Золотое колечко Руси

Жизнь циклична и предлагает иногда возвращение на одни и те же места на новом витке, в новой фазе нашего пребывания. В советское время наши пути к духовному пролегали исключительно через искусство. И надо сказать, в лучших образцах советского искусства второй половины ХХ в. – кино, живописи, музыке, литературе – было имплицировано, может и подспудно, духовное наследие наших пращуров, наш национальный код.

Находясь под впечатлением фильма А. Тарковского «Андрей Рублев», я, без недели восемнадцатилетний, в августе 1977-го отправился по Золотому кольцу русских городов, чтобы, кроме прочего, попасть в те самые места, где снимался этот любимый фильм. Мне довелось зафиксировать в памяти и на фотопленке «прекрасное мгновение» у стен суздальского Спасо-Евфимиевого монастыря на высоком берегу притока знаменитой речки Нерль, реки Каменки, откуда открывается дивный вид на монастырь Покровский. Мог ли я тогда предполагать, что приведется постоять на этом склоне и на Пасху 2003-го, когда паломничал с друзьями из Оптиной пустыни в Дивеево с «неожиданным» заездом на Владимирщину? Привелось сюда попасть и в последние дни ноября 2013 г. с исполнителем роли колокольного мастера Бориски, который здесь, среди снегов, рассказал, как катился к Каменке во время съемок – по овражцу, под дождем.

Тут, на берегу Каменки, должно быть, какое-то особое русское место – силы, пронзительности, любви, где, словно в свиток, свивается русское пространство-время, которое ты пронизываешь и расширяешь изнутри своей краткой жизнью, вбирая в себя сразу всю историю святых, воителей, художников всех русских времен.

Суждаль – так город упомянут в «Повести временных лет», и есть мнение, что это красивое и звонкое колокольно-капельное имя возникло от формы «зижду» (строю) как существительное, обозначающее результат действия глагола. А кто-то полагает, что название города происходит от старославянского глагола съзьдати, одно из значений которого было «слепить из глины».

Суздаль – город-сказка, город-заповедник, находящийся под эгидой ЮНЕСКО, с его кремлем, пятью монастырями, музеем деревянного зодчества и тремя десятками храмов, уместившихся на площади в несколько квадратных километров, в 26 км к северу от дивного Владимира.

Впервые имя Суждаля встречается в летописи 1024 г. – сюда для подавления восстания прибыл князь Ярослав Мудрый со своей дружиной. После включения Ростово-Суздальской земли в 1054 г. в состав владений князя Всеволода Ярославича тут поднялась кровавая волна феодальной войны за обладание богатым краем, переданным Владимиру Мономаху. Здесь стала укрепляться крепость. Столицей земли Суздаль стал в княжение сына Мономаха – Юрия Долгорукого.

Суздаль – мужского рода. Поэт-харьковчанин Борис Чичибабин ошибся, назвав трогательное стихотворение «Девочка Суздаль» (1980). «А не было чуда небесней, чем ты, ах, девочка Суздаль!» Это было лирично, светло, но годом прежде поэт высказался гораздо трагичней и точней:

Венец Иисусов    
каплями с висков
стекает в Суздаль,
Новгород и Псков.

Зримо видя за этими строками жертвенную Христову кровь, зная историю Отечества, впору вспомнить в этой связи и предшественников Чичибабина. В первую очередь, великого Николая Клюева с его стихами «И первой песенкой моей, / Где брачной чашею лилея, / Была: “Люблю тебя, Рассея, / Страна грачиных озимей!” / И ангел вторил: “Буди, буди! / Благословен родной овсень! / Его, как розаны в сосуде, Блюдет Христос на оный день!”» (это последнее из дошедших до нас стихотворений великого поэта «Есть две страны…», 1937 г.).

И клюевского двадцатилетнего ученика вспомним, Сергея Есенина, его «Осень» (1914–1916): «…И целует на рябиновом кусту / Язвы красные незримому Христу». Эти строки несравнимы ни с чем в русской поэзии.

