ЖЕНА ПОДВОДНИКА

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

                                                        Офицерские жены не давали присяг.

                                                            И приказ «По вагонам!» — просто судьба.

                                                          Офицерские жены, на дорожку присядем.

                                                            И слеза на погон упадет, как звезда.

        Любимое время года Татьяны Константиновны Касьяновой —  весна в преддверии Дня Победы. В это время Солнце пригревает землю, распускаются цветы и листва. Телевизионные передачи и страницы «Славы Севастополя» рассказывают о ветеранах войны и вооруженных сил. Наступает время воспоминаний. И о своих прожитых годах, и о тех, кто был рядом в течение многих лет.

       OLYMPUS DIGITAL CAMERAТатьяна Константиновна не понаслышке знает, что такое дети войны. Потому она ценит безоблачное чистое небо над головой каждый день, который ей дарит Судьба. Воронежская область была под оккупацией немецких войск не так уж и долго, по меркам всей Великой Отечественной войны. Но это были страшные дни, которые из памяти выбросить невозможно. Тем ярче и радостнее кажутся послевоенные годы. Жизнь дарила радость, удачу. Была чудесная школа, учеба, выпускные экзамены и медали. И в школьные годы Судьба свела Татьяну с ее будущим мужем Анатолием Касьяновым. Вместе учились, вместе работали в комитете комсомола, организовывали конференции и вечера отдыха. Анатолий был награжден за успехи в учебе золотой медалью и готовился ехать поступать в МГУ. Но приехали офицеры из Ленинграда, собрали лучших мальчишек города и увезли их в северную столицу. Касьянов вместе с друзьями-одноклассниками Cюcюкаловым, Шараповым, Безлюдным попал в училище подводного плавания. А Татьяна с серебряной медалью осталась преподавать в сельской школе. Она мечтала, как Нона Мордюкова, поехать в Москву поступать в театральное училище. Но ей пришлось в тот момент отказаться от своей мечты. Татьяну с двух лет воспитывали дедушка и бабушка. К моменту окончания Таней школы они уже были старенькими, нуждались в постоянном уходе. Татьяна стала школьной учительницей в селе. Но продолжала заочно учиться в Воронежском университете. Анатолий учился в Ленинграде. Были редкие встречи на летних каникулах. Всего на несколько дней. Но любящая пара верила в то, что скоро время разлук пройдет. В то, что скоро они будут вместе. Верность не была в тягость ни одной минуты. Настолько была насыщена жизнь молодых людей работой, учебой, службой. Со свадьбой решили подождать до окончания училища. Уже все подружки Татьяны вышли замуж, детей нянчили. Татьяна становилась то свидетельницей на свадьбе, то крестной мамой. А сама продолжала ждать свою судьбу, свое счастье, свою  любовь.касьянов-семья

          Свадьбу сыграли в 1958 году. И через неделю пребывания в отпуске молодой лейтенант отправился служить на Камчатку. Анатолий, сталинский стипендиат и отличник, обладатель Красного диплома имел право выбора места службы даже на Черноморский флот. Но он решил попробовать себя на самом трудном участке, в самом дальнем гарнизоне. И по своей воле уехал на Камчатку. Татьяна через весь Советский Союз на Камчатку добиралась сама.  От Харькова 12 суток поездом до Владивостока. А потом еще на небольшом суденышке пять суток до Петропавловска-Камчатского.

          Камчатка встретила сурово. Несмотря на то, что было уже начало апреля, снег лежал огромными сугробами, мела пурга. Поразил сельскую учительницу Тихий океан. По учебникам географии Касьянова представляла, какой должна быть Камчатка. Но реальность сильно отличалась от тех представлений. Огромные прибрежные скалы, сопки и вулканы, далеко не тихий Тихий океан. Молодой семье уступил свою комнату старший штурман лодки, на которой служил Касьянов. Но уже через несколько дней супруг ушел в автономку. Татьяна стала обживаться в новой комнате. Старалась свить уютное гнездышко для семьи. Уже тогда она поняла, что суровая морская стихия, воинская служба будет не раз отнимать любимого человека на долгие недели. Не один раз ей придется стоять на берегу, провожая лодку в поход. Соседки по дому, жены офицеров помогали обустраиваться Татьяне, не давали ей почувствовать себя одинокой. Романтика обустройства молодой офицерской жены переросла в дружбу на долгие годы. В доме все офицерские жены были равны, невзирая на погоны мужей. Все помогали друг другу, вместе радовались удачам, вместе печалились бедам.Таня К..jpeg-5

