Звезда графа Орлова. Роман. II глава Швецов

- 1 -
Ровно через сто лет, весной 1998 года настоятель Свято-Никольского храма, что находится на Северной стороне Севастополя, отец Георгий озаботился слабым обогревом храма в зимние месяцы. И решил к следующей зиме основательно пересмотреть саму систему обогрева. Несколько лет назад его усилиями этот храм, на треть разрушенный во время Великой Отечественной войны, был заново отстроен. Было налажено и теплоснабжение, для чего использовалась старая, еще дореволюционная кочегарка и подземные ходы, по которым проложили трубы.
К сожалению, теплотехники чего-то не учли, и батареи храма как следует не нагревались. Настоятель пригласил знающего специалиста, который мог бы разобраться в существе дела. К огорчению отца Георгия, старые чертежи, с помощью которых можно было бы восстановить схему теплоснабжения храма, существовавшую еще в девятнадцатом веке, не сохранились. Так что оставалось уповать на сметку этого самого специалиста.
А тот, забравшись в подземелье, долго там пребывал, а затем, выбравшись на свежий воздух, сообщил настоятелю, что ему требуются два помощника. Причем, желательно, разбирающиеся в горных работах. Отцу Георгию ничего не оставалось, как обратиться с нижайшей просьбой к прихожанам храма помочь лично либо найти нужных людей. Но Севастополь — город морской. Можно привести сто штурманов, но чтобы найти одного специалиста горного дела, требовалось потрудиться. Тем не менее, несколько человек изъявили желание помочь настоятелю.
«Вот и хорошо, вот и славно, — подумал Алексей Швецов, слушавший вместе с другими прихожанами храма краткую речь отца Георгия, — хорошо, что нашлись помощники, а то в самом деле — зимой в храме зуб на зуб не попадет»
Алексей Швецов не считал себя прихожанином этого храма. Но время от времени, когда появлялась необходимость, приходил на службу именно сюда. Постоит, помолится, поставит свечку и уйдет. Особо ни с кем дружбы не водил, но людей, приметивших его самого, выделял и здоровался с ними. А почему ходил именно в этот храм? Даже сам себе ответить не мог. Может, место такое, притягательное. А возможно — настоятель пришелся по душе. Хотя Леша никогда с ним лично не разговаривал и судил о человеке только по церковным службам.
— Аминь, — сказал отец Георгий «добровольцам», — идемте, я познакомлю вас с теплотехником.
Швецов молча проводил глазами «добровольцев» и собрался уходить домой. Но в этот момент ему в голову пришла мысль, что среди этих людей должен был находиться и он. И прежде всего — он. Ведь по образованию Алексей был горным инженером, не один год проработавшим в шахте. Да и сейчас, являясь директором туристического клуба, львиную долю времени проводил под землей, изучая всевозможные пещеры и рукотворные подземелья. Кому, как не ему надо было бы помочь теплотехнику…
Но, с другой стороны, здесь Швецова никто не знает и вправе ли он предлагать свои услуги? Ко всему, вся следующая неделя у него уже занята «под завязку». Приезжают две тургруппы, с которыми придется плотно заниматься. К тому же, ежедневная рутина в клубе…
Алексей стряхнул с себя секундное замешательство и быстро пошел по центральной аллее Братского кладбища, обгоняя ранее вышедших из храма старух.

