Жиль Флориан. Письма о Кавказе и Крыме

feodo_reteo Феодосия. 31 октября 1858 года.
Первым делом я посетил местный музей , хранитель которого, господин Вильнев, любезно согласился стать моим гидом. Особый интерес в коллекции музея вызывают многочисленные генуэзские надписи XIV-XV веков, а также массивные плиты, полностью покрытые изображениями генуэзских гербов. Многие из этих плит зарисованы господином Одерико . На всех плитах изображены генуэзский крест, эмблемы различных благородных семейств, представители которых были назначены в свое время магистратами или консулами Каффы, а также еще одна многократно встречающаяся эмблема ( таблицы III, IV, V, VI и т.д ), которая, судя по наличию кольца над поперечной линией, представляет собой изображение двери. На гравюрах это кольцо изображено округлой выпуклостью, без отверстия внутри . В одном из углов эмблемы на двух стеллах изображен полумесяц. По всей видимости, эта эмблема является гербом Каффы. Однако здесь требуется более глубокое исследование.

Среди музейных экспонатов выделяется благодарственная надпись жителей города папе Клименту VI, посвятившему свой крестовый поход мужественным защитникам Каффы в период осады ее татарами. Тогда город самостоятельно сумел защитить себя от врага, но это ни в коей мере не умаляло признательности его жителей понтифику, что и было отражено в данной надписи, украшающей башню, носящую имя Клемента VI, воздвигнутую как часть новых оборонительных сооружений, примыкающих к древней крепости Карантина.
У входа в музей установлены два мраморных льва из Фанагории. У них отсутствуют лапы, но, несмотря на это, животные выглядят очень величественно.
Еще один экспонат, заслуживающий нашего внимания – рельефное изображение грифона на нуммулитовой известняковой плите, найденной в Азамате близ Карасубазара. По моему мнению, эта хорошо сохранившаяся эмблема Пантикапея пока еще не нашла подобающего ей места в музейной экспозиции, также как и львы, обнаруженные в период отсутствия музея в Керчи.
Есть мнения о том, что Феодосия эпохи царя Левкона располагалась на месте нынешнего города. Но эти предположения, по-моему, лишены каких-либо оснований. Вокруг города на высоких холмах расположены многочисленные курганы. До сегодняшнего дня пока еще никто не занялся серьезным изучением этих курганов, но восхитительные украшения из золота, обнаруженные недавно здесь господином Айвазовским, а также прекрасные терракотовые изделия, найденные в некоторых из курганов, красноречиво свидетельствуют в пользу продолжения раскопок в этом районе. Совершенство в изготовлении найденных предметов позволяет отнести их к IV веку до нашей эры. Все эти находки выставлены сегодня в музее Эрмитажа. Их описание опубликовано в «Древностях Боспора» .

Феодосия, как и другие греческие колонии Понта Эвксинского, расположенные на восточном побережье Крыма, на острове Синдике, в Пантикапее и других местах, начиналась со скромных поселений на землях, завоеванных бесстрашными мореплавателями. Затем Феодосия расширилась и расцвела, как генуэзская Каффа. Генуэзцы и венецианцы вели между собой непримиримую борьбу за господство в торговле на Черном море. Константинополь, в котором доминирующую роль играли генуэзцы, являлся их крупной торговой базой, о чем свидетельствует башня Галата. Оба соперничавших между собой флота претендовали на монополию в данной торговле. Из-за этого разразилась война, начавшаяся в результате строительства Танаиса, фигурировавшего еще на картах XV-XVI веков, где бассейны Средиземного и Черного морей были поделены на две части, обозначенные флагами двух морских владычиц. Одну из таких уникальных карт можно сегодня видеть в адмиральской библиотеке Санкт-Петербурга.

