О человеке, благодаря которому мы имеем Крым и Севастополь

           «Ему обязаны мы Черным морем»

                                                                А.С. Пушкин

 Без титанической и целенаправленной работы по всем направлениям светлейшего князя Потемкина Григория Александровича, никогда бы присоединение Крыма к Российской империи не произошло. Благодаря деятельности этого гения Российской империи были основаны многие города юга России (ныне принадлежащие государству Украине) в том числе и Севастополь, город в котором я родился. Именно поэтому, как патриот этого города, я пытаюсь убедить и россиян и украинцев отблагодарить, хотя бы памятью этого великого человека. Человека, которому обязан каждый живущий в Днепропетровске, в Новороссийске, в Херсоне, в Ростове, в Николаеве, в Крыму, в Севастополе, в России и  в Украине.

В подтверждение сделанных мною выводов, хочу привести факты, взятые из документов, достоверность которых я нахожу абсолютной. Передо мной письмо Потемкина Екатерине 11, написанное в декабре 1782 года. (Текст письма сверен с оригиналом). В письме есть такие слова: «Некстате заставлять цесарцев говорить о уступке через пособие Порты нам гавани Ахтиарской, ибо сие наделает больше тамо подозрения, нежели пользы. И мы вящее только подарим прежде всего подозрение. К тому же не надлежит турков вмешивать в дела, Хану принадлежащие, чтобы они и мыслить не могли быть господами в татарском имени». О чем речь? Дело в том, что, несмотря на признание Турцией Крымского ханства независимым государством (одно из условий мирного договора, заключенного в 1774 году в болгарской деревеньке Кучук-Кайнарджи) турки вмешивались в крымские дела под предлогом духовной власти султана над мусульманами. В 1777 -78 году турецкая эскадра находилась в Ахтиарской бухте, оказывая поддержку противникам хана Шагин-Гирея (ставшего последним Крымским ханом, позже согласившимся отречься от ханского престола, уступив требованиям и условиям Потемкина). В разгар мятежа 1782 года хан предложил уступить Ахтиарскую гавань России. Потемкин был против переговоров по этому узкому вопросу, считая необходимым решить главную задачу – присоединить весь Крым к России, а не одну бухту. Таким образом, мы видим, ознакомившись с текстом этого письма, как Потемкин наставляет императрицу в ее позиции в отношении Крыма.

Между прочим, чуть ранее, а точнее 8.10.1782 года Екатерина 11 пишет Потемкину: « Из писем твоих… от 25 и 26 числа я усмотрела твое свидание с Ханом и пустой его страх …….. Что-то хан тебе напишет?» И Шагин-Гирей 18. 10. 1782 года писал Потемкину об успехе генерал-майора Самойлова, вошедшего с войсками в Перекопскую крепость по приказу Потемкина. Толпы мятежников, взбунтовавшихся против пророссийски настроенного хана, разбегались при подходе русских полков. 20. 10 хан хвалил Потемкину прекрасную дисциплину русских войск, которые, продвигаясь по Крыму, не чинят «обид и притеснений его подданным», как ему и обещал Потемкин. Русский дипломатический агент Я.И. Рудзевич доносил Потемкину об успокоении большей части черни и о просьбах защитить их от  гнева хана. « Но Шагин-Гирею – заканчивал он свое донесение от 30. 10. 1782 года – никто бы не повиновался  без русских войск».