- 2 -
Но наступившая неделя у Алексея однозначно не заладилась. И туристы приехали не те, и маршруты они выбрали самые легкие, по которым может провести с блеском даже самый никудышный инструктор. Так что его присутствие вовсе не понадобилось. Затем из их веломастерской кто-то стянул колесо от горного велосипеда, и три дня шло выяснение отношений. А в пятницу пришел отказ в проведении турслета, который намечался в конце месяца, и все приготовления к нему пошли на «смарку». Словом, неделя пошла прахом. Алексей задал сам себе естественный вопрос: «Может быть, неделя и не задалась потому, что он должен был провести ее как-то по-другому? Ведь подмывало же его предложить себя в качестве добровольного помощника для теплотехника».
В воскресенье он снова был в Свято-Никольском храме и после службы отважился подойти к настоятелю.
— Отец Георгий, вам ведь были нужны помощники… для теплотехника.
— Были нужны, — на Алексея внимательно смотрел настоятель, пытаясь определить степень заинтересованности и ответственности подошедшего к нему человека.
— Я тоже могу помочь, — продолжил Швецов, — по образованию я горный инженер и кое-что в подземельях понимаю.
— Очень хорошо, — оживился священник, — а то от моих помощников толку оказалось мало. Лишь один подошел, да и то в качестве подсобника. К сожалению, специалиста по теплоснабжению сегодня нет, завтра будет. А вот с единственным оставшимся добровольцем я тебя сведу.
Через несколько минут настоятель познакомил Алексея с молодым человеком, назвавшимся Климом, и велел тому завтра же свести Швецова с теплотехником.
— Сможешь завтра приехать в храм?
— Что за вопрос? Конечно, смогу, — ответил Алексей.
На следующее утро он пораньше приехал в храм, где его уже ждали Клим (как шутливо его накануне нарек отец Георгий — Клим Самгин) и средних лет худощавый мужчина, отрекомендовавшийся Юрием.
— Алексей, — в свою очередь назвался Швецов и протянул незнакомцу руку.
— Ну что же, — сказал тот, — полезем в подземелья?
— Полезем, — согласился Алексей.
— Клим, ты покудова включи в лабиринте свет и догоняй нас, — распорядился Юра, — а мы пойдем открывать дверь.
Когда «доброволец» убежал, Юрий, глядя на Алексея, недоверчиво спросил:
— Ты и вправду горный инженер?
— Да, — подтвердил Швецов, — а что?
— Да так… трудно там что-либо понять.
— В смысле проложенных труб?
— В смысле самих подземелий. Сейчас сам увидишь.
Они спустились в кочегарку, устроенную под домиком настоятеля, и Юрий подошел к едва заметной железной дверце, устроенной в самом углу. Со скрежетом открыл ее и, не глядя на Швецова, сказал:
— Пошли.
Алексей даже улыбнулся. Ему представилась древняя легенда, в которой ее герои переступили порог тайной двери, а там…
— Свод низкий, наклоняй голову! — крикнул из подземелья Юра. — А не то останешься без «башни».
Швецов осторожно нагнулся и шагнул в неизвестность. Треснула паутина, которую он зацепил плечом, и спертый воздух повеял из глубины подземелья. Узкий ход, выложенный из красного кирпича, был освещен тусклыми лампочками, ввернутыми в плафоны через каждые десять метров.
— Осторожней, смотри под ноги, там трубы, — предупредил теплотехник, — не споткнись.
Швецов быстро глянул вниз и увидел в правом нижнем углу две трубы, тянувшиеся вдоль подземного хода.
Подумалось: «Подземелья с современными трубами никак не тянут на древнюю легенду».