              К великому сожалению застала Татьяна и землетрясение в мае 1959 года. На многие годы это землетрясение внесло в семейную жизнь Касьяновых большие огорчения. Когда земля содрогнулась и стены дома закачались, Татьяна с соседями выскочила на улицу в снег. Но она не успела одеться и даже захватить в комнате теплые вещи. Тяжелейшее переохлаждение и длительное лечение в госпитале. С огромным трудом Татьяна училась ходить с палочкой. Но молодость брала свое и упорно боролась с недугом. И вот тогда женщины поселка старались всячески помогать Татьяне. Они ее встречали и из роддома, спешили купать ребенка. А муж был в море. Крестным отцом малыша стал сосед по общей кухне подводник Валентин Алексеевич Данилов. Тепло сердец, бескорыстная дружба офицерских жен помогали выполнять подводникам боевые задачи на краю Родины, на краю земли. А в походы они уходили часто и надолго. Вот тут Татьяна окончательно осознала, что долгое ожидание любимого из училища – это только начало череды разлук во время службы.

               тк5После землетрясения Татьяна в возрасте 23 лет оказалась в военно-морском госпитале в одиночной палате. Медсестры познакомили ее заочно с пациентом соседней палаты. Там, за стенкой, лежал с инфарктом 42-летний вице-адмирал, командующий Тихоокеанской флотилией Герой Советского Союза Григорий Иванович Щедрин. Передавали друг другу приветы, книги, подарки. Осенью командующему арбуз из Астрахани привезли, он соседку угощал. В тот период Григорий Иванович писал книгу, и помощь учительницы русского языка ему пришлась как нельзя более кстати. Он заканчивал первую книгу «Петропавловский бой» и начинал вторую «На борту С-56». И Татьяна взялась корректировать рукописи. Оба пациента были лежачими. Передавать бумаги через медсестер было неудобно. Вот Григорий Иванович дал команду морякам проделать окошечко в стене между палатами. Адмирал передавал свои рукописи соседке, а та возвращала их с исправлениями. Над первой книгой Татьяна едва успела поработать, но во второй был вложен огромный ее труд. Практически всю лирику в книге сочинила она. Появились описания закатов и восходов, сцены встречи лодки после дальнего похода через шесть морей и океанов. Первым врачи разрешили вставать с кровати Григорию Ивановичу. Он зашел в палату к Татьяне лично познакомиться со своим корректором. Дескать, что же там за птичка-невеличка лежит в больничной палате. Зашел вместе с женой и дочкой. И стой поры завязалась крепкая дружба. Батя, как почтительно его величала Татьяна, помогал чем мог. И во многом благодаря его стараниям врачи поставили ее на ноги. Ему она обязана многими своими успехами. Десять лет он не выпускал из виду семью Касьяновых, присылал путевки для Татьяны в санатории, направлял ее в ведущие клиники страны. Много лет спустя, когда Щедрин вышел на заслуженный отдых, то решил он приехать в Балаклаву книги свои дописать. Просил он своих «приемышей» подыскать в Балаклаве небольшую недорогую квартиру на месяц. Шутил, что за свою честную службу не наслужил ни дач, ни машин, ни больших денег. Приняли его Касьяновы в своей трехкомнатной квартире на улице Рубцова радушно. До бухты 10 шагов. Приехал Батя в мае встретить Анатолия из автономки, а уехали в конце августа, когда внуку в школу нужно было собираться. Написал он в Балаклаве «Путь в Дамаск» и первые главы книги «Судьбы офицерских жен». В последней книге есть и глава, посвященная Татьяне Касьяновой. Она об этом точно знает, хотя книгу в руках так и не удалось подержать. Заканчивал Щедрин книгу уже в Москве, будучи тяжело больным. До конца жизни он с благодарностью вспоминал своих новых знакомых по Балаклаве, отдых в палатке в Батилимане. Отношения были очень теплыми. Так и остались для него Касьяновы «приемышами», а он для них – Батей.

