РЫБНОЕ МЕСТО

рм

Иван  Макухин. Днепроздержинск

Варшава-Крым-Варшава

май 2012 года, апрель 2014 года

Моей маме посвящаю.

 

Каждый раз, когда я приезжал в Балаклаву, меня охватывало, с одной стороны чувство радости и восторга, от неописуемой красоты бухты и окружающих её гор, затейливого сочетания узких старинных улочек с современными постройками, древних развалин с рядами современных подводных лодок, мирно пришвартованных к берегам бухты. С другой – подспудное желание узнать что-то мне неизвестное, хранящееся под семью печатями.

Так произошло и в этот раз. Приехал в Балаклаву, походил по набережной, заглянул в древний  храм  «Двенадцати Апостолов»,  поднялся к Генуэзской крепости и, уже было собрался уезжать, когда в поле моего зрения попала выставка-продажа картин местных художников с пейзажами Балаклавы. Разговорился с продавщицей. Мол, как живете в новых условиях без подводных лодок, чем заменили чувство гордости за Черноморский флот и легендарный Севастополь. К моему удивлению, в ответ услышал: «А что флот и подводные лодки? От них только солярочная вонь и грязь в бухте и ни души на пристани, противно смотреть – город-то был закрытым — на пляж и то по пропускам.  А теперь взгляните, народу тьма тьмущая, вода в бухте чистая, а вместо подводных лодок белоснежные яхты стоят».  И невдомек этой дурехе, что вместе с запахом солярки из города ушли работа, уверенность в завтрашнем дне, будущее детей. Без лишнего шума у народа забрали заводы, фабрики и природные ресурсы. На очереди земля-кормилица. Да и страна, в общем-то, куда-то незаметно пропала. А грязи от белоснежных яхт ничуть не меньше, чем от грозных подводных лодок.  «Иностранцы появились, а они при деньгах — продолжала она — приезжают посмотреть на бывший подземный военный завод» и указала на гору на противоположной стороне бухты. Я оживился: «Какой завод?». «Какой, какой» — передразнила она меня: «Военный. Теперь там музей. А эти вот — кивнула она в сторону проходящей группы иностранных туристов — со всего света едут посмотреть на него, да ещё и валютой платят». Больше её я не слушал. Прыгнул в машину и переехал на другую сторону бухты.

К возможности заработать деньги на остатках военного завода, местные жители отнеслись также творчески, как и к его разрушению. По  подземному водному каналу, святая святых подземного завода, о котором знали даже не все сотрудники завода и командиры подводных лодок, пронизывающему гору Таврос насквозь, пустили водный трамвайчик. Каждый желающий за 30 гривен на этом трамвайчике в течение получаса мог пройти по каналу внутри горы из бухты до выхода в открытое море и обратно. Симпатичная девушка-экскурсовод с редким именем Богдана, сопровождающая экскурсию, увлеченно рассказывала о том, что в переводе с какого-то языка  Балаклава переводится, как «Рыбное место», о героическом строительстве завода за восемь лет и его уничтожении всего за год. О толщине железобетонных стен до восьми метров плюс толщине горной породы в сто пятьдесят метров. О вахтовом методе строительства, с полной заменой, а может быть и уничтожением предыдущей вахты, с целью сокрытия истинного назначения объекта. О том, что при осушении подземного дока, после выпуска из ремонта очередной подводной лодки, в нем оставалось до двух тонн рыбы, которую военные бесплатно отдавали жителям города.  Я смотрел на всё это и слезы наворачивались мне на глаза.  «Кто же мы на самом деле? – думал я – если с удивительной легкостью потопили в океане, десятилетие создаваемую, космическую станцию «МИР» и разрушили такие объекты, как этот». Экскурсия началась.

Трудно судить, о чем думали американцы, сбрасывая в 1945 году атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки, но, похоже, их намерения далеко опережали  время.

Разрушения, нанесенные взрывами атомных бомб в Японии, практически решили послевоенный передел мира и, как собственно было всегда, поставили победительницу-Россию в разряд второстепенного участника военных событий.  Огромные человеческие жертвы, потеря непомерных материальных ресурсов, освобождение половины Европы и взятие советским солдатом Берлина, не возымели ожидаемого для Советского Союза  результата. За стол послевоенных переговоров сели не равноправные союзники-победители, а  сильный, обладающий атомной бомбой и слабый, имеющий огромную армию и обычное вооружение. Но эта армия со всем её вооружением была ничем, в сравнении с десятком самолётов Б-29, снаряженных атомными бомбами.  Это выглядело примерно, как совещание боссов, делящих добычу.  За спиной одного из них  стояло три танка, а другого три тысячи лучников в набедренных повязках.

