
    Тяжело опираясь на палку
    А в душе, он мальчишка…

    Будто не было вовсе войны.

    Это и многое другое я разместил в Проза.ру

    Брат отца служил до революции в царском полку УРИЕТ. (Мухамед-Нурабек Абдуллович Кудяков)Я уже писал онем в вашем журнале. В Прозе.ру это: «Конец легенды и вечная жизнь», Романс, Хадж. и еще многое другое.

  4. У меня есть фото времен Второй мировой , отец в бушлате и бескозырке.

  5. Он говорил от имени России.
    Простой мальчишка , лейтенант.
    Постигший горечь и печаль по другу,
    Который похоронен был вчера.
    А перед ним такие же мальчишки.
    Которым бы учиться и мечтать.
    А он вести сегодня должен в бой их,
    Чтоб защитить страну и Родину и мать…..
    Им впроголодь , в шинелях насквозь мокрых,
    Патронов не хватило , что бы жить,
    А потому – команду слышат ротного,
    Штыки примкнуть, за Родину… , вперед…
    Бегут мальчишки, рот разверзнув в крике.
    Что бы ни слышать смерти гадкий свист.
    А враг бежит.
    И прячется в овраге.
    А он на крыльях соколом летит.
    Не страшен град ему чужой шрапнели.
    И взрыв, что справа , это не ему.
    Он помнит матери, напутственное слово.
    Вернись живым ,
    И честь – не урони.

Оставить свой комментарий