О севастопольском ученом Анатолии Александровиче Сизове рассказывают друзья и коллеги

unnamedЮбилей 

Не дает покоя ветер волне. Жажда знаний не дает покоя любознательным путешественникам, для которых суша и  море едины,  как вездесущие инь и янь. Главное, не свернуть с пути. В эти дни севастопольский ученый, кандидат физико-математических наук, А.А, Сизов отмечает славный юбилей- 80 лет. А на вид не дашь и шестидесяти!  За плечами целая эпоха, тысячи кругосветных миль, становление и развитие Морского Гидрофизического института.  А начиналось все далеко от моря, в подмосковном поселке Малаховка,  где настойчивый подросток стремился выбрать единственный  курс на всю свою жизнь.  Романтический склад его натуры, желание работать на Северном полюсе и в Антарктике, испытать себя в штормах и бурях, исследовать тайны морей и покорять океаны приводят Анатолия  после окончания школы в 1952 году  в Ленинградское Высшее Инженерное Морское училище имени Адмирала С.О. Макарова на специальность «океанология».

Уже после третьего курса, в 1955 году, будучи на практике в гидрографической службе Тихоокеанского флота во Владивостоке, он осуществляет свою мечту. Вместо того, чтобы после окончания практики вернуться к учебе, Анатолий Александрович, узнав о готовящейся экспедиции в районы Японского и Охотского морей, Курильских островов и Сахалина, на судне «Гидролог» дальневосточного Управления Гидрометеорологической службы, обращается  с просьбой в училище продлить практику и становится участником этой экспедиции.

Побывав в суровых и в то же время таинственных восточных морях с их бурным нравом и  первозданной красотой,  познав настоящие морские трудности, А. А. Сизов окончательно был полонен морем и всю дальнейшую судьбу связал с ним.  Молодой исследователь понял необъятность  и притягательность, неограниченную созидательность и невероятную разрушительную силу океана, увиденную в мрачных, искореженных остатках Северокурильска, погибшего в 1952 году под ударом величественного и страшного оружия, изобретенного океаном, — гигантской волны цунами.

В 1956 году А.А. Сизов  возвратился из экспедиции. И вновь через два месяца студент четвертого курса уходит во вторую Антарктическую Экспедицию на дизель-электроходе «Лена». Там, в Антарктике, он увидел континент, тысячелетиями  стиснутый в объятиях многокилометрового льда, с беспредельно суровым климатом, айсбергами, обледенением, штормами при ветре в десятки метров и температуре в минус пятьдесят градусов. Он видел, как глыбы льда, во много раз превышающие корабль, обваливают на него свои карнизы,  как гибнут люди у него на глазах, а он не в силах помочь. И Анатолий Александрович по- настоящему понял, что океан — это не только романтика, а его исследование — захватывающая, но очень трудная и опасная  работа.

Участвуя в экспедициях и при этом успевая осваивать институтские курсы и сдавать экзамены, А.А. Сизов в 1957 году успешно окончил училище. В декабре этого же года был принят на работу в Лабораторию термики моря, возглавляемую тогда профессором А.Г. Колесниковым,  в Морском Гидрофизическом институте Академии Наук СССР. Сам институт в то время располагался в Москве.

В 1963 году, когда институт был переведен в Севастополь,  и его возглавил А.Г  Колесников, А.А. Сизов также переехал в Севастополь. Здесь он работает в отделе турбулентности под руководством  А.Г. Колесникова — в ту пору академика АН  УССР — над проблемами физики мелкомасштабного взаимодействия атмосферы и океана и физической структуры пограничного слоя воздушного потока над морской взволнованной поверхностью. Молодой ученый разрабатывает методики исследований, участвует в конструировании необходимых для исследования приборов и средств, и в течение шести лет проводит эксперименты в природных условиях. В частности, совместно с Г.Н. Христофоровым, В. Васильевым, B. Посошковым, В. Прощенко, Н. Смирновым он выполнял комплексные исследования на Приборной скале, специальном стационарном буе, выставленном в море на расстоянии полукилометра от берега в поселке Кацивели (южная оконечность Крыма).  С гордостью вспоминает Анатолий Александрович  долговременные научные  экспедиции в океане на научно-исследовательских судах  «Михаил Ломоносов» и «Академик Вернадский», в том числе в кругосветном плавании. На основе  измерений, систематизации наблюдений и их физической интерпретации А.А. Сизовым была решена важная задача по исследованию изменчивости структуры воздушного пограничного слоя над поверхностью моря. Так,  им выявлен и описан эффект отклонения распределения ветра над взволнованной поверхностью от логарифмического его распределения в окрестности твердой границы. Позже этот эффект,  важный для понимания всей структуры пограничного слоя и оценки передачи энергии от ветра к волнам,  послужил основой для построения теории этих процессов (Дворянинов Г.С., 1979г.).

В 1970г. А.А. Сизов успешно защитил кандидатскую диссертацию по разделу физико-математических наук. Его научным руководителем был академик АН УССР А.Г. Колесников. В 1977 году ему присвоено звание старшего научного сотрудника.