Рябиновых кустов-дерев в заснеженном Суздале мы увидели в этом году в изобилии, особенно в Покровском монастыре, куда зашли поклониться в Анно-Зачатьевской трапезной церкви (1551) честным мощам преподобной Софии Суздальской (Соломонии Сабуровой, жене Василия III, насильно постриженной и сосланной за то, что не смогла дать наследника престола после 20 лет брака). Мы улыбались инокиням и послушницам, разгребающим на дрожках обители снег, выпавший ночью. Монашеская жизнь в древней обители возрождена с 1992 г.

Подходя к Покровскому монастырю

Покровский монастырь – один из сущностных центров и жемчужин древнего Суздаля, красоты и содержательности ради помещаемый в кадры исторических кинолент, расположен в северной части города на низком берегу Каменки. Он основан в 1364 г. при князе Дмитрии Константиновиче, нынешний вид ансамбля сложился в XVI в., когда монастырь стал местом ссылки опальных цариц и женщин знатных боярских фамилий. В XVI–XVII вв. был одним из крупнейших на Руси. Центральным памятником ансамбля является Покровский собор (1510–1518).

С четырех сторон здание окружает открытая галерея, порталы собора богато декорированы. Есть колокольня (XVI–XVII вв.) и удивительный памятник суздальской архитектуры – Святые ворота, увенчанный маленькой трехглавой Благовещенской церковью.

Под Покровским собором находится усыпальница, где погребены ссыльные царицы, великие княгини, знатные женщины аристократических родов Древней Руси: Александра (дочь Ивана III), Анна Васильчикова (жена Ивана IV Грозного), Евдокия Нагая (первая жена удельного князя Владимира Старицкого, двоюродного брата Ивана Грозного), Евпраксия Пожарская, Евдокия Лопухина (первая жена Петра I) и др. Многих из них стригли в монахини и ссылали сюда, увы, насильно.

Славившиеся своим рукоделием инокини этой обители оставили свой след и в истории русского церковного искусства. Сохранились покровцы, иначе называемые «сударями».

Cударь «Агнец Божий». Суздаль, мастерская Покровского монастыря, 1593 г., каймы – XIX в. Вклад царя Федора Ивановича и царицы Ирины Федоровны в церковь Зачатия Анны суздальского Покровского монастыря

Прекрасно нам было глядеть с высокого берега на Покровскую обитель, но замечательно и обратное: вид из Покровского монастыря на возвышающийся словно крепость красностенный Спасо-Евфимиевский монастырь, основанный в 1352 г. преподобным Евфимием Суздальским по повелению суздальского и нижегородского князя Бориса Константиновича.

Вид на стены Спасо-Евфимиева монастыря

В Спасо-Преображенском соборе (1511), расписанномзнаменитыми костромскими мастерами Гурием Никитиным и Силой Савиным, почивают мощи преп. Евфимия в серебряной раке, сооруженной в 1823 г.

Белокаменный собор был украшен наружной росписью уже в XVI в., а в конце XVII  знаменитые костромские мастера создали уникальную цветную роспись внутренних стен. В сюжеты фресок включены портреты царей Михаила Федоровича и Алексея Михайловича, великого князя владимирского Всеволода Большое Гнездо. Роспись Евфимиевского придела посвящена сценам из жития преподобного Евфимия Суздальского. Это  последняя работа Г. Никитина.

 
 Спасо-Ефимиевский монастырь.
Трапезная церковь Успения Пресвятой Богородицы (1525) и колокольня

Тихо и торжественно возвышается на аллее меж высоких дерев у входа в обитель памятник спасителю Отечества – сокольничьему князю Дмитрию Пожарскому, национальному герою России, руководителю народного ополчения, освободившего в 1612 г. Москву от оккупантов-поляков. Здешняя надпись на памятнике аукается с широко известной надписью на памятнике Минину и Пожарскому на Красной площади. На территории монастыря покоятся останки князя, скончавшегося в 1642 г. на 65 году жизни – в родовой усыпальнице, восстановленной в 2009 г.

