Глава 4. «Я остаюсь с Вами»

Помните, что Отечество земное с его Церковью есть преддверие Отечества небесного, потому любите его горячо и будьте готовы душу свою за него положить… Св. праведный о. Иоанн Кронштадский

После распада СССР, 90-е годы XX века стали эпохой безвременья, роста организованной преступности, колебания общества на грани самоубийственного конфликта. Появились сотни сект, люди в поисках истины и спасения оказались брошены властью на их растерзание. И только церковь последовательно стояла на православных основах, как фундаменте будущего государства. Это было жёсткое противостояние.

Не всё ладно оказалось и в церковных отношениях. На Украине зрел раскол, начались силовые захваты католиками православных храмов московского патриархата на Западной Украине. Делалось это с помощью боевиков УНСО. Акции цинично обыгрывались некоторыми украинскими политиками из противоположных лагерей противостояния. В недрах киевских кабинетов появится программа украинизации Севастополя (составленная только для этого города). Люди погружались не в мир духовный, но мир вещественный, смертный, развращающий и губительный для них.

«Мы утеряли духовную наполненность жизни. Мы поддались на приманку миражей материального благополучия, забыв пророческие слова о том, что дух животворит, плоть не пользует нимало…», - говорил в те годы Иоанн Высокопреосвященный митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский. Церковь же в целом ни в коем случае не должна вовлекаться в сегодняшние политические противоборства, интриги и борьбу за власть. Она выше этого. Официальная позиция Русской Церкви в политических вопросах заключается в том, что… такой позиции у неё нет. И это мудрое, взвешенное и в нынешних условиях единственно возможное решение.

Церковь есть хранилище истин, драгоценный ковчег, содержащий в себе учение о Боге, мире, человеке… Она Самим Господом призвана к тому, чтобы свидетельствовать миру об этих истинах, вразумляя произволяющих и обличая злонамеренных».

В богохранимом, любимом архимандритом граде Севастополе неспокойно. Шёл часто не цивилизованный раздел советского наследства. Как-то сразу, вчера ещё высокоморальные советские граждане, носившие в карманах комсомольские и партийные билеты, оказались в преступных группировках, вцепились в горло ближнего ради денег и власти. Средства массовой информации тренировались в преподнесении читателю и зрителю различных форм телесных удовольствий. Для этого мира материальная оболочка, будучи смертной, стала выше духовной.

Батюшке предложено стать духовным отцом Христианско-либеральной партии Крыма. Журналисты назовут её «партией расстрелянных». Он отказался. Пригласили в состав учредителей Церковного банка известного в 90-х годах севастопольского предпринимателя Сергея Кондратевского. Снова отказ. Архимандрит делал всё возможное, чтобы абстрагироваться от безбожного мира расчёта и цинизма. Он стремился защитить от него братию и, по мере возможности, прихожан. Но стоит Богу построить часовню, как Дьявол спешит рядом соорудить храм. Искушение мирскими соблазнами вело в ад.

«… истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное; и ещё говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие. (От Матфея: 19:23,24).

Батюшка, молясь о людях, разделял боль паствы, её тяготы и скорби. Он сильно изменился, стал молчаливым и задумчивым. Что-то тяготило его. Горевал, что случится с братией… когда его не станет. Относился к ним как к детям малым и заботился, словно отец родной. Если те заслуживали выговор, делал его так, чтобы никто обижен не был, а пуще того, оскорблён. Жалел заблудших и слабых духом, не способных жить в жестоком мире за пределами храма. Были, кто использовал данное качество батюшки в своих целях. Стремительно поднимаясь по иерархическим ступеням, никогда не возносился над братией. Знал, что монастырь — это, прежде всего, школа любви к ближнему не зависимо от сана и тяжек сей крест. С недоверием относился к священнослужителям, которые совмещали службу Богу с мирскими соблазнами. И, прежде всего, соблазнами властью и деньгами! «Для него близкими друзьями были те, - говорила одна из прихожанок, — кто верил Богу не устами, но всяким добрым делом; послушанием и смирением, без зла и лицемерия несли свою жертву Богу». Порою жёсток был в нравоучениях, но последователен. Мог повысить голос, но и тут же понизить его…

Митрополит Иоанн писал: «… Слов нет, всяческого сожаления и обличения достойны те, кто видит в материальном преуспеянии (пусть даже церковном) самоцель. Нельзя одновременно работать Богу и мамоне – сребролюбие есть «начало всех зол», учит нас Слово Божие. И новоявленные богатеи, претендующие на особое место и роль в приходской жизни, — явление нетерпимое и безобразное» .

