Забытая «Великая война»: причины и цели

(К 100-летию начала Первой мировой войны)

Первая мировая война, которая в европейской историографии называется «Великой» (Grand War), перевернула страницу мировой истории и предопределила геополитические процессы XX века. Она разрушила основы вековой европейской цивилизации, сформировавшейся на принципах гуманизма и просвещения, и создала предпосылки для формирования тоталитарных политических режимов. Особую роль эта война сыграла в истории России.

Однако в советской историографии она трактовалась не иначе, как «империалистическая», то есть относящаяся к «эпохе царского самодержавия», а потому, за «давностью лет»  была забыта. Между тем сейчас совершенно ясно, что, во-первых, Первая мировая война со стороны Германии носила, прежде всего, антироссийскую направленность; во-вторых, Русская революция 1917 года была вызвана именно обстоятельствами войны и теми политическими силами, которые преследовали цели дезинтеграции России; в-третьих, Вторая мировая война явилась закономерным продолжением «незавершенной» Первой мировой войны, в которой фашистская Германия стремилась к осуществлению тех же целей по отношению к Советской России.

В силу этих и других факторов интерес к Первой мировой войне резко возрос не только в связи со 100-летием её начала, но в большей степени по причине поразительной аналогии с современной международной обстановкой.

Итак, каковы были действительные причины и цели Первой мировой войны?

Сегодня они вполне очевидны.

Прежде всего, это – Россия, которая в начале XX века (после поражения в русско-японской войне) начала резко сближаться с ведущими странами Западной Европы (Германией, Англией, Францией) и быстро набирать обороты своего экономического развития. За двадцать с небольшим лет (1892-1914 гг.) в России фактически произошла индустриальная революция. К 1913 году Россия стала четвёртой индустриальной державой мира и шестой торговой страной. Была создана современная финансовая структура и заложены основы демократической государственной системы. Непосредственными следствиями феноменального экономического прогресса России стали быстрый демографический рост (160 млн. человек) и  эффективное укрепление военной мощи. Однако «ахиллесовой пятой» страны оставались архаичный режим «самодержавия» и чрезвычайно низкий образовательный уровень народа (30%). Россия не имела своего «среднего класса», который в передовых европейских странах уже составлял политическую основу общества.

Вторым  фактором, всё более определяющим международную ситуацию в Европе, стала Германия, которая, после объединения её Бисмарком (при значительной поддержке России), движимая национальными амбициями  устремилась к континентальному лидерству. И на этом пути главным соперником германское правительство рассматривало Францию. Однако основное направление укрепления своего экономического и военного могущества Германия видела на Востоке, за счёт России с её неисчерпаемыми ресурсами. В Германии открыто пропагандировались русофобские идеи, немцы называли русских не иначе как «китайцами Запада».

Эта ситуация расколола Европу на два лагеря. И это был третий фактор. Ни Франция, ни Англия не намерены были уступать Германии Россию, то есть сдавать свои экономические позиции и перспективы в этой стране. К 1914 г. девять десятых угольной промышленности, вся нефтяная промышленность, 40% металлургической промышленности, половина химической промышленности, 28% текстильной промышленности России принадлежали иностранцам. Как следствие Россия превратилась в самого большого в мире должника.

Исходя из своих национальных претензий, Германия устремилась на Балканский полуостров, рассчитывая на поддержку Австро-Венгрии и на сближение с Турцией, прекрасно понимая, что вторгается в сферу геополитических интересов России. Впервые за многовековую историю немецко-российских отношений Германия пошла на прямую конфронтацию. Германское правительство официально провозгласило антиславянскую внешнеполитическую доктрину: «большие территории, которые прежде были под германским влиянием, ныне снова подчиняются славянской власти… Вопрос германского или славянского превосходства будет решен мечом».

Австро-Венгерская аннексия Боснии и Герцеговины, осуществлённая в 1908 году при поддержке Германии и угрожавшая интересам Сербии, за которой стояла Россия, явилась дипломатическим унижением Николая II. Австрийский император  был обязан России возвращением престола, после подавления ею венгерского восстания в 1848 году, за что он расплатился неблагодарностью — враждебным «нейтралитетом» во время «Восточной» («Крымской») войны России против объединенных европейских стран в 1853-1855 годах.

