Павел Войнович: «Я вернулся на родину предков»

1009_resizeТот журнал «Юность» с гротескным романом «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина» Владимира Войновича из 88-года помню как сейчас. Хотя прошло более четверти века. Прочла роман запоем. Удивительное произведение, глоток воздуха, взрыв. Роман Владимира Войновича, написанный в конце 60-70-х, в СССР ходил в самиздате, а затем был опубликован на Западе. С коллегами и друзьями обсуждали роман, цитировали, восторгались!

И вот по прошествии стольких лет мне довелось встретиться с сыном знаменитого писателя – Павлом Войновичем и узнать новые подробности о происхождении их рода, об их героическом предке – российском адмирале, черногорском графе Марко Войновиче. 

Павел Войнович, архитектор и писатель-историк, уже несколько лет живет в Черногории, в Бечичи и недавно опубликовал в местном издательстве «Октоих» книгу, посвященную адмиралу, на двух языках: русском и черногорском, и, соответственно, под двумя названиями: «Воин под Андреевским флагом» и «Marko Vojnović – admiral ruske mornarice».

Павел Войнович поразительно похож на своего отца: те же широко поставленные глаза, та же улыбка. Интеллигентный, скромный и немногословный, интересный собеседник.

vojnovic_1Досье

Павел Войнович родился 26 апреля 1962 года в Москве. Сын известного советского и российского писателя, бывшего диссидента Владимира Войновича. Окончил строительный институт (МИСИ). Работал архитектором-реставратором (Москва, Тверь, Соловки, Херсонес (Севастополь), Нижний Новгород, Пафнутьев-Боровский монастырь, Иркутск, Вологодская область). Участвовал в реставрации свыше 200 объектов. Последние годы занимался дизайном интерьеров.

В 1990 году увлекся изучением истории. Составил антологию по Евангелиям «Серебряный Кедрон» (1998), антологию по Ветхому Завету «Столп Огненный» (1999), написал исследование по греческой мифологии «Бессонница. Гомер. Тугие паруса» (2008), книгу «Воин под Андреевским флагом» (2011), посвященную своему знаменитому черногорскому предку, адмиралу российского флота Марко Войновичу.

В настоящее время проживает в Черногории, в Бечичи.

***

-Спасибо, что отозвались на приглашение нашей редакции. Думаю, читателям «Русского вестника» будет небезынтересно узнать историю именитого рода Войновичей, к которому принадлежит столько широко известных личностей из самых разных исторических эпох! Ваше происхождение обязывает добавлять приставку «граф»? К вам когда-нибудь обращались таким образом?

– Один раз в жизни, не знаю почему, официантка в кафе назвала меня «ваше сиятельство». А так друзья иногда подшучивают, например: «Граф, не угодно ли вам дрова поколоть?» В Севастополе, градоначальником и строителем которого когда-то был мой предок Марко Войнович, проходя мимо одного ресторана, я вдруг увидел в меню «жаркое по-графски». Там вообще бренд «графский» или «графская пристань» очень популярен. Титул графов (conte veneto) Войновичи получили в 60-х годах восемнадцатого столетия от Венецианской республики.

-Когда вы узнали о своем черногорском предке?

– Еще в детстве. Дед и отец изредка рассказывали мне о нем. Правда, их знания были довольно скудны и приблизительны. Как-то отец приобрел многотомную, с потертыми обложками и с пожелтевшими страницами санкт-петербургскую энциклопедию «Просвещение» 1905 года, где мы прочли следующее: «Войнович, граф Марко Иванович, по происхождению далматинский славянин, в 1770 поступил волонтером в русскую эскадру в Архипелаге, где отличался своей храбростью…, а в 1788 году выдержал упорное сражение с турецким флотом у острова Фидониси…» Эта книга и стала опорой для моих будущих исторических изысканий о жизни Марко.

-У вас было желание посетить родину ваших предков?