- 3 -
Вскоре Юра привел Швецова в лабиринт — широкий зал с низким потолком, посреди которого торчал столб, поддерживающий свод.
— Над нами находится храм, — пояснил теплотехник.
— Ясно…
Швецов огляделся, стараясь понять назначение тех подземных ответвлений, которые шли из лабиринта.
— Трубы остались от прежних времен? — спросил он.
— Нет, наши. Тогда их не было вовсе.
— Вот как! — удивился Алексей. — А как же раньше отапливался храм?
— Насколько я знаю, — предположил Юрий, — сюда, в лабиринт, нагнетался горячий воздух.
— И что?
— Ничего. Лабиринт нагревался и, естественно, нагревался его потолок, который «висит» над нами. Он же, но с противоположной стороны, является полом храма. И этот пол всегда был теплым. Принцип понятен?
— Вполне.
— Но теперь большинство подземелий, по которым шел воздух, либо замуровано, либо засыпано. Поэтому старую систему восстановить не смогли. Были вынуждены проложить обыкновенные трубы, соединив их с батареями, установленными в храме. К сожалению, батареи греются слабо. Очевидно, «силенок» у кочегарки маловато. Вот я и подумал, а не воссоздать ли нам тот, дореволюционный способ обогрева храма?
— Задачка, — неопределенно сказал Алексей и подошел к ближайшему замурованному ходу, — интересно, куда он вел?
— Не знаю, — вздернул плечами теплотехник, — я облазил здесь все, что возможно, и не смог разобраться в хитросплетениях открывшихся мне подземелий. Может быть, ты своим «горняцким» глазом мне поможешь?
Алексей ничего не ответил, лишь попросил у Юрия фонарик, который тот благоразумно захватил с собой.
— Я чуток посмотрю, — сказал он и исчез в ближайшем, «дышащем» неизвестностью, черном проеме.
Когда Швецов вновь появился в лабиринте, то сказал теплотехнику:
— Мне киянка нужна.
— Киянка? Я не понял, ты мне поможешь или нет?
— Постараюсь.
Алексей выключил фонарик и вернул его владельцу.
— А зачем тебе киянка? — спросил успокоенный Лешиными словами Юрий.
— Хочу все стены простучать. Авось к какому-то выводу приду. По крайней мере, это легче, чем их долбить. Так ведь?
— Согласен. Но у меня нет киянки.
— Зато у меня есть. Но дома. Завтра с утра и приступим. Договорились?
— А что мне остается делать? Конечно, договорились. Тогда возвращаемся обратно?
— Погодь немного. Я еще раз обойду подземелья.
— Зачем?
— Хочу чертежик набросать. Так, на всякий случай. Авось мы с тобой сможем воссоздать на бумаге первозданный вид этого подземного ребуса. Ты же сам этого хотел.
— Хотел, — сказал Юрий и вздохнул, — я уже чертил-чертил. Все без толку…

Тайник

- 4 -
Целую неделю Швецов, предварительно оформив небольшой отпуск, ездил с киянкой — небольшим деревянным молотком, в храм и исправно выстукивал стены его подземелий. Вместе с Юрием они наносили все свои разработки на специально составленный чертеж, пытаясь угадать замыслы первых «отопителей» храма. И когда их кропотливая работа была завершена, выяснилось, что ради восстановления первого проекта надо разбить столько замурованных ходов и вытащить земли из стольких засыпанных колодцев, что до ближайшей зимы они не только сами, но и с помощниками не управятся.
— Какой-то выход должен быть? — спросил у теплотехника Швецов.
— Выход всегда есть, только не тот, на который рассчитываешь.
— И что ты предлагаешь?
— Заменить часть труб. Дело в том, что не все они одного диаметра, я проверял. Отсюда — падение давления в сети и, как следствие, снижение температуры нагрева. Кроме того, я продумал, как увеличить мощность котлов. В конце концов, это увеличит нагрев батарей как минимум на треть.
— И когда ты вышел на такие технические решения?
— В течение этой недели.
— Значит, все мои «простукивания» стен оказались напрасными, — расстроился Швецов, — и вся моя горная подготовка никому не пригодилась?
— Выходит, так, — Юра пожал плечами, — но разве мы могли предположить, что все ходы, ведущие из лабиринта, будут так тщательно замурованы.
— Знаешь, Юра, мне кажется, что к твоему теплоснабжению большая часть из них не имеет никакого отношения.
— Ты уверен? — удивился Юрий.
— По крайней мере, мне так кажется. Какая-то тайна скрыта за всем этим…
Алексей взял киянку и подошел к одной из стенок, еще им не обследованной.
— Зачем ты собираешься ее проверять? — удивился теплотехник, — ведь мы отказались от плана восстановить «родной» обогрев.
— Я ее уже обследовал ранее, — сказал Швецов.
— Тем более!
— «Тем более» надо проверить один подозрительный камень. Странный звук исходил от него.
Алексей нащупал в стене нужное место и стал бить по нему киянкой.
— А ну-ка, присвети здесь, — он указал Юрию направление подсветки, и тот послушно включил фонарь.
— Камень, как камень, — заметил теплотехник, но в этот же момент луч его фонаря «уткнулся» в едва видимую щель.
— Видишь, по всему контуру камня явно прослеживается трещина, — пояснил Швецов.
— И что?
— Нет связки с другими камнями. Возможно, он просто вставлен в нишу. А?
— Навряд ли, — усомнился теплотехник, — я думаю, все дело во времени. За полторы сотни лет кое-где выкрошился раствор. Вот и все.
Не слушая его, Швецов спросил:
— У тебя крупная отвертка есть?