Чем ближе кончина, тем более в батюшке отмечалась способность к предвидению и проповеди. Говорил вещи, которые вызывали улыбку при жизни, а через годы удивление и страх. Например, ничего не ведавшему А.В. Бычкову в пределах Инкерманского монастыря неожиданно молвил, что, построив храм, тот будет спасён Всевышним. Пройдёт около 10 лет и Александр Викторович станет старостой строящегося храма Св. Николая в Камышовой бухте, крупнейшего в новейшей истории Севастополя. Ему он отдаст значительную толику сил. Способность предвидеть появилось не на пустом месте. Это дар Божий, чтобы отец Августин мог выполнить поставленную перед ним задачу. И получен он после того, как тот был избран Господом, совершить короткий, но невероятно яркий путь и остаться в сердцах благодарных потомков.

В последние годы жизни стал не только провидцем, но ходатаем перед Господом и Тот слышал его голос. Актриса В.П. Попова в интервью для старейшего журналиста газеты «Слава Севастополя» А. Калько с удивлением говорила: «После обширного инсульта тяжело умирал мой восьмидесятилетний отец. Я вызвала «скорую помощь». Приехавший врач был предельно откровенен: «мужайтесь, ему осталось не более часа жизни! Ничем помочь не можем». Но агония длилась и день, и два, и пять. В слезах решилась, наконец, поздно вечером позвонить в Балаклаву отцу Августину: «Помоги!».

Не прошло и часа после этого звонка, как отец на мгновение очнулся. Из его просветлённых глаз скатилось по слезе, и он отошёл в вечность. Тут же позвонил отец Августин. Голос его был предельно усталый. «Я, – сказал он, — отмаливал, отпускал его грехи. Извини, приехать не могу, сил нет. Прими соболезнования!».

С весны 1996 года трудился на новом поприще – обустраивал Ново-Спасский скит в районе Мангупа (с. Терновка (быв. Шули) под Бахчисараем). Вместе с единомышленниками бродил по лесу Терновского лесничества, разыскивая останки скита. Их глазам предстал неприглядный, заросший бурьяном земляной вал. Сложилось мнение — обнаружен захороненный храм. А проще говоря, там ничего не было вовсе.

В течение лета шли строительные работы. Не скрывал, что стремится к скорейшему возвращению скита. Всё запущено. «Здесь даже высеченных в скале пещер не было: только фундамент храма вровень с землёй, да родник с дивного вкуса водой», — вспоминал свидетель событий. Планировали до зимы выстроить братский корпус. С помощью отца Бориса устроен храм Св. прп. Мученика Евстратия Киево-Печерского в с. Терновка. Летом 1996 года в скиту освящён престол во имя Св. прп. Кассиана Угличского Чудотворца. Архимандрит любил скит и в последний год жизни уделял ему повышенное внимание. Несмотря на сопротивление чиновников и волокиту, упорно шёл к цели.

Этим же летом батюшка спешит в село Оборонное к святому источнику Иоанна Предтечи и Крестителя Господня. С помощью прихожан приступил к его восстановлению и облагораживанию. В день памяти Святого совершил молебен с освящением вод источника. На нём присутствовали прихожане. Красивый голос батюшки струился над головами людей проникновенно, уверенно, дивно. Приехав в очередной раз к источнику провозгласил, что пора думать о восстановлении церкви Св. великомученицы Марины и указал место, где она находилась. Территория оказалось застроена. И тогда, поднявшись выше по источнику он остановился, осмотрелся и сказал «Вот на этом месте мы построим церковь Св великомученицы Марины. Смотрите, как оно хорошо просматривается с дороги. Готовьтесь». Оповестил всех о примерном плане мероприятий, благословив прихожан на богоугодное дело.

Тогда пожертвования на возрождённый храм Двенадцати Апостолов шли во благо восстановления православных обителей. Сама церковь в Балаклаве стала своеобразным центром объединяющим их. Невидимые духовные нити тянулись от него к монастырям. Но это не устраивало батюшку. Ему казалось, что медленно свершается дело. И вновь он стучится в высокие кабинеты, даже если они глухи к его зову…

Это был один из последних подвигов архимандрита Августина.