Генуэзцы обосновались в Каффе где-то к 1270 году .
Тогда здесь была Хазария, где проживали хазары, подданные Кипчакской империи. Тогда же генуэзцы захватили Солдайю, сегодняшний Судак, и Чембало, прекрасный порт Балаклаву.
Тактика у генуэзцев была следующая: везде они сначала ищут порт, затем укрепляют его, захватывают ближайшие земли для расширения собственной территории и начинают торговать, обеспечивая при этом, когда потребуется, вооруженную защиту жизненно необходимой для них торговой деятельности. Однажды, в 1296 году, после мощного штурма силами вражеского флота, состоявшего из 25 галер, Каффа все же перешла на период одной зимы в руки венецианцев.
Генуэзцы возродили в Каффе торговлю зерном, кожей, салом, солью и т.д, которые они получали из различных районов Крыма, а также восточными товарами, которые им поставлялись через Керченский пролив с Кавказа. Они чеканили свою монету для внутреннего потребления и для торговли с окружающими их свирепыми татарами, от которых генуэзцам частенько приходилось защищаться.
Эти маленькие серебряные монетки, которые в большом количестве можно найти в Феодосии (кстати, и у меня есть такие), имеют с одной стороны надпись на латинском, а с другой на арабском языках.

Правительство Каффы состояло из магистратов, назначаемых консулами сроком от одного года до трех лет, советников, канцлера и т.д. В летописях Каффы мы встречаем очень звучные названия: castellani , capitani delle mura , capitani della porta , capitani del borgo . Самые аристократические фамилии Генуи упоминаются в анналах Каффы в связи с вышеупомянутыми должностями; там можно найти имена представителей семей Гримальди, Спинола, Фрегоза, Монтальда, Франчи, Адорно, Дария и другие. Гербы этих генуэзских фамилий, изображенные на каменных плитах, хранящихся в Феодосийском музее, описаны в известной работе Францоне . В XIV веке Каффа, благодаря помощи Константинополя и Генуи, смогла не только устоять под натиском татар, но и значительно укрепила свою оборонительную стену новыми постройками к востоку и западу от морского порта. Даже сегодня мы еще можем любоваться гордыми развалинами этих мощных сооружений. Кстати, одна из восточных башен крепостной стены послужила натурой для одной из лучших марин художника Айвазовского.
Однако в XV веке для Каффы настали плохие времена. Город пришел в упадок. Ни папские послания Пия Второго и Павла Второго, призывавших христиан прийти на помощь жителям города, ни войска Генуи не могли уже помочь Каффе. Она была обречена с того момента, как Магомет Второй овладел Константинополем. Флот, посланный султаном, захватил Каффу в 1475 году. Таже участь постигла Чембало и Солдайю.

А ведь еще в начале XV века этот город процветал, о чем свидетельствует одна из надписей, хранящихся в местном музее:
TEMPORE MAGNIFICI
DOMINI BATISTE JUSTINIANI
CONSULIS M CCCC XXIIII

Порт Каффы мог вмещать до ста кораблей. Единственная помеха – влияние восточных ветров.
Сегодня Феодосия пребывает в лихорадочном ожидании постройки железной дороги, которая свяжет ее с центром империи и поможет вместе с возвращением ей древнего имени вернуть и былую славу торгового города. В связи с этим в Феодосии быстрыми темпами идет строительство новых домов, а цена жилья всего лишь за год подскочила вдвое.
Сможет ли город добиться своей цели? На мой взгляд, местоположение керченского порта более удачно для создания там мощной торговой базы. Нельзя также забывать и о крупном торговом порте Севастополе. Касаясь последнего, иногда упоминают о возможности замерзания зимой части Севастопольского рейда. Однако подобное явление случается на всем побережье Крыма и настолько редко, что даже не стоит и говорить об этом. Что касается железной дороги, то она изменит жизнь всего полуострова, связав между собой, кроме всего прочего, Севастополь, Феодосию и Керчь. Это укрепит Крым перед угрозой любой возможной военной атаки.
Сегодняшняя Феодосия – это красивый городок, насчитывающий 8000 жителей. Его население может быстро удвоится в течение ближайших нескольких лет.