- 5 -
— У меня — нет. Но в кочегарке кой-какой инструмент имеется. Пойду посмотрю.
— Давай, — думая о своем сказал Швецов и стал рыться в карманах.
Нащупав плоский ключ от дверного замка собственной квартиры, он аккуратно сунул его в щель и резким движением провел сверху вниз. Старый раствор, «держащий» кладку, сыпнулся куда-то в сторону. Алексей подумал: «Почему такая рыхлая связка? Разве в девятнадцатом веке могли так «халтурить»…
Он вытащил ключ и попытался повторить те же самые действия, но на кладке, соединяющей другие камни. Ключ лишь скользнул по раствору, не оставив на нем никакого следа. «Странно… Здесь связка крепкая. Может быть, в самом деле тот, первый камень, был аккуратно вставлен в нишу. И за ним имеется пустота? Не случайно же он издавал звук, отличный от других камней». Алексей с благодарностью посмотрел на киянку, его верную помощницу в подземных изысканиях.
Вернувшийся теплотехник протянул Швецову на выбор сразу две отвертки и железный шворень с загнутым и расплющенным концом.
— Все, что нашел.
— Пойдет!
Алексей взял одну отвертку и стал ею быстро расчищать место соединения двух камней. Белый связывающий материал сыпался вниз, совсем не напоминая собой крепкий некогда раствор.
— Дай шворень, — скомандовал Швецов и тут же ловко поддел им камень снизу. Тот дрогнул и на несколько миллиметров «вылез» из стены.
— Поддается! — изумился Юрий. — Надо же…
— А ты боялся, — пошутил Алексей, — я же вижу, что здесь что-то не так.
Через десять минут пиленный из крымбальского известняка камень удалось полностью извлечь из своего гнезда. Погладив его торцевые стенки, Швецов, обращаясь к теплотехнику, сказал:
— Смотри, какие гладкие. Их никогда не касался раствор. Лишь с лицевой стороны кто-то мазнул растворчиком для маскировочки.
— Вижу, — восхищенно проговорил Юрий, — ну ты и мастак! А что там, в нише?
— Сейчас поглядим.
Швецов взял фонарик и посветил внутрь образовавшегося проема.
— Так, так… Небольшая ниша в размер нашего камня.
— Что в ней? — полюбопытствовал теплотехник.
— Пусто. Все украли уже до нас, — пошутил Алексей.