После этого сближение России с Германией стало невозможным.

В 1912 году император Вильгельм II записал: «Германские народы (Австрия, Германия) будут вести неминуемую войну против славян (русских) и их латинских (галльских) помощников, при этом англосаксы будут на стороне славян. Причины: жалкая зависть, боязнь обретаемого нами могущества«.

В то же время начальник германского Генерального штаба фон Мольтке выражал беспокойство по поводу того, что Россия по своей экономической моще после 1917 года станет «непреодолимой».

Германия по многим экономическим показателям все больше превосходила Россию, Францию и Англию вместе взятые и становилась мощнейшим европейским государством.  Это вынуждало эти страны искать объединения с целью  воспрепятствовать германскому доминированию в Европе.  Россия стремилась на сближение с Западной Европой из соображения безопасности. С.Ю. Витте, будучи главой правительства, выступал за концентрацию сил на европеизации России, на сокращении индустриально-культурного барьера между Востоком и Западом как историческом приоритете страны. Министр иностранных дел С.Д. Сазонов был активнейшим сторонником сближения России с Англией и Францией с целью противостояния экспансии Германии, которая в таком случае не решится развязать войну в Европе.

Франция, которая не могла согласиться с отторжением от неё Эльзаса и Лотарингии, была крайне заинтересована в союзе с Россией. Инициатором этого союза был министр иностранных дел Р. Пуанкаре, ставший вскоре Президентом Франции и заключивший с Англией «Договор сердечного согласия» («Антант кордиаль»). Благодаря большим французским займам в России  строились стратегические железные дороги, которые сыграли большую роль в последующей войне. Россия же рассчитывала с помощью стран «Антанты», и, прежде всего, Англии, добиться от Оттоманской империи свободного прохода русских судов через турецкие проливы в Средиземное море и укрепления своих военно-морских позиций на Балтике. Эти намерения получили поддержку в Лондоне. В июне 1908 года состоялась личная встреча британского короля Эдуарда VII с российским императором Николаем II  на рейде Равеля (Таллинна).  

Между тем целью Германии, провозглашенной официально, стала доктрина «Миттальойропа» (по названию книги Ф. Науманна),  которая обосновывала германскую гегемонию в Европе на основе таможенного союза между Германией и Австро-Венгрией с целью ослабления влияния Франции и России и включения остальных европейских государств  в зону своего экономического господства. Для решения этих задач был создан Общегерманский союз. Но достичь этих целей можно было только силой: уничтожение Франции как великой державы, вытеснение Англии с континента и изгнание России из Европы путем отторжения от неё «неславянских» территорий. Поэтому, по мнению графа Мирбаха, нужно было Россию  «расчленить» и отбросить её далеко на Восток, где она неизбежно столкнулась бы с интересами Великобритании.

Немецкие «левые» социал-демократы с началом войны объявила Германию лидером «мировой революции против плутократического Запада». В октябре 1914 г. 93 немецких литераторов, ученых и священников выпустили «Манифест цивилизованному миру»: «Мы будем вести эту борьбу до самого конца как цивилизованная нация, следующая традициям Гёте, Бетховена и Канта«.

К началу 1914 года  Россия проявила озабоченность за судьбу своей союзницы Сербии в связи с германской попыткой проникновения на Балканы через посредство Турции. Это означало приобретение Германией контроля над проливами, обеспечивающими выход России в Средиземное море, что привело бы к потере  её  влияния на Балканах, в чём была заинтересована Австро-Венгрия.

Но при этом Николай II  был убеждён в том, что «Германия никогда не осмелится напасть на объединенную Россию, Францию и Британию, иначе как совершенно потеряв рассудок».