– Было всегда. И наша с отцом мечта сбылась в конце 1990-го. Отец, тогда работавший в Америке, позвонил мне и буквально огорошил: «Градоначальник черногорского города Герцег-Нови приглашает нас в гости и предлагает вступить во владение домом Марко Войновича, расположенным на улице его же имени». Мы были весьма заинтригованы приглашением и отправились в путь. Дальше все было как в волшебном сне. Из ночного Дубровника, куда мы прилетели на самолете, нас доставили в Игало, в роскошный, только что построенный отель. Утром я вышел на террасу и ахнул от увиденной красоты. Передо мной простирался красивейший лазурный залив с островом Мамула, окруженный роскошными пальмами. Я позвал отца, и он тоже восхитился пейзажем. Потом мы были на приеме у тогдашнего градоначальника Жарко Становчича. Кстати, его предок тоже служил в России при Петре Первом и участвовал в Гангутском сражении со шведами. Нас снимало местное телевидение. Мы побывали и в древнем монастыре Савина, где покоятся наши предки Йован и Джордже Войновичи, жившие в ХIХ веке. Я положил букет красных роз на их могилу.

1gg?И что же было с домом в Герцег-Нови?

– Увы, мы вынуждены были от него отказаться. Дом адмирала был разрушен во время землетрясения 1979 года. Осталась большая груда камней и роскошная пальма, окруженные глухой оградой с входом, украшенным торжественным белокаменным порталом и кованой решеткой. На уцелевшей стене сохранилась мемориальная каменная плита с выбитой надписью: «Спомен Заслужном Домородцу МАРКУ ВОJИНОВИЋУ… ОСНИВАЧУ РУСКЕ ЦРНОМОРСКЕ ФЛОТЕ И ПОБJЕДНИКУ НАД ТУРЦИМА». Оказалось, что для реставрации дома нужны были колоссальные средства, которыми мы, к сожалению, не обладали.

Не раз вспоминал я тогда своего деда Николая Павловича, всю жизнь мечтавшего посетить родину предков. Но побывать в Югославии в советские времена у деда не было никаких шансов. Он не дожил до нашей поездки всего три года. Дед был очень образованный человек, любил русскую и сербскую литературу, был большим знатоком сербского эпоса. Он перевел много песен на русский язык, но не многое сохранилось. В 1989 году в Белграде вышла книга его переводов «Гибель Царства Сербского» («Сербские героические песни о Косово»).

Наше «родовое гнездышко» отреставрировала какая-то состоятельная дама из Парижа, и теперь здесь вилла с апартаментами «Стари град», а на первом этаже – ресторан. Отец, когда приезжает в Черногорию, обязательно навещает дом Марко, даже подарил его новой хозяйке мою книгу.

66f0541f52c8d7c82f5280f54b5182cf-Визит на историческую родину навеял сюжеты для вашей книги о Марко Войновиче?

– Нет, тогда я об этом даже не думал. Идея написать книгу пришла гораздо позже, в 2008 году. И подтолкнула меня к этому историческая несправедливость по отношению к адмиралу. Например, в советских справочниках конца 40-х и более поздних годов о нем приходилось читать следующее: нерешительный, пассивный, бесталанный и прочее. И что, в конце концов, Войновича на посту командующего Черноморским флотом с успехом сменил талантливый Федор Ушаков, не проигравший ни одного сражения.

При этом было совершенно непонятно, каким образом «бесталанный» иностранец Марко Войнович, поступив в русский флот мичманом, дослужился до адмирала, дважды став Георгиевским кавалером в двух турецких войнах.

Адмирал Войнович был оклеветан и оболган советской пропагандой еще со времен «борьбы с космополитизмом», когда бичеванию подвергались иностранцы, даже те, которые были преданы России и служили на ее благо. Советские историки использовали для создания образа антигероя конфликт между Марко Войновичем и Федором Ушаковым. Когда-то они дружили, затем рассорились, но разве можно судить о флотоводце по жалобам и доносам его недоброжелателей?

При Сталине флотоводцем номер один сделали Ушакова, а его оппоненты были окрашены черным цветом. К тому же, в 1948 году были разорваны отношения между Сталиным и Тито, и черногорец Марко «попал под раздачу».

big?Ваша книга издавалась в России? И когда появится в продаже в Черногории?

– В России издавалась под тем же названием «Воин под Андреевским флагом», тираж быстро разошелся. В Черногории книга уже появилась в продаже в газетных киосках и в книжных магазинах.