Нужно ли говорить, что без присоединения Крыма к России никто не имел бы возможности основывать Севастополь. А для того, чтобы Екатерина подписала манифест о присоединении  Крыма к России, Потемкину нужно было очень постараться, убеждая свою подругу в важности этого мероприятия, необходимого, прежде всего, для обеспечения безопасности и спокойствия народов Россию населяющих. Вот подлинный текст из его письма  Екатерине: «Крым положением своим разрывает наши границы. Нужна ли осторожность с турками по Бугу или со стороны Кубанской – во всех случаях и Крым в руках. Тут ясно видно, для чего хан нынешний туркам неприятен: для того, что он не допустит их через Крым входить к нам, так сказать в сердце. Положите-ка теперь, что Крым наш и что нет уже сей бородавки на носу – тогда вдруг положение границ будет прекрасное: по Бугу турки граничат с нами непосредственно, потому и дело должны иметь с нами прямо сами, а не под именем других.  Всякий шаг их тут виден. Со стороны Кубанской, сверх частных крепостей, снабженных войсками, многочисленное войско Донское всегда тут готово. Доверенность жителей в Новороссийской губернии будет тогда несумнительна, мореплавание по Черному морю свободно, а то извольте рассудить, что  кораблям вашим и выходить трудно, а  входить еще труднее. Еще вдобавок избавимся от трудного содержания крепостей, кои теперь в Крыму на отдаленных пунктах. Всемилоствейшая государыня! Неограниченное мое усердие к вам заставляет меня говорить: презирайте зависть, которая вам препятствовать не в силах. Вы обязаны возвысить славу России. Посмотрим, кого оспорили, кто что приобрел: Франция взяла Корсику. Цесарцы без войны у турок в Молдавии взяли больше, нежели мы. Нет державы в Европе, чтобы не поделили между собой Азии, Африки и Америки. Приобретение Крыма ни усилить, ни обогатить вас не может, а только покой вам доставит. Удар сильный по кому? Туркам: это вас еще больше обязывает. Поверьте, что вы сим приобретением бессмертную славу получите, и такую, какой ни один государь в России не имел. Сия слава проложит дорогу к еще другой и больше славе: с Крымом достанется и господство на Черном море; от вас зависеть будет закрыть ход туркам и кормить их или морить голодом. Хану пожалуйте в Персии что хотите – он будет рад. Вам он Крым принесет нынешнюю зиму, и жители охотно принесут и сами просьбу. Сколько славно приобретение, столько вам будет стыда и укоризны от потомства, при каждых хлопотах скажет: вот она могла, да не хотела или упустила. Если твоя держава кротость, то нужен в России рай. Таврический Херсон! Из тебя истекло к нам благочестие: смотри Екатерина Вторая, паки вносит в тебя кротость христианского правления».

Из приведенного письма видно, как настойчиво Потемкин, путем обстоятельных доводов и даже указанием на суд истории и потомства (т.е. нас с вами), старается добыть согласия императрицы на дело столь полезное для России. Екатерина, хоть и опасалась новой войны с Турцией и негативной реакции Европы, однако, дала нужную отмашку своему другу, (заключив секретный союзный договор с Австрией) который начал действовать более решительно.

К концу декабря 1782 года Екатерина пишет Потемкину: « … Видит Бог, что я тебя люблю и чту яко вернейшего и умнейшего друга. Письмо паши к Хану доказывает весьма твои предсказания к  моменту весьма благоприятному, чтобы многое решить  и для того надлежит начать занятьем Ахтиарской гавани».

24.1.1783 года последовал ордер Потемкина вице адмиралу Ф.А. Клокачеву: собрать все суда и войти в Ахтиарскую гавань. Корабли азовской флотилии вошли в гавань 2 мая 1783 г., где граф де Бальмен уже воздвигал укрепления ( по В. Пикулю Клокачев получил приказ Потемкина в Херсоне, откуда направился в Ахтиар встречать корабли Черноморского флота, что по моему мнению не очень соответствует истине) . Клокачеву Ф.А. установлен в бухте Артиллерийской (ранее Ахтиарской) памятный знак, а на здании штаба ЧФ в его честь  размещена памятная доска. Думаю, севастопольцам будет интересна такая справочка: Клокачев Федот Алексеевич (умер 26 октября  1783 года, в Херсоне, от «гнилой горячки») – вице-адмирал, герой Чесменского сражения, в котором он, в чине капитана 1-го ранга командовал линейным кораблем «Европа». Кавалер Георгия 3-ей степени. С 1778 года контр-адмирал. Старший морской начальник на Черном море. Потемкин высоко оценивал деловые качества и организаторские способности Клокачева Ф.А. о чем свидетельствуют ходатайства Потемкина перед императрицей о наградах для Федота Алексеевича.