Еще в античные времена Феодосия вела большую торговлю с Грецией. Царь Левкон, захвативший город, дал ему имя своей сестры. Здесь была колония выходцев из Милета. Сам царь и его потомки ограничились при своем правлении Феодосией и Пантикапеем титулом архонта. Этим они, вероятно, пытались умилостивить обидчивых греков. Поэтому и называли себя царями синдов, меотов, торетов и дандариев. Известно, что из Феодосии экспортировалось большое количество зерна. В 360 году до нашей эры из-за большого неурожая зерновых в Греции Левкон отправил в дар афинянам 2.100 000 медимнов зерна пшеницы. Это был по-настоящему царский подарок, объем которого доходил до 1.092 000 гектолитров , а стоимость по сегодняшнему курсу составляла 20 миллионов франков. Таким количеством зерна можно было кормить население всей Аттики в течение целого года. Поэтому признательные афиняне присвоили Левкону и его детям титул гражданина Афин. Как утверждали многие известные исследователи, такие как Паллас, Келер, Керпен, Дюбуа де Монпере и другие, в античной Тавриде торговали тем же, что и сейчас, в современном Крыму, поэтому полуостров с его исключительным плодородием, о чем упоминал сам Страбон, может быстро возродить свою торговлю, обретя современные транспортные коммуникации.

Кстати, Страбон также рассказывал о скифах-кочевниках, воюющих со скифами-земледельцами, построившими мощные укрепления, об остатках которых мы уже говорили ранее.
Эти кочевники и земледельцы являли собою два основных элемента местного населения, представленных вплоть до сегодняшнего дня следующими видами продукции собственного производства: бараньей шерстью, зерном, солью и рыбой.
Северный Крым можно поделить на две зоны: западную и восточную; вторая начинается с крупной реки Салгир, исток которой расположен у подножья горы Чатыр-Даг. Западная часть представляет собою огромную, местами солончаковую степь, покрытую великолепными пастбищами и прекрасными плодородными землями, на которых выращивают пшеницу. К югу от этой зоны вдоль речек Бельбек и Кача протянулись нескончаемые фруктовые сады. В восточной степной части также находится большое количество пастбищ и земель, пригодных для выращивания пшеницы, однако здесь ощущается острая нехватка рабочих рук. Поэтому желательно организовать здесь колонии-поселения. Можно пригласить сюда иностранцев. Что касается последних, то в России уже существует прекрасный пример нравственного и материального расцвета подобных колоний. Речь идет о немецких поселениях в районе Мелитополя на берегах Азовского моря. Что касается материального расцвета, то обработанные земли колонистов не перестают вызывать наше восхищение. В нравственном смысле эти люди заслуживают быть в первых рядах самых преданных подданных России. В последней войне они добровольно следовали за обозами русских раненых солдат, оказывали им помощь, брали к себе домой на постой и лечение, предоставляя в распоряжение пострадавших все, чего те только ни пожелают. Эти колонисты показали яркий пример христианского милосердия и верноподданичества. Остается только пожелать, чтобы количество таких поселенцев в Крыму смогло бы постоянно увеличиваться…

