С праздником Весны, дорогие женщины. Поэтический привет от Вячеслава Егиазарова.г.Ялта

1МАГИЯ    СЛОВ

 

Здесь сердце любви не открыться могло ли,

коль каждый второй здесь с рожденья поэт:

пьянят ароматы прибрежных магнолий,

дурманит небес фантастический цвет.

И вы здесь, уверен я, тоже пьянели б,

у моря бродя, где прибоя пальба,

и в строки облечь это разве не мне ли

тогда диктовали и вы и судьба…

А кисти глициний взвивались и никли,

лелеяли кисти мускат и шасла,

и магия слов начиналась не с них ли,

не с них ли поэзия в душу вошла?..

Причёску твою бриз вечерний рассыпал,

в акациях пряных пел дрозд во дворе,

нам этот денёк неожиданно выпал,

как туз козырной в безнадёжной игре.

Пылали рассветы, мерцали закаты,

платаны над морем несли свою стать,

и вдруг ощутил я, что очень близка ты,

что мне без тебя и строки не создать…

КАССИОПЕЯ

                                                 Свете

 

Ни фраз найти, ни разомкнуть объятий,

мир необычен, праздничен и нов,

глаза в глаза! – и взгляды нам понятней

неразберихи наших нежных слов.

От поцелуев ноют губы сладко,

и вновь и вновь ты подставляешь их,

волос твоих отбившаяся прядка

запуталась в созвездиях шальных.

 

Сверкает в небе ярком W,*

пропитан  мёдом трав июльский воздух,

сверчки поют в полуночном краю

и светлячков подрагивают звёзды.

В твоём дворе во тьме густой черешен

на весь на белый свет совсем одни

и тонкий месяц в небесах подвешен,

как будто на открытке, в эти дни.

 

В кустах густых шуршит ночная птица,

мерцает серебристо колея,

я думал, никогда мне не влюбиться,

как хорошо, что ошибался я.

Как справедливо мир устроен всё же!

Всё может измениться в пять минут!

Мурашки сладострастия по коже

от ласк твоих и шёпота бегут.

 

Сквозь вязь ветвей мерцает Млечный Путь,

посмотришь – кружит голову немного,

и если есть у мирозданья суть,

то к ней мы приближаемся, ей-богу!

Кассиопея тает в дымке утра

и горизонта явственнее нить,

мы долго будем жить с тобой и мудро,

но так прекрасно больше нам не жить…

 

 

*W – буква английского алфавита, на перевёрнутые  контуры которой

похоже созвездие Кассиопея…

 

 

 

ЗАНОВО   КРЕЩЁН!

 

Женщина – загадка, чудо, фея!

Всё исполню, что ни повелишь!

Я спросил о ней у корифея,

корифей повёл плечами лишь.

Буркнул: «Ты же сам сказал – загадка!

Фея! Чудо! – что гадать о ней?..»…

То мне горько с нею, то мне сладко,

то я слабый, то я всех сильней.

А когда уйдёт, – конец вселенной!

Можно даже круче: всем хана!

Обледеневает кровь по венам.

Иней на висках. Виной – она.

Женщина – колдунья, королева,

ведьма, – лишь взглянула-то всего.

Сердце, как мотор от перегрева

так стучит, что страшно за него.

Я пишу о женщине, любовью

одарившей царственно. Сдаюсь!

Не перечу ей, не прекословлю,

даже больше – на неё молюсь!

Но кольнуло душу вдруг неслабо,

стыд к лицу прихлынул, как струя;

это же о ней недавно: – Баба, –

говорил с ухмылкой пошлой я.

А с яйлы несётся дух шалфея…

Я в любви – как заново крещён!..

Женщина – загадка, чудо, фея,

ведьма, королева… Кто ещё?..

 

ЮЖНОБЕРЕЖНЫЙ   СЕРПАНТИН

 

Петляет шоссе, как питон, и лоснится,

то даль серебрится, то вспрянет гряда, –

ах, море и горы! – всё будто бы снится,

и сон этот не надоест никогда.

Крутой серпантин вниз ли падает, ввысь ли

взлетает, – полно поворотов лихих,

на бешеной скорости быстрые мысли

несутся, – о чём? – да удержишь ли их?

Я только запомнил полёт и паренье,

и в соснах кружащийся скат или склон;

так душу захватывает стихотворенье,

так сердце любовь забирает в полон.

И на виражах наши руки и плечи

друг к другу стремятся в браваде лихой;

весь мир к нам, ликуя, несётся навстречу,

и прочь убегает стремглав за спиной.

Как шов, горизонт ярким солнцем распорот,

где небо, где море – никто не поймёт;

в зелёной долине белеющий город

то выпорхнет слева, то справа мелькнёт.

О вскрики азартные, хохот – игра ведь

вся жизнь! – и стрекозы летят из травы;

что знаки дорожные могут исправить,

когда влюблены так и молоды вы?..

Визжат тормоза и нас юзом на выступ

обрыва швыряет! – закончился сон;

как будто над ухом обрушился выстрел –

и всё! – и в ушах только трески и звон.

Лоснится асфальт, как питон, за кустами,

паук в них прядёт вдохновенную нить,

и небо бесстрастными шепчет устами,

что нам ни к чему ещё в небо спешить.