После убийства в Сараево эрцгерцога Фердинанда (как протеста против австрийской аннексии Боснии и Герцеговины), 23 июля был выдвинут унизительный ультиматум Сербии, который она была вынуждена принять. И всё-таки 26 июля Австро-Венгрия объявила ей войну. При этом император Франс-Иосиф прекрасно понимал, что бросает личный вызов российскому императору.  И сделать это он мог лишь, заручившись поддержкой Германии, которая моментально отреагировала угрожающей нотой России на объявление ею военной мобилизации.

Поразительная синхронность этих событий убедительно наводит на мысль о  спланированной германской провокации.

Министр иностранных дел Сазонов тогда сказал Николаю   II: «Или мы должны вынуть меч из ножен, чтобы защитить наши жизненные интересы… или мы покроем себя вечным позором, отвернувшись от битвы, предоставив себя на милость Германии и Австрии».

В России царский приказ о мобилизации был встречен с энтузиазмом армией и интеллигенцией. Почти все политические партии, включая социалистов, в Государственной Думе выразили поддержку российскому императору в освобождении всех «славянских народов» от германского «засилья».

В Германии печать обвиняла Россию в развязывании войны «ради Сербии». Генерал фон Мольтке тогда заявил: «В этой войне речь идет о сохранении германской цивилизации и ее принципов против нецивилизованного славянства».

Англичане до последнего пытались предотвратить конфликт между Россией и Австрией и втягивание в него других европейских стран. Но Германия уже приняла решение о войне. Обращение Николая II к Вильгельму с просьбой «во имя нашей старой дружбы остановить ваших союзников, чтобы они не зашли слишком далеко», кайзер счёл «признанием его собственной слабости». 30 июля Германия потребовала от России отказа от мобилизации русской армии в течение 24 часов. Ровно через сутки Германия объявила войну России. При этом немецкое военное командование прекрасно знало о том, что принятая программа перевооружения русской армии будет выполнена только к 1918 году.

Уинстон Черчилль тогда записал: «Мир сошел с ума, мы должны бороться за себя и своих друзей». Однако большинство министров британского правительства выступили против вмешательства Англии в военный конфликт. А Франция, напротив, отвергнув ультиматум Германии о «нейтралитете», начала всеобщую мобилизацию. 3 августа Германия объявила войну Франции и ультиматум Бельгии (как повод для вторжения на её территорию немецких войск).

Итак, как пишет современный российский историк А.И. Уткин в своей книге «Первая мировая война»: «Не 7 ноября 1917 г., а 1 августа 1914 г. — шаг в войну с центральной Европой стал началом новой эпохи для России…»

Война прервала реформирование русской армии и обороной промышленности. В России отсутствовало грамотное планирование экономики в целях удовлетворения потребностей воюющей страны. В первые же дни войны обнаружилась основная слабость русской армии — низкая грамотность солдатской массы и отсталость военного образования офицерского состава, срочно формирующегося из крестьянской и разночинной среды. Поражение (фактически уничтожение) двух русских армий в августе 1914 года в Восточной Пруссии явилось «холодным душем» для российских патриотов. Уже в начале войны Россия потеряла свою военную элиту.

После нескольких удачных и неудачных наступательных операций  немецких и союзных войск на Западном фронте, которые привели к огромным человеческим потерям, воюющие стороны перешли к оборонительной «окопной войне». Тогда, добившись определенных (тоже дорогостоявших) успехов на Восточном фронте, Германия сделала ставку на раскол союзнической коалиции («Антанты») и вывод России из войны, опираясь на прогерманские круги в высшем руководстве страны. В то же время были открыто объявлены планы поддержки национального сепаратизма в России на основе права «наций на самоопределение» и освобождения народов России от «имперской деспотии». «В случае благоприятного для нас завершения войны создание нескольких буферных государств между Россией, с одной стороны, Германией и Австро-Венгрией — с другой желательно как средство ослабления давления русского колосса на Западную Европу и для отбрасывания России на восток настолько, насколько это возможно».

В Прибалтике с целью лишить Россию выходов в Балтийское море Германия делала ставку на остзейских немцев, координация подрывной деятельности которых была возложена на немецких дипломатов в скандинавских странах, в частности на немецкого посла  в Дании, в том числе и распределение выделенных на это миллионов немецких марок.