- 6 -
— Хотя… — он продолжил, — хотя в правом углу имеется некое продолжение, — ну-ка, ну-ка…
Он засунул руку с фонарем внутрь ниши и, осветив ее изнутри, добавил:
— Я так и думал…
— Что там, что?
— «Г»-образное ответвление, — Швецов вытащил фонарь и засунул в нишу руку по самое плечо. Пошарив несколько секунд, он вытащил ее назад. При этом в ладони Алексея оказалась старая, наполовину истлевшая тряпка.
— Что это? — удивился Юрий.
— Сейчас посмотрим.
Швецов попытался развернуть холстину, но она оказалась сшитой по бокам.
— Торбочка, — прокомментировал он и пояснил: — Небольшой мешочек. Видишь, даже завязка сохранилась.
— А внутри пусто?
Швецов вывернул мешок на изнанку.
— Как видишь… «Все украдено до нас», — он вторично процитировал слова из старой кинокомедии и добавил от себя, — клады долго не хранятся. Их обязательно кто-то находит.
— Как мы? — пошутил теплотехник.
— Ага. Возьми торбочку на память, будет чем трубы от мороза укутывать.
— Смеешься?
— Смеюсь. Хотя. Кажется, там что-то еще было. Дай-ка я погляжу.
Алексей вновь засунул поглубже руку в нишу и долго в ней шарил.
— Ну, что ты копаешься! — не выдержал теплотехник.
— Бумага…
— Не понял?
— Там бумага, свернутая трубочкой. Сейчас вытащу.
Он аккуратно, дабы не повредить ее, вытащил из ниши какой-то свиток.
— Ну-ка, присвети, — попросил он теплотехника и аккуратно, чтобы не повредить слежавшийся и задубевший от времени свиток, развернул его.
На серовато-голубой бумаге, чуть больше по размерам современного писчего листа, красивой вязью шел текст на русском языке. Вверху было выведено: «Указ». А внизу… стояли красивый росчерк с подписью: «Николай I».
— Это какой-то документ, — предположил Юрий, — сейчас прочту его содержимое.
— Погоди, там есть еще один свиток, — остановил его Швецов, — вытащу его, тогда оба прочтем.
Он в третий раз засунул руку в нишу и, немного покопавшись, вытащил сразу два свитка.
— Сразу два! — удивился теплотехник.
— Погоди еще, — Швецовская рука вновь нырнула в тайник, и вскоре перед изумленным Юрием Алексей держал раскрытую ладонь, а на ней — три золотых монеты.
Теплотехник взял одну из них и, освятив фонарем, обронил:
— Царской чеканки… Там больше нет?
Швецов отрицательно качнул головой, а вслух сказал:
— Очевидно, монеты случайно вывалились из мешочка.
— Надо настоятелю сказать, — возвращая монету, предложил Алексею теплотехник, — и чем скорее, тем лучше.
Швецов положил монеты в нишу. Туда же затолкнул свитки и аккуратно вложил в «свое» гнездо вынутый ранее камень.
— Чтобы не было вопросов. Пошли.
— А мешочек?
— Брось его возле трубы. Кто его здесь заметит?..

Неизвестный капитан

- 7 -
На следующий день Швецов с теплотехником в сопровождении настоятеля храма спустились в подземелье и проникли в искомый лабиринт.
— Здесь, — сказал Алексей и принялся аккуратно вытаскивать из ниши камень. Между тем, отец Георгий с удивлением рассматривал поданный ему теплотехником мешочек.
— Как же вы углядели тайник? — спросил он — Я сто раз бывал в этом лабиринте. Да что я, сотни людей прошли через него. И вдруг — на таком видном месте…
— Готово, — сказал Алексей, откладывая камень в сторону, — дальше смотрите сами и присветил фонариком в открывшуюся нишу.
Отец Георгий увидел три лежащих свитка и рядом с ними — три монеты. Он попросил Швецова:
— Будь добр, вытащи содержимое тайника.
Когда Алексей выполнил просьбу, настоятель развернул свитки, но читать не стал — при таком свете его глаза видели слабо. Отметил лишь вслух:
— Один указ и два наградных листа.
— Да, — подтвердил Швецов, — это документы времен Крымской войны.
— Но какой смысл было их прятать в подземелья храма? — удивился теплотехник.
— Трудно сказать, — сказал Швецов, — а вы, батюшка, что думаете?
Настоятель положил три золотые монеты в мешочек и, подумав, сказал:
— Мне кажется, что этим тайником кто-то неоднократно пользовался. По крайней мере, до тех пор, пока не иссяк золотой запас. Значит, тот человек не был здесь посторонним. Возможно, он принимал участие в самом строительстве храма, которое началось сразу же после окончания Крымской войны. А быть может, здесь, на Братском кладбище, похоронен человек, воевавший в Крымскую войну и кто-то из его родственников, либо сослуживцев решил оставить память о нем, схоронив в тайнике документы, касаемые его боевого прошлого. Зачем гадать, коли в самих бумагах должно быть указано имя того человека. Сейчас поднимемся ко мне в домик настоятеля и при белом свете все прочтем.
— Ну что же, — предложил теплотехник, — тогда пусть Алексей покудова закладывает камень, а мы потихоньку пойдем к выходу. Так ведь?
— Батюшка, — неожиданно произнес Швецов, — мне кажется, в тайнике еще что-то есть.
Настоятель пристально посмотрел на Алексея.
— Ты уверен?
— Уверен, — ответил тот.
— Вот молчун! — возмутился теплотехник. — А мне вчера ни слова не сказал.