И мы не спешим. Только бухает гулко

в висках, а в глазах – как застыла слюда,

и я навсегда уже нашу прогулку

запомню, и финиш её – навсегда.

Коленки дрожат, побледневшие лица,

мурашки бегут по озябшей спине,

а море внизу – хоть бы что! – серебрится,

а горы молчат – хоть бы что! – в вышине…

 

 

 

 

 

НО  Я   ТЕБЯ  ЛЮБЛЮ!!!

 

                                           О.И.

 

Штормягу – не терплю,

претит мне воля злая.

Но я тебя люблю,

за что – и сам не знаю.

 

А солнца бледный диск

средь туч, как лик печальный;

в сосульках тамариск

стоит, словно хрустальный.

 

Летит морская пыль

от волн почти до неба,

садится на текстиль

людского ширпотреба.

 

А так же на лицо,

и ясно – в море стужа.

Ты смотришь на кольцо.

Ты вспоминаешь мужа.

 

А я тебя люблю,

с тобой бываю ласков…

О, тяжко кораблю

средь волн в толпе барашков.

 

Он прёт упрямо в порт,

он курса не меняет,

он валится на борт,

он в бездне исчезает.

 

Вот появился вновь,

вот вал проходит мимо.

Люблю тебя. Любовь,

как шторм, необъяснима…

 

 

И   ДЕРЖАТ    НАМЕРТВО    ЯКОРЯ

                                                           

                                                          С.Е.

 

О, ты имеешь огромную власть! –

сознаюсь  я,  судьбу, коря,

хочу я уйти от тебя, пропасть,

но держишь, как якоря.

 

Ты не даёшь о себе забыть,

смотришь в глаза призывно,

ты в моём  море  – лагуна, залив,

отливы мои и приливы.

 

Я намываю песчаную мель –

хочу от тебя отделиться,

но прибегаешь, бледна,  как мел,

с глазами раненной птицы.

 

Ты говоришь: – Зачем уходишь?

Ты мой!  Только мой!  Навеки!..

И останавливаются пароходы.

И застывают реки.

 

И держат намертво якоря,

ни разу не оборвались,

а разве б я жил, судьбу, не коря,

если бы мы расстались?..

 

 

Я   ТЕБЯ  ЛЮБЛЮ!!!

 

Я тебя люблю! – а значит это –

лучшая строка ещё не спета!

Я не всё сказал ещё, но смею

думать, что скажу, добьюсь, сумею!

 

Я люблю тебя! – а это значит

слышать не могу, что где-то плачут,

не могу, когда кому-то плохо,

я виновен в этом, не эпоха!

 

Во дворе моём скворцы распелись,

белый цвет акаций пахнет пряно,

и кефаль спешит уже на нерест

в бухточки знакомые Мартьяна

 

Я тебя люблю! – и очень важно,

любишь ли меня?.. Приму отважно

приговор любой! Пусть нелегко мне,

я любви добьюсь твоей, запомни!

 

Пахнет бриз стихами и полынью,

волосы ласкает, гладит плечи,

яркой очарованные синью,

носятся стрижи над нашей речкой.

 

Я люблю тебя! – Люблю я, слышишь!

Катится луна по скату крыши,

игры затевают звёзды в небе.

Я уже настал!  Ещё я не был!

 

Я тебя люблю! И смыслом, значит,

полон каждый день мой – не иначе!

Я люблю, – от выдоха до вдоха!..

Не могу, когда кому-то плохо!..

 

 

ВОЛНА

 

Просила воли? На, держи!

Чего ещё тебе? Не знаю.

Я уступаю рубежи,

я, удивляясь, отступаю.

Что для тебя мой ярый суд?

Твоя любовь хитра, как ссуда.

Ведь ты – вода!  Вошла в сосуд

и форму приняла сосуда!

Но вот опять волна с волной

схлестнулись, небо потрясая,

и разрыдались чаек стаи,

и расшвыряло нас с тобой!

Ну что же, если в суть глядеть,

то много ли иль мало соли,

волна была и будет впредь

водой, оставшейся на воле.

Беги, волна, бесчинствуй, пой!

Пусть не со мной, но всё же рядом,

кипела ты живой водой,

дарящей горести и радость…

 

АССОЛЬ

 

На сети ставника садятся чайки,

жара такая, что летать им лень.

Девчушка конопатенькая в майке

приходит на причалы каждый день.

И смотрит в море пристально и долго.

Кого-то ждёт. Она всегда одна.

Качает сотни солнечных осколков,

как масляная, плавная волна.

 

Пускай пошлёт ей небо исполненье

желаний всех – девчушке! – не волне.

Не одобряю чаек летних лень я,

зато девчонка та приятна мне.

Я сам порой мечтать могу часами

и вдруг увидеть ясного ясней:

под алыми прямыми парусами

к  своей  Ассоль стремится юный Грей.

 

Романтикою гриновскою души

омыты наши с самых ранних лет.

Причалы – это окончанье суши,

а у мечты – конца и края нет.

И пусть валы седые море старят,

пускай уходят бригами года,

мы чёрствыми и грубыми не стали

и, думаю, не станем никогда…

 

Лучший подарок на праздник это ювелирные изделия от портала tvoya-obruchka.com.ua. Качество, красота и доступность — главные качества магазина.
букеты на 8 марта
Другие публикации автора:
Автор: "Графская пристань". Соб. инф.

Оставить свой комментарий