Пробуждение. Рассказ

 Степаненко Денис  

Филиал МГУ в Севастополе
Факультет Журналистики
Группа Ж-103, — портал sclad.ru

 

… Тяжелые веки давят на воспаленные глазные яблоки. Кровь бешено колотит в висках, а в ноздри безжалостно врывается смрадный воздух. Пробуждение медленно, но верно вырывает сознание из плена ночных кошмаров в суровую реальность. А жаль … реальность страшнее.

Начинается новый день — 9 марта 69 года от Великой Катастрофы. Я скользящим взглядом осматриваю свое убогое жилище и с превеликим сожалением покидаю его. Дверь не запираю, так как многочисленные мародеры прекрасно знают, что в Трущобах им нечем поживиться. Ах, как же я не хочу выходить туда! Один и тот же вид встает перед моим взором всю сознательную жизнь, но каждый раз он внушает мне ужас и отвращение. Ужас от содеянного и отвращение к бессмысленной человеческой жестокости.

Никто из ныне живущих не помнит (или делает вид, что не помнит), когда война была проиграна и была ли проиграна вообще. Могут ли существовать победитель или проигравший в холодной и мертвой пустыне, которую нам приходится называть домом?

Имена великих  лидеров стерлись из памяти людей, так же как их страны с изуродованного лика земли. В своей неудержимой жажде власти люди уничтожили то, за что так рьяно сражались. И обломки мира достались в безраздельное пользование нам, потомкам великих захватчиков и великих освободителей. Даже сейчас, спустя столько лет, взаимная ненависть сжигает сердца людей.

Я с трудом отогнал мрачные мысли и двинулся по запыленной дорожке, ежеминутно осматриваясь. Город преобразился, и далеко не в лучшую сторону.

Не было больше жизнерадостного сочетания золотого и синего, солнца и моря.

Теперь в городе-герое царствовал серый. Серые дороги, серые здания, серое небо, серые люди и даже море, слегка штормившее, отливало серо-стальным цветом. И ни лучика света. Да и какой свет мог прорваться через плотную завесу пожарного дыма, охватившего весь мир? На глаза мне попадается человек с явными признаками заражения. Опять? В последнее время такие стали часто появляться в черте города, несмотря на все попытки власти не дать распространиться заразе. Я свернул в ближайший переулок, подальше от бедняги. Береженого Бог бережет. И все же это становиться серьезной проблемой. Люди не хотят оставаться в санитарных зонах, а власти не могут их остановить. Верхи не могут, а низы не хотят. Я едва сдержал смешок, пряча улыбку от проходящих мимо людей. Ха! Мир рушится прямо у нас на глазах, а проблемы остаются все те же.

Вот и конечная станция моего короткого путешествия. Ничем не приметный перекресток, на котором великолепно смотрелся бы старинный (приблизительно ХIX века постройки) домик, украшенный дорическими колоннами и незамысловатыми фресками.

Смотрелся бы, если бы не рухнул под напором времени и небольшой сейсмической активности прошлой ночью. Величественные колонны распались на мелкие кусочки, а фрески – в пыль. Теперь остатки здания было необходимо убрать с лица все еще сохранившего остатки гордости города. И все же, как символично выглядят эти останки! Такое чувство, будто бы передо мной не груда камней, а само человечество, раздавленное и разрушенное, не способное ни к какому движению …

Но движение было. С трудом напрягая уставшие глаза, я увидел ватагу мальчуганов, оборванных и чумазых, увлеченно игравших в какую-то игру. Несколько самых крупных и воинственных заняли насыпь, и, выкрикивая что-то непонятное, сталкивали беспрестанно накатывавшую на них малышню. Сталкивали жестко и беспощадно, так что неудачные штурмовики молниеносно  скатывались вниз, увлекая за собой целую лавину осколков. Но несмотря на ссадины и ушибы, они поднимались и с еще большим упорством бросались в атаку. Эта картина вызвала непонятные колебание в памяти, и судя по всему не из приятных. Где же я видел это? Ответ не заставил себя ждать. Один из мальчишек, на вид наиболее потрепанный затянувшимся боем, выкрикнул фразу, уже давно не колебавшую воздуха этого мира. «ЗА РОДИНУ!!! УРА!!!» — воинственно разнеслось на полем боя. «Урааа!» — вторили ему атакующие, с новыми силами бросившись в атаку. Ничто не могло остановить их …