«Но как стал спешить архимандрит Августин!». На подаренном обители ЛУАЗИКе (от иностранных машин принципиально отказывался) стремительно перемещался между реставрационными или строительными площадками обителей. Бывало, что за день не раз посещал их. Иногда прихожане или гости вынуждены были дожидаться батюшку, но не роптали. Знали, ведали, сколь велико его бремя служения Господу и людям. Вот и с родственниками стал видеться редко. Последний раз братья встретились в Симферополе. А.Ю. Лебедев, заметив микроавтобус архимандрита, подошёл к нему и приветствовал батюшку, пожелав ему «многие лета». Неожиданно в ответ прозвучало: «не многие лета, а со святыми упокой».

Александр Юрьевич почувствовал мимолётную дрожь…

«Не оставлю вас сиротами; приду к вам. Ещё немного, и мир уже не увидит Меня; а вы увидите Меня, ибо Я живу, и вы будете жить. В тот день узнаете вы, что Я в Отце Моём, и вы во Мне, и Я в вас…» (От Иоанна: 14:18-20).

И снова стремительный, изматывающий бег.

Сообщили, что Управлением земельных ресурсов подготовлен Акт о землеотводе для Георгиевского монастыря. Батюшка бросает всё, и не соглашается с маленькой победой. «Какое торжество?», выслушав решение начальника организации о торжественном вручении документа церкви. Он едет в Управление брать документацию, срочно на обитель идут машины с кирпичом, песком, цементом, досками. За несколько лет при активном участии батюшки Севастополю возвращено только храмов в числе восьми: Святых Двенадцати Апостолов в Балаклаве, Святого Андрей Первозванного (Инкерманский монастырь), Святого священномученика Климента (Инкерманский монастырь), церковь Св. Троицы (Инкерманский монастырь) и Святого Мартина Исповедника (Инкерманский монастырь), Рождества Христова (Георгиевский монастырь), Святых равноапостольных Царей Константина и Елены (с. Флотское), Святого Преподобного мученика Евстратия (с. Терновка).

Кроме восстановления обителей за руку привёл он к Богу души человеческие и судьбы. Священниками при наместничестве батюшки стали иереи Ярослав и Василий. Пострижены в монахи иеромонахи: Аристарх, Агапит, Борис, Авель, Косма, Василид, Диоскор, Апполинарий, Лавр, Авраамий, Климент, иеродиакон Стефан. Послушник Владислав готовился к постригу. А кто сочтёт вылеченные от скорбей души, возвращённую Веру людей, шедших к батюшке почти семь лет его служения Господу?..

«Я в них и Ты во Мне; да будут совершены воедино, и да познает мир, что ты послал Меня и возлюбил их, как возлюбил Меня» (От Иоанна: 17:23).

Он хотел, чтобы его похоронили в скиту. При жизни думал о вечном упокоении в нём, ибо ведал – скоро придёт оно. Батюшке угрожали. В разговоре с одной из прихожанок проговорился, что его «обложили со всех сторон». Опасался усиления раскольников русского православия филаретовцев. Говорил, что соберёт тогда братию, и уедет в Россию или с сумой пойдёт по миру, вспоминал один из современников (А.В. Бычков). Сетовал, что молитвы общие с ними, святые общие и иконы, как народ разберётся, кто действительно служит Богу, а не мирской власти и суете? Кто служит украинскому национализму, ведущему к расколу славянских народов и самоуничтожению!

Помнил слова духовного наставника старца Кирилла: «самое главное — надо любовь хранить. Не нужно никакой вражды, никаких расколов учинять. Враг боится мира. Вражда — самое испытанное его средство».

Украинская политика начала 90-х годов прошлого столетия начинала активное вмешательство в жизнь единой Православной церкви. Она готовила раскол, а с приходом на пост президента Виктора Ющенко активизировала его с помощью мирской власти. «Я не для того пришёл в церковь из мира, чтобы заниматься подковёрными играми», — резко обрывал любые фантазии на данную тему архимандрит. Всё чаще говорил о стремлении уйти в скит молиться Богу, заниматься сельским хозяйством.

«Лишь в тишине уединения может душа выдать тайны свои…», - как-то заметила английская писательница Э. Баркер.

Он пришёл к классическому пониманию данной фразы.