Дмитрий Михайлович Пожарский – представитель древнего рода суздальских князей Стародубских-Пожарских. Эта ветвь выделяется в Стародубском княжестве в начале XV в., название свое Пожарские получили по имени вотчины – села «Погар» под Ковровом. Предки Пожарского упоминаются в источниках XIV в. как участники Куликовской битвы и других походов Дмитрия Донского. Князь Димитрий родился в 1578 г. К концу XVI в. род обеднел, представители его не занимали высоких государственных должностей. При Борисе Годунове Пожарский был стряпчим (это такой придворный чин), при Василии Шуйском выдвинулся как военачальник: в 1608 г. возглавил отряд и участвовал в битве с поляками под Коломной, в 1610 г. назначен воеводой в Зарайск, в 1611 г. участвовал в Первом ополчении. В битве за Москву был ранен и отправлен на лечение в Троице-Сергиев монастырь, затем в Мугреевскую вотчину в Суздальском уезде. Здесь его и застал призыв К. Минина и нижегородцев возглавить Второе ополчение в Нижнем Новгороде, куда князь и прибыл в конце октября 1611 г.

Между прочим, на территории монастыря с февраля 1943 г. в течение полугода содержался сдавшийся фельдмаршал вермахта Ф. Паулюс, войска которого были разгромлены под Сталинградом; ему было даже разрешено прогуливаться по Суздалю.

В следующий раз, коли Бог даст, постараемся зайти и на знаменитую Торговую площадь, на которой снималось много фильмов, начиная с «Женитьбы Бальзаминова» (а всего в Суздале снималось около 80 кинолент!), побываем и Суздальском кремле – древнейшей части города, существующей с X в.

А пока – ввиду Нового года и Рождества – поглядим напоследок на чудесные деревянные храмы, собранные на территории Суздальского музея-заповедника деревянного зодчества, как это сделано в Малых Корелах под Архангельском, отчасти на острове Кижи, а также близ Каргополя и в Витославлицах под Великим Новгородом.

В музее деревянного зодчества в Суздале.
На дальнем плане – Суздальский кремль

Холодно? В утешение, «для сугреву», вспомним летнюю картину волжанина Б. Кустодиева «В старом Суздале», где, похоже, изображена церковь Флора и Лавра на Михайловской стороне (1804), и тут же придут на ум теплые, но и неожиданные строки монархиста Бориса Садовского (1881–1952), поэта Серебряного века, мало известного широкой публике.

Страшно жить без самовара:
Жизнь пустая беспредельна,
Мир колышется бесцельно,
На земле тоска и мара.
 
Оставляю без сознанья
Бред любви и книжный ворох,
Слыша скатерти шуршанье,
Самовара воркованье,
Чаю всыпанного шорох.
 
Если б кончить с жизнью тяжкой
У родного самовара,
За фарфоровою чашкой,
Тихой смертью от угара!
Б.М. Кустодиев. В старом Суздале. 1914 г.

Зарубежные стереотипы полагают самовар символом России наряду с балалайкой, матрешкой, медведями, но и «супутником», и автоматом Калашникова. Пусть их! Однако в самом деле: без чаепития русская жизнь немыслима. И в монашеской жизни чай всегда занимал важную содержательную нишу. «Стой на грани отчаяния, а когда нету сил, то отойди и сядь, выпей чашку чая», – наставляли старцы.

Городок же этот дивный, словно град Китеж, для всей Руси неслучайный, ценимый и всем прочим мiром, с каменными храмами и деревянными одноэтажными домиками навсегда останется с теми, кто в нем побывает, словно по слову современного поэта: «Этот город деревянный на реке – / словно палец безымянный на руке; / пусть в поречье каждый взгорок мне знаком / как пять пальцев – а колечко на одном!»

Золотое колечко Руси!

__________

Источник — http://hairnow.ru.

Об авторе: Станислав Минаков:
Поэт, переводчик, прозаик, эссеист, лауреат премий им. Б. Слуцкого и "Народное признание" (Харьков), лауреат сетевого конкурса духовной поэзии (Москва) и конкурса "Культурный герой ХХ1 века" (Киев), победитель конкурса "Русское слово Украины" в номинации "Публицистика" (Киев). Лауреат Международной премии им. Арсения и Андрея Тарковских (Киев-Москва, 2008).
Другие публикации автора:
Автор: Станислав Минаков

Оставить свой комментарий