            У Анатолия служба шла отлично, ему нравилась Камчатка, его подводная лодка, сослуживцы. А в 1961 году, в год полета Гагарина в космос, в семье Касьяновых родился сын Игорь. Вскоре медицинская комиссия по состоянию здоровья Татьяны постановила перевести Анатолия Касьянова служить на Черноморский флот. Севастополь встретил Касьяновых приветливо. Анатолий знал его по курсантским практикам. Татьяну поразило Черное море и город на его берегу. Устроились в Балаклаве в крошечной комнатке. Но были счастливы от того, видеться стали куда чаще, чем на Камчатке.  Да и служба Анатолия складывалась успешно. Он по служебной лестнице поднимался быстро, был у командования на хорошем счету.

        Татьяна начала искать работу. Обратилась в «Славу Севастополя», последняя страница которой в те годы была буквально забита объявлениями «Требуются». Но вот учителя русского языка с маленьким ребенком и с палочкой никто не искал на работу в школу. В ГорОНО сказали, что более шестисот учителей стоят на очереди. И все – жены офицеров. В пору было отчаяться. Но судьба улыбнулась. Случилось чудо. В Балаклаве уволилась и уехала в Ленинград по месту службы мужа учительница. И ее место без всякой очереди готовы были отдать Касьяновой. Татьяну приняла образцовая школа №33 учителем русского языка, а чуть позже – заместителем директора по воспитательной работе. Школа-новостройка учила детей работников всех отделений совхоза «Золотая балка».

       В этой школе и проработала Касьянова более 15 лет. Участвовала в ее озеленении, в подготовке первого выпуска. Директор школы Лидия Константиновна Матвеева тепло приняла молодую учительницу, всячески ей помогала. Затем пришла Надежда Ивановна Чесняк. После нее Эльвира Леонидовна Бородина. Эти директора были прекрасными педагогами, хозяйками школы, чуткими людьми. Работать с ними было интересно. И до сих пор выпускники школы, приезжая в Севастополь из разных уголков Родины с благодарностью вспоминают и директоров, и учителей школы, и те мероприятия, в которых они принимали активное участие. Юра Давиденко, Толя Горшковский, Вася Ярославцев, Олег Сюрков, Нина Бинюкова, Володя Ванькевич, Ира Косых, Леша Котляров и многие другие ребята ушли из школы с огромным зарядом человеческой доброты, стремления к знаниям и самосовершенствованию. Три тысячи выпускников восьмых и десятых классов. И все любимые. Им уже по 60. Но они трудятся, творят, с благодарностью вспоминают школьные годы.

 Балаклава для Касьяновых стала городом надежд, свершений, молодости, счастья. Но главное то, что в Балаклаве они нашли много друзей на всю жизнь. Среди них Петр Павлович Комарчук и его супруга Валентина Георгиевна, Анна Филипповна и Сергей Романович Булах. До сих пор Татьяна Константиновна вспоминает своих учеников первых выпусков и их родителей. Они и сейчас наведываются в гости, чем могут помогают, поздравляют с праздниками. Позже Касьяновы переехали в Севастополь. Анатолий Алексеевич служил уже в штабе флота. Татьяна Константиновна продолжала работать в Балаклаве в школе и в РайОНО. Время летело стремительно. Сын окончил военное училище, стал флотским офицером, помощником командира легендарного СКР «Пытливый». Счастливо сложилась его семейная жизнь с Мариной. Повзрослела замечательная их дочь Маргарита.

Пятьдесят шесть лет прожили Анатолий и Татьяна вместе. Жизнь была яркая и насыщенная событиями. Все трудности удалось преодолеть благодаря тому, что в семье царили любовь, взаимоуважение, забота. Вместе во время отпусков много путешествовали. Бывали в Ленинграде, где Анатолий учился в училище и в Академии, посетили родину Толстого, Есенина, Маяковского и Тургенева.  Благо билет до Ленинграда 25 рублей стоил. Семья могла себе позволить такие путешествия. Старались из отпуска привезти не сувениры, а положительные эмоции. Позже Татьяна Константиновна со своими учениками ездила по всей стране на экскурсии. Вот такие они были непоседы. А еще Анатолий старался хотя бы на недельку съездить к своим родителям. Он очень любил маму. Подбирал самые нужные, самые душевные подарки. Старались втроем с братьями в один день приехать. Один – моряк, второй – летчик, третий – доктор технических наук. Все трое вышли в люди благодаря советской власти. Как, впрочем, и сама Татьяна. Сирота получила высшее образование, готовилась в аспирантуру.