С семидесятых годов А.А. Сизов включается и в исследования процессов крупномасштабного взаимодействия атмосферы и океана, а также климата. Так, в международных программах по этим сложнейшим и кардинальным проблемам, таких как «ПОЛИМОДЕ» и ПГЭП (Первый глобальный эксперимент) и Национальной программе «Разрезы» он руководил рядом научных экспедиций на исследовательских судах «Михаил Ломоносов» и «Академик Вернадский».

В  научных журналах им и в соавторстве опубликовано более ста работ. Пожалуй, наиболее значимыми в последние годы являются:

1.            Сизов А.А.  Оценка возможности использования индекса Североатлантического колебания для типизации аномалий поля атмосферных осадков на юго-западном побережье Крыма. — Метеорология и гидрология, 1988, №11, С.70-77.

2.            Сизов А.А.  Межгодовая и сезонная изменчивость некоторых гидрометеорологических полей в отдельных районах Атлантико-Европейского сектора как проявление аномальности Северо-Атлантического колебания. — Морской Гидрофизический журнал, 1999, №3, С. 52-51.

3.            Сизов А.А.  Изменчивость гидрометеорологических полей в районе Черного моря в разные фазы 11-летнего цикла солнечной активности. Метеорология и гидрология, 2000, №10, С. 85-92.

4.            Сизов А.А., Куклин А.К., Шабалина О.А. Формирование аномалии гидрометеорологических полей на южном берегу Крыма в годы спада 11-летнего цикла солнечной активности.- Морской гидрофизический журнал, 2003, №3, С. 23-33.

 

«Кажется, у него до сих пор ветер в голове…»(см. темы научных работ), — шутят друзья об Анатолии Александровиче, старшем научном сотруднике  отдела взаимодействия  атмосферы и океана. А я завидую: повезло жить и творить в эпоху расцвета советской науки, когда наши  космические корабли успешно осваивали космос, а комплексные исследования на морских научных судах Советского Союза не имели аналогов в мире. «Михаил Ломоносов» Дорогами странствий»- так назвал А. А. Сизов свою книгу о молодых океанологах и «о судне- легенде, событии в жизни МГИ, на котором было сделано одно из последних географических открытий в Атлантическом океане, названное в его честь течением Ломоносова».

Внутренние творческие порывы привели ученого  к исследованию проблем еще больших масштабов, чем те, которым он посвятил годы после защиты диссертации. Он успешно занимается исследованием не только сезонной и междугодичной, но и внутривековой изменчивости в системе атмосфера-океан и выявлением их связей с процессами, протекающими внутри Солнечной системы.

А на земле, к 75- летию института  в 2004году во многом благодаря А.А. Сизову сотрудниками «гидрофиза» был создан уникальный  музей МГИ. Здесь хранится история одного из ведущих научных  центров Советского Союза, деятельность  которого получила  международное признание. Сотни экспонатов, исследовательские аппараты, фотографии участников  экспедиций, записи ученых мирового уровня,  свидетельствуют об изучении атмосферы и океана. Анатолий Александрович, который помнит каждую деталь, каждый нюанс,  с удовольствием проводит экскурсии, на которых можно увидеть  воссозданный кабинет Колесникова с библиотекой,  узнать о геологической истории Черного моря с допотопных времен и о изобретениях севастопольских инженеров, которые удивляют научный мир.

Анатолий Александрович не только специалист, влюбленный  в свою романтическую профессию, преданный ей,  не только широко образованный человек, знающий литературу, особенно поэзию, он  по-настоящему творческая личность: он пишет хорошие стихи и песни, посвященные  океанологии, экспедициям, встречам с романтикой дальних стран. И эти песни знают и поют, например: «Идет по морю синему научный пароход», «Нас ждут давно на Родине далекой», «Морями ходят корабли» и др. А еще он  рафинированный в самом хорошем смысле интеллигент, способный лишь на чистые поступки. Он это доказал, тратя много времени на дела, вовсе не приносящие ему выгоды и славы.

Возможно, на уроках севастополеведения наши школьники когда-нибудь напишут сочинение: «Севастопольский ученый как воплощение гриновских романтических героев», а пока мы почитаем его стихи.

АНАТОЛИЙ СИЗОВ

ДАРИТЕ ВСЕМ ВЕСНУ

Не остудить,

Не погасить огонь костра,

И не испить до дна

Живительную влагу!

Себе -  на муки,

Всем – на благо

Дарить весну!

…О, щедрая рука судьбы!

Взамен – немного, просто малость :

Счастливую слезу Весны

И «…после вахты тихую усталость».

ВЕРЬ ТИШИНЕ

Верь тишине,

Словам неярким,

Улыбке тихой,

Как подарку простому,

Что в счастливый день

Вдруг озарит Весною душу –

И станет все вдруг так послушным

И голубым!

Счастливый день!

…И отлетает,

Как прошлогодняя кора,

Слов громогласных мишура

И обнажается природа

Над тихим омутом весны.

И светлые приходят сны…

…Верь тишине,

Немножко марту,

И до конца  — одной весне.