И всё-таки главной целью для Германии являлась Украина, для отторжения которой привлекались украинские националистические и революционные силы, которыми  руководили из Румынии и Львова, где была создана «Лига освобождения Украины», финансируемая немцами. Министерство иностранных дел Германии открыто направило своим послам инструкцию: «Очень важна реализация революции не только в Польше, но и на Украине». Создание независимого украинского государства официально было объявлено с самого начала войны. Австрийский канцлер Берхтольд заявил 17 октября 1914 г.: «Наша главная цель в этой войне — ослабление России на долгие времена, и с этой целью мы должны приветствовать создание независимого украинского государства«. В немецких лагерях военнопленных стали отбирать украинцев, а также грузин и финнов и переводить их на «особое положение».

В то же время германское дипломатическое представительство было сориентировано на подрывную работу против «русского деспотизма» на Кавказе, центром которой стал Тегеран. Здесь главная ставка делалась на националистов Грузии, которым была обещано немедленное признание независимости от России. Обсуждались планы создания «Кавказской федерации» под германо-турецким протекторатом. На территории Турции был создан «Грузинский легион» под немецким командованием.

В Германии даже существовал «Комитет освобождения евреев России».

Таким образом, Германия решила сокрушить Россию путём социальной революции и национального раскола.

В то время английский философ Арнольд Тойнби считал, что «единство Российской империи соответствует интересам почти всех национальностей, составляющих ее«. И указывал на главную угрозу этого единства: «Малороссийский элемент образует почти треть всей расы, и, если он будет оторван от основной массы и создаст собственную орбиту притяжения, это в критической степени ослабит всю систему…»

Именно Германия была заинтересована в революционном перевороте в России как средстве выведения её из войны и сохранения над ней немецкого контроля. Поэтому отречение российского царя немцы восприняли эйфорически. Однако с «Временным правительством», созданном в ходе Русской  революции в феврале 1917 года, немцам договориться не удалось. Все руководители этого правительства, от П.Н. Милюкова до А.Ф. Керенского, непреклонно стояли  за «неделимую» Россию и за верность её союзникам, поддержавшим Русскую революцию. Хотя Керенский, зная катастрофическое положение русской армии к лету 1917 года, был готов, с согласия союзников, подписать с Германией «мир без аннексий и контрибуций».

Ещё 29 марта  глава германского правительства предлагал рейхстагу взять на себя обязательства в случае заключения мира с Временным правительством России не вмешиваться в её внутренние дела, отказаться от восстановления монархии и заключить мир, на условиях, не унижающих достоинство русской армии. Однако в то же время Генеральный штаб  Людендорфа выпустил брошюру «Будущее Германии» с картой российской территории, пригодной для немецкой колонизации. Генерал Людендорф выдвинул конкретные требования к России для заключения мира: независимость Польши, Финляндии, освобождение русскими войсками территории Прибалтики и Молдавии, Восточной Галиции и Армении. Кайзер Вильгельм тогда заявил «Если ожидаемая дезинтеграция России не даст искомых результатов, их следует достичь с помощью оружия».

Но, после свержения Временного правительства в результате «октябрьского переворота» (В.И.Ленин) в Петрограде и последующего за этим подписания большевистским правительством сепаратного Брест-Литовского «мира», Германия получила всё, чего она добивалась от России, развязав мировую войну.

24 декабря Украина провозгласила первый «Универсал» о «самоопределении». Представители Верховной рады сразу же были приглашены в Брест-Литовск, где они попытались заключить свой «мир» с Германией. За оказанную украинскому правительству «услугу» немцы потребовали полного контроля над тяжелой промышленностью и зерновыми ресурсами.

Фельдмаршал Гинденбург 7 января 1918 года обратился к кайзеру с письмом: «Если Россия возродится, нашим потомкам, вероятно, придется сражаться во второй Пунической войне против второй англо-русской коалиции; таким образом, чем дальше на восток мы сейчас ее отбросим, тем лучше для нас».  9 февраля на переговорах в Брест-Литовске генерал Гофман потребовал от большевистского правительства передать Германии территорию Украину и побережье Черного моря. Тогда он заявил: «Вся Россия – это груда червей». 