Наверное, у некоторых складывалось впечатление, что жены офицеров катаются, как сыр в масле. Но на самом деле это далеко не так. Татьяна Константиновна говорит, что через всю жизнь пронесла боль недостаточного общения со своим любимым. Потому и провожала его в море у сигнального огня на Утесе в Балаклаве, и встречала на ночном причале. Всегда жадно наслаждались короткими периодами встреч и общения. Друг другом очень дорожили. Никто не сможет объяснить, как жены подводников узнают о возвращении лодки. Пусть месяц прошел или два. Но узнавали час возвращения без всяких секретных каналов связи. Только по подсказке сердца.

Мама Анатолия Касьянова своих детей не крестила. Он сам решил креститься в 72 года. Крестил его иеромонах Свято-Донского монастыря. Татьяна Константиновна верит в то, что у ее мужа всегда был ангел-хранитель. Чуткий и сильный. За все годы службы Анатолий не потерял ни одного моряка, царапины не было. Редчайшее везение? Нет – забота ангела-хранителя. И, конечно же, сказалась дисциплинированность самого командира, безукоризненное исполнение всех приказов и инструкций на лодке. И огромная ответственность за судьбу чужих сыновей, за судьбу Родины.

Сама Татьяна Константиновна на подводную лодку попала еще на Камчатке. Хотя и с палочкой едва ходила, но уговорила своих соседок, молодых жен лейтенантов пойти на лодку. Благодаря Бате удалось получить разрешение на такую экскурсию. Впечатление осталось своеобразное. Болты, гайки, штурвалы, кровати. А стол, за которым подводники обедают! А центральный пост, где едва один человек может поместиться. Каково там было коренастому Касьянову? В сердцах Татьяна воскликнула: «Покажите, где штурман у вас спит?» В ответ ей показали качающуюся у стенки под вентилями доску. Немая сцена. А потом чуть ли не сквозь слезы: «Теперь даже за керосином для примуса не буду его посылать. Сама с саночками схожу в лавку.  Пусть дома отдыхает, если он на лодке в таких условиях спит». Позже, в Балаклаве Татьяна вновь посетила лодку. Уже нового проекта, более просторную. В Артеке она познакомилась с дочками Юрия Гагарина и пригласила их в Балаклаву, организовала для них экскурсию. И впечатления были уже иными. Татьяна увидела, что подводники на лодке живут одной семьей. Тогда она и прониклась словами Гаджиева: «Нет нигде такого равенства перед смертью, как на подводной лодке. Здесь либо все погибают, либо все побеждают». На лодке, где служил Касьянов, всегда царила атмосфера дружбы. Такая же атмосфера царила между семьями членов экипажа на берегу, когда  подводники были в море. Татьяна Константиновна считает, что жизнь она прожила в большой дружной семье. Вот только мужей постоянно не хватало, когда они были на службе. Их отсутствие рядом нельзя было компенсировать никакими деньгами, никакими наградами. Не стоит завидовать такой судьбе. Такую жизнь нужно прожить. Такой судьбой нужно гордиться.

Татьяна Касьянова подводит итог: «Мы не заметили с Анатолием Алексеевичем, как пролетели годы. Как вырос сын и внучка. Все было так стремительно, солнечно, естественно. Жизнь наполнена была чувствами, работой, эмоциями. К золотому юбилею семьи многие друзья уже ушли из жизни. За юбилейным столом их заменили мои выпускники». Жена подводника – это образ жизни.  Сегодня Татьяна Константиновна живет тем, что ветераны-подводники, старые друзья ее мужа всегда рядом. И они помнят о своем товарище, об Анатолии Алексеевиче Касьянове.

Владимир Илларионов

 

Об авторе: Владимир Иванович Илларионов:
Член Международного союза журналистов под эгидой ЮНЕСКО, член Союза журналистов России г. Балаклава
Другие публикации автора:
Автор: Владимир Иванович Илларионов

Оставить свой комментарий