«Тот монах, кто смотрит на спасение ближнего, как на собственное». Истина имеет древние корни. Она стала символом многих служителей Господа. Монах: означает «одинокий». В первой половине 90-х годов XX века он оказался первым.

«Знаю я послушническое иго, знаю болезненность отсечения воли, но опять ведаю и сладость такой жизни; по отсечении воли путь лёгок, и спасение удобно; стоит только отсечь волю, и явится покойная и блаженная жизнь», - говорил Преподобный Фёдор Студит.

Примерно за неделю до гибели в ходе очередного посещения церкви Двенадцати Апостолов произошёл странный разговор батюшки с Л.И. Самойловой. В храме шла вечерняя служба, в воздухе витал душистый запах ладана, слышалось приглушённое пение под его сводами, царило умиротворение и благодать. Архимандрит был задумчив. Помедлив, он «с отчаянием» выдохнул: «Ухожу в затвор, а приемника нет…». Эти слова стали потрясением для его верного спутника, друга и помощника. Самойлова вспоминает: «… у меня внутри что-то взорвалось? Я закричала: «Батюшка! Какой затвор! Какой затвор?! У Вас столько монахов, они Ваши дети! Вы их только поставили на ноги. Без Вашей поддержки они ещё не могут твёрдо ходить. Как же Вы можете их оставить?! О каком затворе Вы говорите?».

Неожиданно к ним подошла Мария из трапезной. Батюшка встретил её знаменитой улыбкой и «глубоко спрятав боль, которая так терзала его сердце, он благословил Марию Ивановну Карманову, стал что-то говорить, и лицо Марии озарилось радостью», — вспоминала Самойлова. Это было последнее благословение батюшки данное в стенах храма Двенадцати Апостолов.

Последние месяцы, недели жизни земной архимандрит Августин находился в состоянии самоотречения. Близкие люди слышали его слова «всё срочно», «немедленно», «времени нет»«Лето 1996 года, — пишет Любовь Ивановна. – С его уст не сходит слово: «Срочно! Срочно! Срочно!». Это был крик душевной боли, воспринимаемый прихожанами, первоначально, обыденно. Люди привыкли к дару самопожертвования батюшки в достижении цели возрождения православных святынь. А он говорил: «… я во многом пытался определить себя, найти что-то по душе, но всегда была неудовлетворённость…».

Безжалостная самооценка.

«Уже немного Мне говорить с вами; ибо идёт Князь мира сего, и во Мне не имеет ничего» (От Иоанна: 14:30).

Архимандрит Августин с иеромонахом Агапитом (Алексей Маланич) уезжали в Сергиев Посад за церковной утварью для скита. Имущество погрузили на подаренный обители рижский микроавтобус РАФ. Батюшка планировал посетить своего духовника архимандрита Кирилла. Им было о чём поговорить в уединении. Выезжали из Инкерманского монастыря. Очевидцы вспоминали: батюшка был грустен. Другие свидетельствовали, что «они уезжали в задумчивости».

Вскоре возвратились, забыв какие то документы. Вновь отправляясь в дорогу архимандрит сказал… что они больше не вернуться (имелось ввиду, разумеется, всё необходимое загружено в машину), вспоминал в январе 2010 года священник храма Двенадцати Апостолов. Говорил – было тревожно на душе. Казалось, Всевышний предупреждал всех о надвигающейся беде. Тревогу чувствовал и ныне настоятель Покровского собора протоиерей Евгений (Шунькин). Когда трагедия случилась, то слова архимандрита стали восприниматься как предчувствие. Вспомнили, что последнее время он был, не только задумчив, грустен, но тревожен.

Один из участников событий вспомнил, что в начале 90-х годов XX века батюшка отправился в Троице-Сергиеву лавру на машине. За рулём был А.В. Бычков. Времени в дороге много и он рассказал водителю, что его духовный наставник о. Кирилл (Павлов) наказал — тот должен исповедовать один из своих грехов (речи о нём не было, учитывая незыблемость тайны исповеди) в храме г. Белгорода перед мощами Св. Иоасафа Белгородского. Они заехали в Преображенский собор, где те почивают. Батюшка нашёл священника и исповедовался. «Есть какая-то невидимая связь в этом событии с кончиной батюшки…», - задумчиво говорил автору тот человек.