Финляндия провозгласила свою независимость 6 декабря 1917 года и 4 января 1918 года Ленин во время встречи с финским президентом согласился с этим решением. Германия немедленно признала независимость Финляндии, так же как и её притязания на Карелию.  Финляндия сразу же перешла в сферу интересов немецкого капитала. «Финляндия образует самое северное звено в цепи государств, образующих в Европе вал против Востока«, — заявили финские представители Людендорфу, предложив немецкому генералу нанести удар по Петрограду с финской территории.

«Брест-Литовский мир» был подписан 3 марта второстепенными лицами с обеих сторон. Россия потеряла два миллиона квадратных километра своей территории, включавшую Белоруссию, Украину, Польшу, Прибалтику, Финляндию, Бессарабию (более 62 миллионов своего населения), на которой размещались 9 тысяч заводов, треть пахотных земель, 73% запасов железной руды. Большевистское правительство обязалось демобилизовать Черноморский и Балтийский флота, ему был оставлен только Кронштадт. В Германию возвращались 6300 военнопленных. Россия поставила Германии в счёт репараций 800 локомотивов, 8 тысяч железнодорожных вагонов с ценнейшим грузом, а также 2600 пушек, 5 тысяч пулеметов, 2 миллиона артиллерийских снарядов, ружья, самолеты, грузовики и  другое военное снаряжение, полученное в последние месяцы от США, Англии и Франции.

Такова была цена подписания «мира без аннексий и контрибуций», на провозглашении которого большевики пришли к власти. В.И. Ленин сознательно заплатил эту цену  во имя «Германской революции», которая для него была «важнее нашей», как начало  воплощения идеи «Мировой революции».

Кайзер Вильгельм, открывая бутылку шампанского, торжественно объявил Брест-Литовский мир «одним из величайших триумфов мировой истории, значение которого в полной мере оценят лишь наши внуки«. Тогда он заявил: «Обязанностью Германии является играть роль полицейского на Украине, в Ливонии, Эстонии, Литве и Финляндии«.

Немецкие войска вступили на территорию Финляндии и совместно с финской армией под командованием царского генерала Маннергейма разгромили части Красной армии в середине мая.    9 октября финский парламент избрал королем Фридриха-Карла Гессенского, родственника германского кайзера.

Без сопротивления немецкие войска продвигались вглубь Украины и, захватив Ростов-на-Дону и Таганрог, вошли в Крым, отрезав Россию от Черного моря и от Кавказа. 11 марта немецкие войска захватили Одессу и Николаев, в котором в их распоряжении оказались корабельные доки. Намерения Украины включить Крым и города Северного Причерноморья в свой состав были немцами отвергнуты. Германский военный министр заявил, что следует «отрезать Украину от Центра, привязать к Германии ту часть старой России, которая экономически более значительна и важна в деле снабжения Германии сырьевыми материалами».

В Киеве было создано марионеточное правительство, которое функционировало под наблюдением  фельдмаршала фон Эйхгорна и генерала Тренера, опиравшихся на восемнадцать немецких дивизий. Верховная Рада Украины поставила задачу «мирного проникновения» германских сил в управление страны. После подписания 25 апреля в Киеве германо-украинского договора Верховная Рада, окруженная немецкими войсками, провозгласила гетманом Украины бывшего царского генерала Скоропадского и заявила: «теперь Украина прямо и непосредственно связана с Европой».

Россия в это время переживала самый трудный период потерь. В апреле и мае о своей независимости заявили Грузия, Азербайджан и Армения. Это парад «независимости» был поддержан Германией. Генерал Людендорф тогда заявил: «Если Грузия станет нашей выдвинутой вперед базой, появится надежда на умиротворение всей кавказской территории и у нас возникнет возможность вывоза оттуда сырьевых материалов, в которых мы так сильно нуждаемся«. 12 июня немецкие войска вошли в Тбилиси.