В этих условиях советскому правительству было над чем подумать. Первое, как сохранить паритеты. Второе, как и на каких условиях сохранить мир, хотя бы на время создания своей атомной бомбы и средств её доставки. Третье, как сохранить вооруженные силы, а главное флот, в случае начала третьей мировой войны. Именно военно-морской флот, а главное подводный, поскольку в то время на подводный флот возлагалась и внезапная наступательная,  и оборонительная функции. С появлением ядерного оружия, роль бронетанковых войск передвинулась на задний план, не говоря о пехоте. А авиации, способной нести ядерное оружие, Советский Союз вообще не имел. Эти обстоятельства и привели командование Советскими  вооруженными силами к строительству в Балаклаве на Черном море подземного, вернее подгорного, сооружения для укрытия от ядерной атаки подводных лодок, их ремонта и перевооружения на тактическое ядерное оружие. Задача, даже по современным меркам, архисложная. Советский Черноморский флот насчитывал порядка 60-ти подводных лодок разных классов. Как сберечь людей, подводные лодки и боекомплекты к ним,  в случае ядерной атаки? Чем и как ответить на ядерную атаку? Ни своего, ни мирового опыта нет. Есть только пугающие своими масштабами  разрушения Хиросимы и Нагасаки. Предполагалось в горе Таврос из Балаклавской бухты в открытое море пробить тоннель, способный выдержать прямой ядерный удар, в котором можно разместить ремонтный морзавод, укрытие четырнадцати подводных лодок, сухой док для одной подводной лодки, автономное укрытие для трех тысяч человек, со сроком пребывания в нем людей до 30-ти суток. А главное хранилище и мастерские по установке ядерных боеголовок на обычное вооружение подводных лодок для нанесения ответного ядерного удара.

Для бывших союзников «сюрприз», для себя головная боль и непомерные затраты, ложившиеся на изнеможённую войной страну. Об экологии тогда никто не думал.

Оказалось, что позитивно решить все вопросы этой задачи не возможно. Они и не были решены. Оставшиеся сорок четыре подводные лодки из состава Черноморского флота СССР отдавались на откуп судьбе и, практически, ничего не решали в случае военных действий с применением ядерного оружия. Переоснащенные ядерным оружием, оставшиеся четырнадцать подводных лодок, могли нанести ответный удар только в акватории Черного моря, мощность боеголовки 30-ть килотонн, а главный противник США далеко- далеко за океаном. Разве только скрытый проход через проливы Босфор, Дарданеллы и Гибралтар. Но такой скрытый проход нескольких подводных лодок в условиях войны – фантастика даже для СССР. Главное, объект строился без осознания перспектив развития подводного флота и рассчитывался на подводные лодки серии 613 и 633 «ВАРШАВЯНКА». Следующие поколения подводных лодок в канал уже не помещались.  Стал вопрос – что с ним делать? Ответ «подсказала» перестройка и раздел Черноморского флота между Россией и Украиной. Гидротехническое сооружение № 825, так назывался завод в секретных документах, досталось Украине, и было ею, попросту, уничтожено.

Так же самоотверженно и в кратчайшие сроки, как и при строительстве, народ вырезал и сдал в металлолом все оборудование уникального в своем роде предприятия, рассекретил, хранившиеся под семью печатями военные тайны, а поземные лабиринты превратил в общественный сортир.

К сожалению, такое произошло не только в Балаклаве. Несколько лет назад я побывал в пгт. Побугское Кировоградской области, на месте, где базировалась 46-я Нижнеднепровская ракетная дивизия стратегического назначения. Дивизия могла произвести одновременный залп  86  стратегических ракет. Невероятно!!! Разграблено и сдано в металлолом, не имеющее мировых аналогов, оборудование, вырезаны сотни километров уникального кабеля, залиты бетоном ракетные шахты. Такого не могло произойти даже при прямом попадании нескольких атомных бомб в одно место. И всё это за похлопывание по плечу «друзей»  из-за океана, за желание понравиться кому-то за «бугром», в ущерб собственных интересов.  В конечном счете, за легкие деньги и бутылку водки. Молодцы американцы!