Воздух разорвался какофонией отборной ругани, а ее источник – бригадир, не вовремя заявившийся на свой участок, вмиг обратил великую армию в постыдное бегство. Хотя нужно отдать им должное, отступали дети по всем правилам военного искусства.

Бригадир, явно довольный собой, начал созывать рабочих. Точнее чернорабочих … Получив инструменты и начав роботу, я мысленно перенесся к недавнему сражению. За дело я не волновался, руки автоматически повторяли несложные движения, хотя с каждым годом все медленней и медленней. Бой … В старческой памяти сами всплывали картинки из прошлого. Вот солнечный весенний день, один из немногих мирных дней моего детства. Душный класс, наполненный сонливыми учениками, Вот учитель истории, нудно повествующий о войне посредством карт и стрелок. А вот и я, медленно но верно погружающийся в глубокий сон, коему очень способствует монотонный и нудный голос учителя. А вот абсолютно другая картина.

Небольшая комнатка и десяток ребят, сбившихся в тесный круг. А в центре сидит старик в военной форме, увешанной орденами и медалями. Он говорит. Говорит без особого ораторского мастерства, часто запинается, и подолгу не может найти подходящие слова, но, несмотря на все это, наше внимание всецело принадлежит ему. Не искусственное внимание, вызванное строгим взглядом наставника, зачастую абсолютно бессмысленное, а настоящее, искреннее. Его рассказ вызывает невероятную гамму эмоций, от восхищения человеческой доблестью и отвагой, до дикого отвращения к войне и ее ужасам. А ведь правда? Человек хочет жить хорошо, но постоянно наступает на одни и те же грабли, с грохотом отбрасывающие его далеко в прошлое. Война. Она не приносит ничего, кроме страданий и разрушений. Так почему же люди раз за разом развязывают войны, разрушая все построенное ими? Почему? Может быть просто не помнят? Не помнят ужаса, созданного их руками? Не видят снежного  кома разрушений, с каждым поворотом растущего? Уходит в землю последний солдат, и глупые дети, проспавшие уроки истории   в школе, вновь тянут свои руки к винтовкам. Или чему похуже…

А может так было и с нами? А может так будет и в будущем? Нет! Человечество не может повторять одну и ту же ошибку вечно. Эти дети помнят. Помнят не смотря на отсутствие образования как такового. Помнят не смотря на трудное и жестокое время. Помнят ни смотря ни на что. С материнским ли молоком вошло это знание, или от более ответственных стариков, но они помнят. А пока они помнят, есть шанс на Будущие…

… но Будущее строится на Настоящем, так что нам нельзя расслабляться, слепо надеясь на достижение потомков, нужно подготовить для них хороший фундамент. Обязательно!

Я с криком вонзил лопату в кучку щебня, вызывая удивленные взгляды коллег …

*   *  *

… крик эхом отразился  от стен моей спальни и я с загнанным видом начал озираться вокруг. Это был сон. Всего лишь сон … До ужаса реалистичный сон. На нетвердых ногах я добрался до окна и распахнул его. Передо мной раскинулся Севастополь, величавый и прекрасный, гармонично соединивший в себе старинное и современное, прошлое и настоящее. А вдалеке, в первых лучах утреннего солнца переливалось тысячью цветов и оттенков море. Просто не верилось, что этот великий город когда-либо мог быть разрушен. Такое просто не могло произойти. Или могло?…

 

 

Другие публикации автора:
Автор: Администратор

Оставить свой комментарий