Российский историк А.И. Уткин писал: «На месте величайшей державы мира лежало лоскутное одеяло государств, краев и автономий, теряющих связи между собой. Центральная власть распространялась, по существу, лишь на две столицы. Уже треть европейской части страны оккупировали немцы — Прибалтика, Белоруссия, Украина. …Великая страна пала ниц. Падение не могло быть более грубым, унизительным, мучительным».

Россия впервые за свою Новую историю (500 лет) перестала быть субъектом международного права, лишилась всех своих союзников и погрузилась «во тьму».

27 августа 1918 года в Берлине представителями большевистского правительства были подписаны дополнительные к Брест-Литовскому миру соглашения, по которым Россия обязалась воевать вместе с немецкими и финскими войсками против войск Антанты на севере и юге страны, передать оставшиеся суда Черноморского флота и контроль над Черноморскими портами, отказывалась от Ливонии и Эстонии, признавала независимость Грузии и должна была выплатить Германии 6 миллиардов марок золотом. Этих условий Германия не могла бы добиться даже при полном разгроме России.

Кайзер Вильгельм заявил: «Мир с Россией может поддерживаться лишь страхом перед нами. Славяне всегда будут ненавидеть нас и всегда будут оставаться нашими врагами!»

Советская Россия избежала полной германизации лишь благодаря изменению в августе положения Германии на Западном фронте, укрепленном американской армией (31 свежие дивизии) и неисчерпаемыми ресурсами США. Тогда соотношение сил изменилось в пользу антигерманской коалиции. К этому времени Германия уже исчерпала свои людские и экономические ресурсы для ведения войны. Серьёзный социально-экономический кризис вызвал «ноябрьскую революцию».

Накануне 14 июля 1918 года американский посол Френсис обратился к русскому народу:»Мы никогда не согласимся на то, чтобы Россия превратилась в германскую провинцию; мы не будем безучастно наблюдать, как немцы эксплуатируют русский народ, как они будут стремиться обратить к своей выгоде огромные ресурсы России«.

11 ноября 1918 года в Компьенском лесу в штабном вагоне французского главнокомандующего Фоша немецкая делегация подписала перемирие. Так закончилась первая Мировая война. На пути Германии к господству в Европе встали Россия, Франция, Англия и затем США. Советская Россия была обязана своим спасением от распада стойкости французов, решимости англичан и предприимчивости американцев, вынудивших немцев к миру.  Западные страны заявили о прекращении Брест-Литовского мирного договора и об освобождении немецкими войсками занятых территорий европейских стран и России.

За время войны Россия разрушила свою государственность и  потеряла 817 тысяч квадратных километра и 28 млн. населения. Война и революция отбросили Россию на несколько десятилетий назад. В результате Советская Россия выбрала свой собственный путь развития  в стороне от мирового прогресса.

Тем не менее, Уинстон Черчилль тогда записал: «Россия является решающим фактором в мировой истории настоящего времени… Россия, как и все великие нации, неистребима. …Вы можете оставить Россию, но Россия не оставит вас. Нельзя переделать мир без участия России«.

28 июня 1919 года был подписан «Версальский» мирный договор между Германией и союзными державами (27 стран за исключением России). Первая мировая война была закончена. Она уничтожила три империи, разрушила европейские гуманистические иллюзии, положила начало  социальным революциям  XX века, зарождению национализма и мировоззренческой нетерпимости.  В ней не оказалось победителей, Германия осталась непобежденной. И это было серьёзной ошибкой западных союзников «Антанты».

«Не может быть так, чтобы два миллиона немцев погибли зря… Мы требуем мщения», — скажет через полтора десятка лет Гитлер.

Тем самым была предопределена Вторая Мировая война…

 

сайт Кораллового Клуба

Об авторе: Михаил Семенович Колесов:
Публицист. Член Союза писателей России и Содружества русских, украинских и белорусских писателей. Профессор СевНТУ. Доктор философских наук.
Другие публикации автора:
Автор: Михаил Семенович Колесов

Один отклик

  1. А почему ни единого слова о месте и роли Крыма в ПМВ?

Оставить свой комментарий