Манифест о присоединении Крымского ханства к России был подписан Екатериной 8.04.1783 г. Потемкину было дано разрешение обнародовать манифест по своему усмотрению, чтобы Порта (Турция) и европейские дворы были поставлены перед свершившимся фактом. Потемкин выбрал днем принятия присяги новыми подданными 28 июня – день восшествия Екатерины 11 на престол.

В письме к Потемкину 9.06.1783 года Екатерина 11 пишет « … Не токмо помню часто, но и жалею и часто тужу, что ты там, а не здесь, ибо без тебя я, как без рук». В сентябре 1783 г. признается Потемкину в письме «…Важнейшее предприятие в свете без тебя оборотится ни во что».

А может в Севастополе более верным было бы решение поставить памятник Екатерине 11 и Потемкину, как в Москве Минину и Пожарскому. Кстати, этот памятник создал Иван Петрович Мартос (1754-1835). Тот самый, который был автором нового бронзового памятника  Потемкину Г.А., установленного в центре Херсона, в городском саду в 1836 г., взамен разрушенного в 1798 году по приказу императора Павла 1, сына Екатерины 11.

13. 06.1783 г. Потемкин пишет Екатерине 11: «…. Не описываю о красоте Крыма…, а скажу только, что Ахтиар лутшая  гавань в свете. Петербург, поставленный у Балтики, — северная столица России, средняя – Москва, а Херсон Ахтиарский (позже Севастополь- И.Маркевич) да будет столица полуденная моей Государыни. Пусть посмотрят, который Государь сделал лутчий выбор». Вот так. Потемкин предлагает императрицы Херсон Таврический, то есть Севастополь, считать южной столицей России. Гордитесь, севастопольцы!

27.05.1783 года Потемкин доносил императрице о намерении соорудить в Ахтире  «док для строения кораблей» Так как корабли, построенные в Херсоне, из-за мелководья должны выходить облегченными (без полного вооружения) он приказал морякам искать фарватер (под Херсоном), но уже тогда решил создать в Ахтиарской гавани новую базу Черноморского флота – будущий Севастополь.

29.07. 1783 г. Потемкин пишет Екатерине: «… По отправлению курьера поеду в Ахтиар для положения, как укреплять; и как о сем месте, равно и о всей пограничной системе, представлю свое мнение». В это самое время в Крыму, как и в Херсоне бушует эпидемия чумы. Потемкин мог бы и не ехать в «заразные» места. Но он пренебрегает опасностью и объезжает весь Крым. Он лично выбрал места для постройки укреплений и населенных пунктов. По его представлениям начали интенсивно отстраиваться Севастополь и (несколько позднее) Симферополь, как главный губернский город. Кстати, по заявлению Булгакова Я.И. (посла России  в Турции) именно Потемкина турки считали виновником присоединения Крыма к России. «Вас почитают нашим Верховным визирем» — сказал Потемкину посланник.

Летом 1785 г. Потемкин представил план строительства крепостей и укреплений в Тавриде. «Главная и только одна крепость должна быть Севастополь при гавани того же имени, которой описание и сметы у сего прилагаются», — писал он в августе 1785 года императрице.

В 1787 году Екатерина, наконец, уступила настойчивым просьбам Потемкина посетить южные губернии России. Генерал-губернатору южных областей России удалось продемонстрировать своей императрице и всей Европе, что России есть что защищать и есть чем защищать. В почтовых рассылках в столицу Екатерина неоднократно сообщала об увиденном, подчеркивая лживость слухов, распускаемыми противниками Потемкина о фальшивых городах и селениях, карточной легкой коннице и ненастоящем флоте. Миф о «потемкинских деревнях» родился до путешествия Екатерины на юг и дожил до наших дней.

20 – 21 мая Екатерина 11, переночевав в ханском дворце в Бахчисарае, вручила Потемкину сочиненные за ночь стихи, которые начинались словами: « Лежала я вечер в беседке ханской, в средине бусурман и веры мусульманской….», а закончила их словами, обращенными к Потемкину: «… Хвала тебе, мой друг! Занявши здешний край, ты бдением своим все вяще укрепляй».