По официальной версии на обратном пути в Севастополь (Крымская трасса в районе Белгорода) отец Агапит заснул за рулём и выехал на встречную полосу, где микроавтобус столкнулся с грузовиком. Смерть была мгновенной. Однако большинство прихожан храма Двенадцати Апостолов не верят в данную версию гибели архимандрита и иеромонаха, представленную следствием.

«Нужно осознать, что у Православной России есть враги, ненавидящие наш народ за его приверженность к Истине, за возможность своему религиозному служению, своим христианским истокам и корням».

13 сентября 1996 года.

Крымская епархия праздновал Положение честного пояса Пресвятой Богородицы. Кроме этого обители и храмы Крыма находились в трепетном ожидании иконы Святителя Николая Чудотворца. Из итальянского города Бари её везли в столицу России, даря возрождённому храму Христа Спасителя. Владыка Лазарь выказал великую просьбу о привнесении иконы на крымскую землю, дабы поклониться ей могли и принести молитвы прихожане в Симферополе, Севастополе, Евпатории…

Икона пришла крестным ходом в кафедральный собор столицы Крыма. Под его сводами звучала молитва с акафистом Святителю Николаю. «Ярко светило солнце, возносилась в небеса торжественная служба. А после неё, после великого утешения пришла великая скорбь. Владыка сообщил богомольцам, что ранним утром в России, под Белгородом, погибли в автокатастрофе архимандрит Августин и иеромонах Агапит» .

Они торопились. Последнюю ночь в их земной обители ехали без остановки, чтобы после кратковременного отдыха взяться за работу. Так много предстояло сделать… «Что означает для Крыма эта потеря – не описать», — с открытой раной в душе писали духовные чада архимандрита Августина.

Его водитель иеромонах Агапит (1975-1996) родился в небогатой семье. Он мало чем отличался от севастопольских мальчишек. Разве молчаливостью и непонятной для сверстников сосредоточенностью. Пришёл к Богу в детском возрасте с помощью верующей мамы. Душу его приютил протоиерей Александр (Половецкий), и с 1992 года они стали соратниками. Агапит в меру сил участвовал во всех трудах батюшки по возрождению храмов и обителей. Дважды оставлял монастырь, но возвращался не в силах принять жестокий, циничный мир без Бога. В 18 лет – иеромонах, в возрасте 21 года – и.о. наместника Инкерманского мужского монастыря, принял монашеский постриг. Несмотря на молодость — это был уравновешенный, спокойный, скромный, тихий и легко ранимый человек, образец смирения и нестяжания – главных монашеских добродетелей. Отец Августин приблизил его к себе и не отпускал до кончины. Они вместе шли к ней. Батюшка знал это, а молодой человек до последней секунды сжимал руль микроавтобуса.

Так они ушли в вечность.

«Но он не умер. Он только возвратился туда, откуда пришёл».

По указанию Владыки за телами погибших в Белгород выехал отец Георгий (Поляков) с сопровождающими лицами. Чуть позже туда отправился архимандрит Пётр (Виталий Леонидович Посаднев), с 1990 года настоятель церкви (на скале) Воскресения в Форосе. Он хотел лично разобраться в причинах трагедии, так как с любовью человеческой относился к батюшке. «К нам на Форос часто приезжал покойный батюшка Августин… - писали авторы книги «Крымский священномученик». – Я всегда звала его именем месяца, который на дворе: «Здравствуйте, батюшка Сентябрин, здравствуйте, батюшка Февралин». Когда они с о. Агапитом погибли, скорбь отца Петра была неописуема, он служил по нему панихиды и во время каждой Литургии обязательно поминал в алтаре за упокой…» .

Через год после ухода из жизни батюшки Августина архимандрит Пётр был зверски убит (20 августа 1997 года) в стенах Форосского храма, который с детства мечтал восстановить, и успел это сделать. Похоронен в святой земле безмерно любимого обоими архимандритами Севастополя (кладбище на 5-м километре).

В день отпевания (16 сентября) прихожане севастопольских обителей, храмов, миряне и духовенство приехали в Инкерманский монастырь, чтобы проститься с архимандритом Августином и иеромонахом Агапитом. Шёл дождь, оставлявший на одеждах людей белые следы инкерманской пыли. Мокрые лица горестны, текли слёзы, многие читали молитвы, причитали. Даже дети плакали. Некоторые находились на грани потери сознания от горя и «помешательства», как вспоминал один из современников.