Можно с уверенностью утверждать, что с постройкой железной дороги в Крыму его население возрастет, и полуостров вновь обретет былую славу.
Что касается волшебного Южного берега Крыма, то там произрастают все самые красивые деревья, фрукты и цветы, которые только есть на свете. Чуть позже я обязательно расскажу об этой русской Италии.
В самой же Феодосии я занялся поисками древних медалей. Те, что были изготовлены в античной Феодосии, являются большой редкостью. В этом нет ничего удивительного. Сколько раз в средние века по этой земле прошли разрушительные людские потоки! Думается, что под городскими тротуарами лежат несметные сокровища. Рассматривая в Феодосийском музее найденную в районе Карантина мраморную фалангу пальца, принадлежавшего какой-то скульптуре, я сказал себе: «Этот античный мраморный фрагмент прекрасной греческой работы является указующим перстом, как бы говорящим нам: «Ищите здесь». И, если Феодосия призвана возродиться, то необходимые для этого масштабные строительные работы могут выявить в почве на определенной глубине очень интересные исторические находки. Надо надеяться на это и не забывать о курганах, расположенных на возвышенностях в окрестностях города.
Я попытался приобрести феодосийскую античную медаль у одного священника, но, несмотря на то, что я объяснил ему, что она предназначена для коллекции Эрмитажа, тот не захотел расстаться с ней. И все же мне удалось достать в Феодосии несколько красивых медалей, в основном серебряных, из Синопа, с известным изображением морского орла. Все они находились в сосуде, найденном некоторое время назад в окрестностях Синопа. Эти медали разошлись по всему свету, и некоторая их часть попала в Феодосию. Несколько медалей я послал в Эрмитаж, среди них – неизвестный ранее золотой статер, думается, того же происхождения и веса, как и другой, приобретенный ранее в Керчи. Керченский статер уже известен. Похожий на него экземпляр из коллекции Хантера был описан Сестини . Однако керченский статер несколько отличается от статера Сестини: у того свинья попирает тунца с левой стороны, а у нашего – кабан с той же стороны попирает тунца.

Феодосийский статер на протяжении лет двадцати находился в коллекции одного торговца-караима . Возможно, этот статер являлся частью царского погребального сокровища из кургана Куль-Оба, о котором я рассказывал ранее. Во всяком случае, этот статер еще не описан и изображен на заставке в конце данного письма . Сегодня оба статера находятся в музее Эрмитажа.

Я покидал Феодосию с чувством глубокого удовлетворения результатами моего краткого визита.
Теперь мы направлялись в Симферополь по дороге, проходящей через Карасубазар. У восточного въезда в Феодосию находится могила одного героя Кавказской войны, о котором я уже рассказывал в своих письмах из северного Кавказа. Получив ранение в голову при штурме Ленкорани в 1813 году, этот герой вышел в отставку и прожил еще долгие годы. В 1826 году во время своей коронации император Николай Первый присвоил ему чин полного генерала , написав соответствующий указ. Этот благородный ветеран хранил в одной шкатулке и императорский указ, и двадцать шесть фрагментов костей, изъятых из его изуродованного пулями лица. Слова императорского указа помогали ему выдерживать нечеловеческие физические страдания, которые он переносил с христианской стойкостью и благородством. В его характере было что-то от античного героя. По отношению к окружающим он был очень приветлив, добр и прост. Этот человек прожил много лет под прекрасным небом Феодосии в красивом доме, где он недавно угас, оставив о себе вечную память. Этого героя Кавказа звали генерал Котляревский.

ОБ АВТОРЕ: Жиль Флориан Антонович (1801 – 1864) — археолог, начальник первого отделения Императорского Эрмитажа, автор «Писем о Кавказе и Крыме» ( Gilles Florian «Lettres sur le Caucase et la Crimee»,  Paris 1859).

Автор перевода Геннадий Беднарчик

Продолжение следует.

Свеча Мандарин

Об авторе: Беднарчик Геннадий Игоревич:
Израиль. Нетания.Родился в 1955 году в Феодосии. В 1977 году закончил факультет романо-германской филологии СГУ. Преподаватель французского языка. Переводчик. Тесно связан родственными узами с Севастополем. Увлекаюсь историей Крыма. С 1997 года проживаю в Израиле в городе Натания. Продолжаю заниматься переводами с французского языка.
Другие публикации автора:
Автор: Беднарчик Геннадий Игоревич

Один отклик

  1. Зачитываюсь всегда этими переводами.Так здорово читать о том, что видели и о чем думали люди в прошлом. Всегда хотел подсмотреть: Что там было? Чем жили? Как жили? В этом ценность переводов Геннадия Беднарчика.Благодарю от всей своей неравнодушной к истории семьи о пяти человек!:)

Оставить свой комментарий