- 8 -
— Потому и не сказал, — пробубнил Швецов и стал быстро доставать из принесенного с собой черного пакета какие-то странные вещи: три зеркальца, тросики, телескопическую ручку и прочую дребедень.
— Что это? — уточнил отец Георгий.
— Приспособления, с помощью которых можно доставать из укромных мест…
— То, что плохо лежит, — перебил его теплотехник и рассмеялся собственной шутке.
— Нет, именно то, что «хорошо» лежит, — перебил его Швецов.
— Ты случайно не промышляешь по ночам? — наступал Юрий, ободренный присутствием в подземелье отца Георгия.
— Нет, конечно, — простодушно ответил Швецов, — но я часто бываю в подземельях и пещерах. Там иногда, как и в нашем случае, приходится прибегать к хитрости, дабы увидеть то, до чего ни рука, ни человеческий взгляд «дотянуться» не могут. Понятно?
Юрий больше «поддевать» Швецова не стал, и тот спокойненько принялся за дело. Прежде всего, он расположил зеркала так, чтобы можно было увидеть самый дальний угол «хитрого» тайника. Выполнив задуманное, он позвал настоятеля:
— Вот, полюбуйтесь сами.
Настоятель посмотрел в указанном Алексеем направлении и увидел в ближайшем к нему зеркале… темноту.
— А теперь, — предложил Швецов, — включите фонарик и направьте свет от него во-он в ту точку.
Священник щелкнул выключателем и увидел в зеркале…
— Что это? — спросил он.
— Продолжение ниши, — спокойно ответил Алексей.
— А вон там, сбоку, какой-то конверт…
— Я его вчера не заметил, — признался Швецов, — но зато нащупал рукой нечто иное. Посмотрите внимательно в зеркальце и вы увидите в его отражении черный шарик, слегка выступающий над нижней частью ниши.
— Ага, — догадался отец Георгий, — я вначале принял его за камушек. Нет?
— Нет. В том месте ниша «уходит» резко вниз, просто через зеркало это не видно. Но рукой-то я нащупал хорошо. Так что «камушек» вовсе не тот, за кого себя выдает. Это металлический верх чего-то, упрятанного в невидимом отсюда углублении.
— Сможешь его достать? — спросил настоятель.
— Постараюсь. Но вначале я извлеку конверт. Он ведь лежит ближе.
Вытащив зеркала, дабы не мешали, Алексей, в который уже раз, засунул руку в нишу и вскорости извлек из нее увиденный настоятелем храма конверт.
Пока он возился с зеркалами и конвертом, заскучавший теплотехник подошел к тусклой лампочке, освещавшей лабиринт и, развернув свитки, стал их внимательно рассматривать. Прочтя необходимое, он радостно воскликнул:
— Нашел! В документах говорится о каком-то капитане Тарханове. Наверняка он и устроил этот тайник.
— Тарханов? — переспросил отец Георгий. — Никогда не слышал о таком человеке. Тарханов… Сколько людей обороняло Севастополь! Фамилии многих из них до нас так и не дошли. Ты вот что, не спеши пока читать. Вместе посмотрим свитки, когда выйдем из подземелий. Хорошо?