Заупокойную службу вёл всегда безупречно выдержанный, но тогда взволнованный Владыка Лазарь. В Крыму находился старец отец Кирилл (Павлов), который «дал монахам последнее целование и утешил всех, кто их любил, своей проповедью». Он сказал, раз так случилось, то они «стали готовы для вечности». Владыка Лазарь горько молвил, что второго такого секретаря у него не будет…

Когда гробы опускали в склепы около Монастырской скалы, небо над обителью прояснилось, а вокруг было сумрачно. До конца месяца шли дожди. Многие прихожане и священнослужители воспринимали их капли, как слёзы Господа по батюшке.

Небо прощалось с его земной жизнью.

«Одна соседка, по словам Нины Дмитриевны (мама А.А. Половецкого. – А.Ч.), узнав о смерти Саши, плакала так, словно потеряла одну из своих дочерей…», — писала в контрольной работе ученица 11-го класса севастопольской гимназии № 1 им. А.С. Пушкина Анна Витковская. Когда в январе 2010 года спросили одного из священников, а помнят ли прихожане батюшку ныне? Ответ был утвердительный.

В середине февраля 2010 года мы говорили с настоятелем Владимирского храма (Городской холм) отцом Алексием. На вопрос, как часто в помянниках встречается имя 14 лет назад почившего архимандрита Августина он, не задумываясь, ответил – почти в каждой четвёртой. И глядя в ставшие вдруг стеклянными его глаза, невольно вспомнилась фраза: «Говорят, что мужчины не плачут, они только огорчаются…» (худ. фильм «Аты баты шли солдаты»).

Не правда! Не верьте! Они плачут, но молча…

В жизни архимандрита была маленькая тайна. Один из отцов подарил ему икону Свт. Иосафа Белгородского «с наказом молится этому святому». Именно в дни памяти обретения мощей данного святого батюшка с иеромонахом Агапитом погребены в земле Инкерманского монастыря.

Это не стечение обстоятельств. «Я научился смотреть на смерть как на старый долг, который рано или поздно надо заплатить», - говорил выдающийся немецкий физик Альберт Эйнштейн.

«Святая Церковь учит, что Господь прощает многие грехи благотворителям и благоукрасителям домов Божиих и даже малую лепту не оставляет без мзды. Какая же великая награда ожидает в вечной жизни того, кто поднял из небытия два монастыря. Причём возобновил не только внешнее и наружное благолепие, но, что гораздо важнее, – строй монастырской жизни. Тем более что оба эти монастыря древнейшие в Крыму…

И вот эти великие святыни, известные своей дивной историей православным людям во всём мире, и восстановил с Божьей помощью архимандрит Августин» .

Человек жив, пока о нём помнят люди. Предоставим возможность им высказаться…

«Мне посчастливилось быть с ним (батюшкой Августином. – А.Ч.) близко знакомой – в 1991 году наша семья начала строительство дома на Фиоленте. В свободные вечера после работы мы гуляли по берегу, и мы делились своими мечтами. Искал он компромиссные решения возрождения Крестовоздвиженского храма, который остался на территории войсковой части. Думал отец Августин сделать из него полковую церковь, которую могли бы посещать военнослужащие фиолентовской войсковой части, мечтал он и об открытии в монастыре воскресной школы для мальчиков, и создания рождественского вертепа в одной из небольших пещер перед храмом Рождества Христова. С первых дней пребывания в монастыре он взялся за возрождение монастырского парка – привёз из Никитского ботанического сада много саженцев лавра, магнолии и пальм, посадил на южном склоне на нижней террасе, оберегал он и каштан, который цвел розовыми цветами. Мне он говорил, что такой каштан в Крыму растёт ещё только в Форосе. Потом этот каштан погиб под стройматериалами при восстановлении братского корпуса.