Только 30 декабря 2002 года было принято решение разместить на территории бывшего подземного военного завода музей. Музей беспримерного трудового подвига народа. Музей бездарности военного командования и стратегической мысли того времени. Музей наглядного примера того, какие средства на протяжении десятилетий тратились попусту с одной и другой стороны для устрашения друг друга. А могли быть использованы во благо людей. Они-то выжили и процветают. А мы?

Вокруг группками и в одиночку появлялись интуристы. С присущим им интересом, они рассматривали каждый экспонат музея и что-то возбужденно обсуждали межу собой.

«Явились убедиться, что то, чего они так боялись все эти годы, что не давало им спокойно спать столько лет, что мешало им вести себя нагло на международной арене и вмешиваться во внутренние дела нашей страны, чего не смогла снести буря отечественной и холодной войн, что создавалось усилиями целого поколения советского народа, не выдержало предательства государственных деятелей и  безразличия собственного народа, уничтожено их же руками в угоду врагам – людям с набитыми деньгами кошельками.  Интересно,  знал ли Горбачёв о существовании Черноморского флота, о Балаклаве, о подземном военном заводе на её территории, вообще о людях, чьи судьбы были связаны с этими объектами. Или, кроме дачи на Форосе, его  в Крыму  вообще больше ничего не интересовало?» -  крутилось у меня в голове.

Я подошёл к одной из групп и бесцеремонно спросил:  «Ну как Вам?» кивнув в сторону разложенных вдоль стен торпед с ядерными боеголовками. Последовал  короткий, как выстрел ответ: «Грандиозно!». Что они имели в виду – бывшее гидротехническое сооружение №825, то, что от него осталось или свою причастность к тому и другому, так и осталось не выясненным.  Однако факт, что такое сооружение, да что там сооружение, весь Черноморский флот и его инфраструктура, разрушены без единого выстрела, отрицать не приходится. Действительно грандиозно. Придет время и Украина ещё почешет затылок.

Крым в мировой геополитике с давних пор занимает особое место. Вспомнить Византию, Турцию, Россию. Обладание Крымом требовало огромных средств и политических усилий. Стоило этим  государствам забыть об этой истине, как Крым тут же переходил в другие руки. Украине он достался даром. А вот защищать его придется. Чем? Надеяться на НАТО? Я что-то не припомню, чтобы НАТО помогло кому-либо в подобной ситуации. А потом у НАТО тоже своя геополитика и далеко не проукраинская.

Вся надежда на себя. Печально, но и в украинскую  политику, как в 90-х в российскую,  тоже пришли двоечники по истории. За невыученные уроки придётся  дорого платить.

За державу обидно!

ПОСЛЕСЛОВИЕ

       В апреле 2014 года судьба вернула Крым России. В Балаклаву вернулись российские военные. И так хочется, чтобы они не повторили свои и украинские ошибки.

Современные методы ведения локальных боевых действий все меньше основываются на применении авианосцев и атомных подводных лодок. Разве что для устрашения и деморализации противника. Основные функции возлагаются на беспилотники и сверх точное оружие. Вот тут-то объект № 825 может перейти в совершенно неожиданное качество. Например, в базу беспилотных разведывательных и истребительных воздушных  и подводных средств, а в отдельных случаях и беспилотных средств доставки оружия точечного удара, как надводного, так и подводного базирования. Или, скажем, для блокирования Средиземно-Черноморских портов противника  и проливов теми же беспилотниками. Легла такая штучка на дно и годами дожидается своего часа. Практически невидимые, базирующиеся на недосягаемой базе, в разы дешевле традиционных подводных и надводных средств противника, они серьёзно могут изменить паритет в Средиземно-Черноморском регионе в пользу России.    Возможно, Украина, уничтожив в Балаклаве базу подводных лодок серии «ВАРШАВЯНКА», сама не осознавая того, дала ей вторую жизнь. Уверен, что проект «ВАРШАВЯНКА» для этого региона полностью  себя не исчерпал.  Поживём – увидим.

 

Днепродзержинск

 апрель 2014 года
ss77.ru

Другие публикации автора:
Автор: Администратор

Оставить свой комментарий