-Ваш отец участвовал в работе над книгой?

– Да, отец помогал, редактировал отдельные главы.

-Судьба близких «врагов народа» и инакомыслящих во все времена была незавидной. Каково было вам быть сыном опального «антисоветчика» Владимира Войновича?

– Когда мы встречались с отцом в годы преследований его за инакомыслие, за нами всегда был «хвост». По телефону мы разговаривали эзоповым языком. Когда отец уезжал в эмиграцию в 1980 году, то прощались навсегда, не чаяли уже увидеться. Не виделись восемь лет, так как отцу был запрещен въезд на родину. В 1981 году указом Брежнева отца лишили советского гражданства, а вернулся он на родину лишь в 1988-м, году по приглашению Михаила Горбачева. Но были и плюсы, например, в 1986 меня не отправили в Чернобыль из-за моего неблагонадежного происхождения.

-А сыном известного писателя Войновича?

– Тоже нелегко. Всю жизнь, куда ни придешь, ты не сам по себе, а «сын Войновича». Вообще, трудно быть потомком знаменитости: тебя невольно сравнивают, и сравнение – не в твою пользу. Но благодаря отцу я познакомился со многими яркими людьми и кое-что повидал.

Doc - 25.06.14, 12-23?Где познакомились ваши родители? Расскажите о вашей семье.

 Родители познакомились на стройке, где отец работал краснодеревщиком. Он приехал из Керчи, а мама – из Владимирской области. Сначала наша семья жила в общежитии на Разгуляе. Нашими хоромами была половина комнаты, отделенная простыней. Потом Хрущев спел с трибуны Мавзолея куплет «Гимна космонавтов», написанного отцом, и в одночасье решился наш квартирный вопрос. Отцу дали трехкомнатную квартиру в новой «хрущобе». Это был первый каменный дом в Марьиной Роще.

Когда мне было 4 года, мои родители развелись. Я и моя сестра Марина остались жить с мамой Валентиной Васильевной. Отец приезжал к нам по выходным на старом «запорожце». Я долгое время считал, что он водитель, и очень этим гордился.

И помню страшное разочарование, когда однажды отец признался, что он не водитель, а писатель. Я кое-как успокоил себя, решив, что быть писателем, конечно, не так хорошо, как водителем, но тоже, в общем-то, неплохо.

Моя сестра Марина в 80-е работала химиком-технологом на московской фабрике «Свобода», выпускавшей мыло и зубную пасту. Отец тогда жил в эмиграции, в Мюнхене, и работал на радио «Свобода». Так вот, я шутил, что у меня и отец, и сестра работают на «Свободе».

Однажды отец шел с женой по Нью-Йорку и завернул в контору сделать ксерокопию какого-то документа. «Войнович, Войнович!» –закричал клерк. «Вот видишь, меня уже везде узнают!» – с гордостью сказал он жене. Однако клерк продолжал восклицать. Отец прислушался и понял: «One of each?» – «По одной копии с каждой?»

-Где сейчас живет ваш отец?

– В поселке Советский Писатель, недалеко от Троицка. Пишет пьесы. Есть у него на даче большая художественная мастерская, где он рисует картины. Неплохо, кстати, у него получается. Начал он заниматься изобразительным искусством в 60 лет в духе примитивизма. Его идеал – Пиросмани. Формальной выучки нет, но, к моему удивлению, он все-таки прогрессирует год от года. Было много его персональных выставок в Москве, в Русском музее в Петербурге, в Вене. Недавно продал триптих за 25 000 долларов.

-Павел, черногорцы вас признают за своего?

– В Герцег-Нови, где знают, кто такой Марко Войнович, меня признают за своего. Как-то в ресторанчике в Герцег-Нови собралось местное общество: градоначальник Жарко Становчич с супругой, наши многочисленные дальние родственники Вуйновичи, супруги Джордже и Лидия Будеч, ставшие потом нашими большими друзьями, замечательный художник Войо Станич и другие. Мы с отцом были глубоко тронуты оказанным нам теплым приемом. Лидия Будеч спросила, что я знаю о российских Войновичах. Если честно, знал я не так уж много и сказал первое, что пришло на память: «Дед рассказывал, что был такой донда Владо…» Вдруг вокруг раздались аплодисменты и разразился смех. Что такое? Оказывается, что слово «донда» (дядя) используется только в Герцег-Нови и нигде больше! Вот так единственное слово из языка предков, которое я тогда знал, «сыграло» на приеме и послужило подтверждением, что мы происходим именно оттуда.