Восхищался отец Августин тысячелетним тисом, который растёт возле братского корпуса в Георгиевском монастыре, точно такой же он отыскал в скиту в Терновке, недалеко от святого источника Федора Студита. Я видела, как много трудился отец Августин, разбирая завалы развалин монастыря. Так получилось, что я была одним из первых свидетелей начала работ по восстановлению монастыря. Когда я ближе познакомилась с отцом Августином, у меня прошло чувство недоверия к постсоветским священникам, и возникло желание помочь ему. Я на своем опыте знала, как тяжело начинать стройку на голом месте. Так получилось, что первую машину Балаклавского кирпича в монастырь завезла наша семья, у нас тогда был собственный грузовик. Каково же было моё удивление, когда разгружать камень вместе со всеми встал отец Августин, в своём рабочем сером платье, которое после выгрузки стало совершенно мокрым. А когда он стал восстанавливать скит в селе Терновка, я тоже одна из первых узнала об этом. Он пригласил туда приехать. С пустыми руками не поедешь – повезли машину блочного камня. Приезжаем, а к скиту ещё ни одна грузовая машина не подъезжала, дорога заросла кустарником и деревьями. И опять вместе со всеми отец Августин взял пилу, топор и стал прокладывать дорогу грузовику, а потом разгружал машину камня до позднего вечера.

Во время наших бесед он всегда интересовался моими планами, ещё раз хочется подчеркнуть, что отец Августин всегда был склонен искать компромиссные решения, не нарушать ход жизни и дел своих соседей. Первые годы, отдыхающие моего пансионата, ходили на пляж по дороге, которая проходила по внутреннему двору заброшенного монастыря. Когда монахам, передали обитель это – стало неудобно и тем и другим. Отец Августин благословил меня на строительство временной лестницы к пляжу в обход зданий монастыря, и за зиму, к новому летнему сезону пришлось строить лестницу за стенами монастырских построек.

Никогда не забуду, как он вёл службу – спокойно, вдумчиво, всё, что он говорил, было всегда хорошо слышно и понятно», — писала Ирина Корда.

Не прошло и года после гибели батюшки, как прихожане Георгиевского монастыря, обращаясь к севастопольцам, писали: «В настоящее время святая обитель особенно нуждается в помощи, прихода почти нет, из-за отдалённости от города.

В 1995 году усилиями игумена Августина с немногочисленной братией Крымская епархия стала восстанавливать древнюю обитель. Возрождена церковь Рождества Христова, где регулярно проходят службы… Больно смотреть на развалины, которые сейчас являет собой святая обитель, никому нет дела до этого. Такую святыню люди забыли!.. Обители нужны строители, рабочие, нужна любая ваша помощь. Часто вспоминается наш духовный отец архимандрит Августин ныне отошедший ко Господу. Как он спешил восстанавливать обитель, все иконы писаны им, сам с киркой и лопатой после службы работал.

Дорогие братья и сёстры! Мы, прихожане Св обители просим откликнуться любой помощью.

Господь вам воздаст сторицей…».

Здравствуй, дорогая Танечка! Поклон тебе из Дивеева.

Посылаю тебе отрывки из моих писем Алле.

… В прошедшее воскресение праздновали День святых праотцев и Собор Крымских святых. Думаю, вы, как всегда, вспоминали обо мне, а я о вас в своих грешных молитвах. Батюшка наш – о. Лавр как раз эту неделю служил в алтаре. В субботу ко мне приехала племянница — Надежда, ты её знаешь. А в воскресение мы с нашими канцелярскими (у меня послушание в канцелярии) соответственно праздновали мой день Ангела. Так как в этом году он совпал с днём Крымских святых, моя старшая (мон. Амвросия) говорит: А какой батюшка привез нам много лет назад икону св. свмч. Климента Римского с мощами, что висят в Троицком соборе. Это икона действительно много лет висит с Троицком соборе рядом с иконой преп. Серафима Саровского.

Преп. Серафим Саровский очень почитал. свмч. Климента, папы Римского. В знаменитом Явлении Матери Божией преп. Серафиму в саровском лесу, при котором Она повелела ему создать Мельничную общинку (из которой и выросла наша Дивеевская обитель), так вот при этом посещении Её сопровождали св. Климент Римский и св. Петр Александрийский. Это я к тому, что икона у нас в почёте и висит в одном ряду с Дивеевскими святыми.

А на вопрос м. Амвросии я говорю, что её привез о. Августин, наш севастопольский архимандрит, который восстановил два монастыря — Климентовский и Георгиевский, скит в Терновке и много храмов в Балаклавском районе, личность выдающаяся, который трагически погиб и незадолго со своей кончины в 1996 году привез эту икону в Дивеево. (В этой поездке о. Лавр был у него водителем и сопровождал его, подробности этой поездки я узнала от него.)