Тридцать шестым нареченный случайно

Послушай, рейс наш, кажется, к концу…

В руке монета, та, что в жертву морю.

Последний раз взгляд замер на Босфоре,

Последний раз ты трогаешь струну, -

И звук родился, память нам тревожна:

В соленом ветре, в стоне белых чаек

Уходит в прошлое короткий и тревожный

Тридцать шестым нареченный случайно.

Что с нами было и что не бывало –

Доскажут после, взяв под локоточек …

А ты мне спой, гитара, спой, дружочек

О светлых днях, что в рейсе не хватало.

И пусть взорвется тишина немая,

Пусть струны рвутся, звуком выростая!

Не отпеваем рейс тебя, не отпеваем!

Не все смогли, иль просто не успели

В короткий миг Гвинейского похода.

И попугаев клекотом заходы

Отмерили нам быстрые недели.

Так не жалей, что время с нами круто.

Вираж заложен – и мы на сниженье…

Тридцать шестой… Последние минуты…

И не жалей, что нет продолженья.

Июнь угасал, окропленный дождями.

Июль провожал нас сырыми ночами.

И тихими вздохами волн у причала

Прощалась Гвинея, прощалась, прощалась…

И мгла опускалась усталою птицей…

И мы уходили, чтоб не возвратиться.

По зыбкой волне в потускневшие дали.

И что впереди – мы не знали, не знали…

СИНЕЕ ОКО СУДЬБЫ

Как чисто весеннее небо,

Как ясно

И как глубоко!

И верится в чудную небыль

Так искренне и легко:

Как будто в безоблачной выси,

Дыхание затая,

Судьба твоя оком синим

Любуясь, ведет тебя.

 

СВЕТЛЫЙ МИР «ДА»

Живут два мира – «Да» и «Нет».

У них – свой звук,

У них – свой свет.

В них смысл дилеммы «быть – не быть».

Они для нас – как глас Судьбы.

Один мир – звонкий,

Светлый  — «Да»,

Мир алой розы,

Мир удачи.

Когда, искрясь, пленяет нас

Бездонный омут чудных глаз.

Другой мир – синий, тихий – «Нет».

Холодный свет

И белый снег.

Когда опущены глаза,

Искринкою вот-вот слеза,

И «Нет» становится «Нельзя»…

…Живут два мира,

Оба в нас.

И каждый в свой приходит час.

Двойной спиралью ДНК

Мир «Нет» меняется на «Да».

…Но не дано нам знать – когда

Мир «Нет» уступит место «Да».

 

 

ГЛАЗА

Глаза окон, глаза окон,

Как сладок острый ваш укол.

И, как угасшие костры,

Вы так бываете пусты…

Глаза распахнутых окон –

Волшебный миг,

Чудесный сон:

В глазах распахнутых окон

Лучится Солнце,

И тепло

Струит открытое окно.

И от улыбок

Все светло:

И светлый май –

Венец весны

Акаций цвет,

И соловьи…

Но как недолог этот миг.

Закрылись окна –

Свет поник.

Растаяли

Виденья сна:

Май потускнел,

Ушла весна…

…О как безжалостно пуста

Закрытых окон пустота…

…Глаза распахнутых окон…

Не уходи, о чудный сон.

ПЕСНЬ ДВОИХ

Дождем омытая весна

В тот год к теплу не торопилась.

Весна ждала.

Акация была бела,

Но чуда так и не случилось…

Какая странная весна в тот год была.

Она ждала.

Но соловьиная пора не наступила,

И, кроткая весна,

Весна ушла.

Потом живительным дождем

Весна пришла в начале лета.

Но так недолго было это…

Так песнь, что начата вдвоем,

Вдруг угасает недопетой…

И в веренице быстрых дней

Весна все медленней, все реже.

Все горше расставанье с ней

И все слабей искра надежды.

МОЙ БЕРЕГ СЧАСТЬЯ

У моря много берегов,

Приют дающих в дни ненастья,

Но среди множества –

Один, единственный – твой берег счастья.

Он, может, и не так красив,

Другим во многом уступает

И жемчугами не играет.

Здесь солнце в капельках росы.

Здесь просто все.

И все же, все же:

Когда пора невзгод придет,

Услышишь, будто кто шепнет:

«Пора, тебя твой берег ждет».

И – словно холодок по коже…

И парус полный и ладья твоя.

Стремительна, как прежде.

«Твой берег ждет

Твой берег ждет»-

Поет попутный ветер свежий.

И словно крылья за твоей спиной,

Когда коснешься берега родного.

Не надо, право, ничего другого,

Чтобы вернувшись, стать самим собой.

…У моря много разных берегов,

Но в дни холодного ненастья

Тебя один лишь берег ждет –

Единственный! – твой берег счастья.

 

 

 

 

 

Об авторе: Наталья Тарануха:
Журналист издания "Литературная газета+Курьер культуры Крым-Севастополь". Специальный корреспондент интернет журнала -"Графская пристань". Член клуба любителей истории Балаклавы. Член литературного объединения "Поэтическая гавань".
Другие публикации автора:
Автор: Наталья Тарануха

Оставить свой комментарий