-Вы ощущаете Черногорию своей исторической родиной?

– Разумеется. Здесь жили мои предки, здесь живут мои дальние родственники Вуйновичи. И вообще, Черногорию я полюбил с первого своего приезда. Меня, например, забавляет в объявлениях о продаже недвижимости примечание «красивый вид». Вид здесь красивый повсюду!

-Есть любимые места?

Интервью записала Гуля Смагулова

Интервью записала Гуля Смагулова

– Любимые места – Герцег-Нови и вся Бока Которска, считаю себя бокельцем. Отец еще любит Тиватский залив. Часто приезжает в Крашичи, где у него живут друзья.

-Павел, спасибо за интервью. Что бы вы пожелали нашим читателям?

– Веры в себя и в госпожу Удачу!


Портрет Марка ВойновичаДосье

Марко Войнович родился в 1750 году в Герцег-Нови. Род Войновичей, происходящий от короля Сербии Стефана Дечанского из династии Неманичей, переселился в Боку Которску в 1692 году. Юношей Марко поступил в российский флот мичманом.

В 1771 году он командовал сначала 12-пушечной полакрой «Ауза», а затем 16-пушечным фрегатом «Слава» и участвовал в бомбардировке крепости Митилена. В 1772 году сжег в заливе Лаго 10 турецких торговых судов, а три взял в плен. За эту операцию и ряд удачных действий был награжден орденом Святого Георгия IV степени.

В том же году Марко Войнович отличился в битве с турками в Патрасском заливе.

В 1773 году участвовал в блокаде и взятии Бейрута. По окончании войны произведен в капитан-лейтенанты и до 1777 года служил на Черном, Средиземном и Балтийском морях. В 1778-1780 годах был капитаном императорской шлюпки и командиром придворной флотилии в Петербурге.

В 1780 году Марко Войнович был назначен командиром Каспийской флотилии и в следующем году основал торговую факторию на южном берегу Каспия.

В 1783 году был переведен в Черноморский флот и командовал первым линейным кораблем на Черном море «Слава Екатерины», а с 1786 года – и всей Севастопольской эскадрой. В 1787 году Войнович произведен в контр-адмиралы и участвовал в русско-турецкой войне 1787-1792 годов.

В 1788 году Войнович вышел с эскадрой в море для отвлечения турецкого флота от осажденного русскими войсками Очакова и 3 июля выдержал упорное сражение с превосходящими силами турок близ острова Фидониси. Граф Войнович получил за это сражение орден Святого Георгия III степени.

В 1789 году Войнович сумел объединить эскадры на Черном море в единую флотилию, несмотря на противодействие турок. Однако в 1790 году, вследствие интриг при царском дворе и «донесений» Ушакова, Войновича перевели на Каспийское море, куда он не поехал, а вернулся в свою резиденцию в Триесте. Командование над Черноморским флотом было передано Ушакову.

В 1797 году был назначен членом Черноморского адмиралтейского правления и произведен в вице-адмиралы, а в 1801 году в адмиралы. В последние годы службы руководил Черноморским штурманским училищем. Основал в Николаеве драматический театр.

Награжден орденами Святого Георгия IV степени, Святого Владимира IV степени, Святого Георгия III степени, Святой Анны I степени, командор ордена Святого Иоанна Иерусалимского.

Умер Марко Войнович в Белоруссии, в Витебске в 1807 году.

Имя российского адмирала Марко Войновича носит центральная улица города Герцег-Нови. В его честь названы Графская пристань, Графская бухта, Графская балка и Графский тоннель в Севастополе.

 

Об авторе: Павел Войнович:
Архитектор-реставратор.
Другие публикации автора:
Автор: Павел Войнович

Оставить свой комментарий