- 9 -
Швецов вытащил конверт и передал его настоятелю со словами:
— Мы ошиблись, это нечто иное.
Отец Георгий стал разворачивать сложенный в несколько раз большой лист бумаги, который он вначале по его форме принял за конверт.
— Так ведь это карта! — изумился теплотехник. —Наверное, боевых действий той войны?
— Может быть, — неопределенно ответил настоятель.
— Хотя нет, — продолжил теплотехник и тут же позвал Швецова: — Алексей, что ты там копаешься! Взгляни-ка сюда.
Швецов выпрямился и через голову теплотехника посмотрел на развернутую карту.
— Надо же! — невольно вырвалось у него, — кажется, это план каких-то подземелий.
— С чего ты взял? — удивился настоятель.
— Возможно, я и ошибаюсь, — продолжил Алексей, — но вот эта часть, — он ткнул пальцем в край карты, на которой был помечен их Свято-Никольский храм, — очень уж напоминает схемку подземелий, составленную мною и Юрием.
— Ты не ошибаешься? — уточнил отец Георгий.
— Возможно, и ошибаюсь. Надо без спешки все изучить и, конечно, не в этом месте.
— Согласен с тобой.
Настоятель аккуратно сложил карту, а Швецов принялся мастерить петлю, с помощью которой собирался вытащить неизвестный ему металлический предмет.
И вскоре, с помощью нехитрого технического устройства, ему удалось захватить верхнюю часть предмета. Потянув на себя веревку, Алексей убедился, что тот с места не двигается. Либо он вмурован в стену, что маловероятно, либо очень тяжелый. Но в таком случае извлечь из «гнезда» его не удастся. Какой же выход?
— Плохи наши дела, — наконец сказал он, — сходу вещь взять невозможно.
— Что ты предлагаешь? — нетерпеливо спросил теплотехник.
— Надо бы там, в глубине ниши установить блочок. И, перебросив через него веревку, попытаться приподнять тот предмет. Если у меня эта затея получится, то мы его сможем достать.
— А если нет? — спросил настоятель.
— Тогда можно разобрать всю стену и спокойно достать содержимое тайника.
— Но ведь эта стена несущая, на ней свод подземелья держится!
— Так и есть, — спокойно ответил настоятелю Швецов.
— Так он же может рухнуть!
— Может, — согласился Швецов.
— Тогда ставь свой блочок. Сколько тебе понадобится времени?
— Несколько дней. Возможно, неделя.
— Аминь! — решил отец Георгий. — Через неделю и поднимай свой металлический предмет.
— Теперь мы возвращаемся на свет Божий? — уточнил теплотехник.
— Конечно, хотя ты можешь остаться, — пошутил настоятель.
— Нет уж, я пойду первым, а то продрог весь.
— А мне даже жарко, — засмеялся Швецов и, обращаясь к настоятелю, добавил: — Интересный тайничок. Толковый.

Продолжение следует

Об авторе: Валерий Владимирович Воронин:
Главный редактор интернет-журнала «Графская пристань», ведущий рубрик: «Слово редактора», «Взгляд на проблему», «За Победу!», «Тайны Крыма», «Мир приключений» и другие. Поэт, прозаик, популярный писатель, исследователь, участвующий в поиске исторических артефактов. Член Союза журналистов России, член Национального союза писателей Украины (русская секция). Автор исторической серии «Великое переселение», в которую вошли 24 романа (9 трилогий), 2-х поэтических сборников. Исторической серии "Голубиная книга" (8 дилогий). В которую вошли 16 романов. Новой исторической серии "Тайны империи", каждаю книга включает в себя один роман. Вышло в свет 3 романа: "Замок воина", "Магия чаира", "Царская копейка". Лауреат литературной премии им. Л.Н. Толстого, II-го городского Форума «Общественное признание».Валерий Воронин за серию книг о Крыме и его истории стал лауреатом почетного звания «Крымский прозаик-2013».
Другие публикации автора:
Автор: Валерий Владимирович Воронин

Оставить свой комментарий