А когда я соответственно поздравляла батюшку с днем Крымских святых, то написала ему, что был разговор об о. Августине и наши дивеевские монашки очень интересовались его жизнью. И спрашиваю: а кто-нибудь пишет его жизнеописание? Об арх. Петре убиенном уже несколько книжек написали его духовные чада (я читала 2 разных издания, даже в нашей монастырской библиотеке есть о нём книги), а об о. Августине так никто и не пишет? Ведь личность не менее значимая, чем о. Пётр. Батюшка рассказывал, что его (арх. Петра) трагическую кончину о. Августин предсказал. Едут как-то они с о. Августином в машине, а о. Августин вдруг ни с того ни с чего говорит — Петра убьют! И года не прошло после смерти о. Августина (13 сентября 1996 года), в ночь после Преображения Господня — 20 августа 1997 года убили арх. Петра.

Ну, ты уже догадываешься, к чему я клоню. В общем, батюшка благословил по возможности попросить тех, кто его знал при жизни, написать свои воспоминания о нём. Думаю, ты в общих чертах представляешь, как делается эта работа.

Продолжение следует


Об авторе: Аркадий Михайлович Чикин:
Родился в г. Сызрани Куйбышевской (Самарской) области в 1955 году. Окончил Сызранское высшее военное авиационное училище лётчиков (1972-1976). С 1976 по 2000 гг. проходил службу в ВВС КЧФ ВМФ СССР, а затем РФ. Член Союза писателей и Союза журналистов России, лауреат общегородского форума «Общественное признание» и национальной премии РФ «Культурное наследие» (2007). Доцент Севастопольского филиала Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов. За творческую деятельность в 2007 году удостоен «Благодарности» Министра культуры и массовых коммуникаций РФ А.С. Соколова. Автор 15 книг, более 500 публикаций г. Севастополь
Другие публикации автора:
Автор: Аркадий Михайлович Чикин

8 комментариев

  1. Возможно, ему известно было его будущее. Хотя церковь не очень хорошо отностся к ясновидцам. Но особая чувствительность все же от Бога…

  2. Задумывались ли вы о том, для чего живем? О. Августин задумался крепко. Осознал,удивился и стал работать. Созидать. Храм за храмом стали появляться. Но не он один. Большое дело делал и некоторыми (не всеми!) нелюбимый о. Георгий. Он не менее о. Августина трудился на благо паствы. Все городские храмы в центре — его трудами возродились. Честь и хвала усопшему о.Августину и ныне здравствующему о. Георгию.Бог рассудит, если в том надобность будет. Равенства не ставлю, но хочется чтоб по справедливости…

  3. Господин Востриков.Полностью с Вами согласен…

  4. Мой лигон в скайпе iv14f1937, найдите меня пожалуйста в скайпе, мне очень нужно с Вами поговорить об арх. Августине! с ув. Ирина!!!

  5. Родной Батюшка Августин!Как нам не хватает тебя!Строителей храмов много,а отношения к людям,какое было у о.Августина-очень редкое явление в наше время.

  6. Спасибо за эту публикацию, за напоминание о замечательном, глубоком, мудром, духовно богатом и при этом очень деятельном человеке — Александре Половецком.
    Увы, таких людей остро не хватает и в церковной, и в нашей мирской жизни.

  7. Автор пишет о человеке, которого лично не знал, основываясь только на чужих отзывах. При этом вносит очень многое от себя, что не соответствует действительности. Это и привносит в тему большой сумбур. В моей памяти покойный отец Августин остался не таким, каким преподнесён в этой статье. Не смотря на то, что прошло с того времени более 22 лет, тем не менее многие моменты из личных взаимоотношений с покойным батюшкой остаются такими, как будто это было вчера. Автор пытается всячески пытается вдернуть из канвы чужих воспоминаний о батюшке элементы прозорливости, ищет каких-то явных чудес, как и те иудеи, которые говорили Христу: «Сотвори чудо — тогда уверуем!» Не понятно, что автора к этому двигало. Очень печально.

  8. Автором двигало в совокупности мнение об этом человеке десятков людей с кем пришлось лично общаться. И сделанные из этого выводы. Не понравилось? Что делать, «всем мил не будешь». Кстати, воспоминания о батюшке записывались на видео и переданы на хранение в Государственный архив. Из этого материала понятно, что «двигало» автором с учётом личного расположения его к этому человеку.

Оставить свой комментарий