8.06.1787 г. императрица с полным правом приказала Сенату «заготовить похвальную грамоту с означением подвигов Генерал-фельдмаршала   Князя Григория Александровича Потемкина в присоединении Тавриды к Империи Российской, в успешном заведении хозяйственной части и населения губернии Екатеринославской, в строении городов и в умножении морских сил на Черном море с прибавлением ему наименования Таврического». Можно отметить и такую деталь: в Екатеринославле (Днепрпетровск) наряду с университетом Потемкин предполагал открыть академию музыкальную или консерваторию. Лишь спустя 80 лет в Петербурге и Москве были открыты первые консерватории в России.

Ответьте на вопрос: зачем Потемкину, годовой доход которого достигал 3 миллионов рублей, надо было мчаться обустраивать Херсон, Николаев, Севастополь, Крым, где пировала чума, унося за день  тысячи  людей?  Во всяком случае, не корысти ради. И славы ему уже было достаточно.

В 1791 г. гения Российской империи Г.А. Потемкина хоронили. По сторонам катафалка, на котором был установлен гроб с телом основателя Севастополя, возвышались две пирамиды. На пирамиде,  стоявшей с правой стороны, виден был герб Потемкина, осененный двумя знаменами великого гетмана: на черной доске изображена была белыми буквами надпись:

«В Бозе почивающий светлейший князь Григорий Александрович Потемкин-Таврический и проч. и проч. Усерднейший сын отечества, присоединитель к Российской империи Крыма, Табани, Кубани, основатель и соорудитель победоносных флотов на южных морях, победитель сил турецких на суше и на море, завоеватель Бессарабии, Очакова, Бендер, Акермана, Кили, Измаила, Анапы, Кючук-Кале, Суннии, Тульчи, Исакчи, острова Березанского, Хаджибея и Паланки, прославивший оружие Российской империи в Европе и Азии, приведший в трепет столицу и потрясший сердце Оттоманской империи победами на морях и положивший основание к преславному миру с оною; основатель и соорудитель многих градов, покровитель науки, художеств и торговли, муж, украшенный всеми доблестями общественными и благочестием. Скончал преславное течение жизни своей в княжестве Молдавском, в 34 верстах от столичного города Ясс, 1791 года, октября в 5-й день, на 52 году от рождения, повергнув в бездну горести не только облагодетельствованных, но и едва ведающих его».

Пусть скажут ныне проживающие в Севастополе, не этому ли человеку, родившегося в 1739 году в сельце Чижеве близ Смоленска, обязаны мы высокой чести жить на берегах Тавриды,  в нашем замечательном городе? У российского писателя – историка Николая Эдуардовича Гейнце (1852-1913 г.) можно прочитать и такие слова: «Потемкин особенно гордился Черноморским флотом и постоянно обращал внимание государыни именно на него. – Я, матушка, — говорил он ей, — прошу воззреть на это место (то есть на Севастополь) как на такое, где слава твоя оригинальная и где ты не делишься ею со своими предшественниками, тут ты не следуешь по стезям другого». Далее Гейнце утверждает: «Это любимое детище Потемкина – Севастополь в самое короткое время сделалось многолюдным приморским городом. Рабочих тысячами вызывали из России. Корабельный лес привозили из Польши, Белоруссии и Воронежа; железо заготовляли на сибирских заводах и препровождали через Таганрог в Севастополь и Херсон».

А вот слова графа А.Ф. Ланжерона, служившего при Потемкине: «Он творил чудеса. Он занял Крым, покорил татар, положил начало городам Херсону, Николаеву, Севастополю, построил везде верфи, основал флот, который разбил турок; он был виновником господства России в Черном море и открыл новые источники богатства для России». «Ему обязаны мы Черным морем». Эти слова принадлежат молодому Пушкину.

В Севастополе установлен памятник Екатерине 11. Вполне логично. Но совершенно несправедливо забыть о действительном основателе Севастополя «Князе Тавриды», как называли в российской империи Потемкина Г.А. Но надо признать, — без любви императрицы, никогда б не был раскрыт гений Потемкина. Не было бы и Екатерины Великой, если б ее не окружали столь великие сподвижники.

Игорь Маркевич. Севастополь.Член СП СССР

 

Другие публикации автора:
Автор: "Графская пристань". Соб. инф.

Оставить свой комментарий