Кот Самюэль Декамерон вымяукивает интервью. Юмореска

У кого я только не брал интервью! У Пса Вафли брал, у таракана  Бешбармака брал, у клопа, который по  «ошибке» (клопиное выражение  — С.Д.)  пил кровь на северах  карельских у моего бывшего Хозяина, тоже взял интервью, а вот у своего  близкого, можно и так заметить, человека  Михал Леонидыча  не брал.  В голову мою котячью не приходило. Надо исправляться!
В один из распрекраснейших вечеров, когда газета «Мяу-мяу и Гав-гав» была подписана в набор, появился не запылился на квартире  дядьки Мыши, как его называют  в нашем коллективе.
Встретил меня дядька Мыша приветливо, пытался даже угостить шоколадной конфетой, которые сам поглощал в неимоверном количестве, несмотря на сахарный диабет, но я категорически отказался.
Так зачем же пожаловали Ваше Котовское Величество?
Не дадите ли, сэр, из бывшего эСэСэСэР, для нашей газеты интервью? Столько лет работаете у нас переводчиком, а читатели  о вас ничего не знают.
Для родного Кота , который вырос на моих руках и на мою скудную зарплату, для
единственного  Кота, который  стал редактором крупнейшей для зверей всех мастей газеты, почему бы и не дать. Вымяукивай  свои вопросы!

ИНТЕРВЬЮ ОЗВУЧИВАЮ ТАК, КАК ОНО БЫЛО ОПУБЛИКОВАНО В ГАЗЕТЕ «МЯУ-МЯУ и ГАВ-ГАВ»:

ДЕКАМЕРОН. Скажите, уважаемый дядька Мыша, сколько в вашей жизни было кошек и собак?

ДЯДЬКА МЫША. Из котов ты был , есть и останешься единственным. Меня не будет, а ты будешь продолжать жить, — так распорядилась госпожа Судьба. А из собак… Две собаки были у меня, и я их любил, и они мне отвечали взаимностью. Первую собаку  со звучным именем Микаэлла  я похоронил в Севастополе  чумка  у ней случилась. Много лет я не мог её забыть  — дал себе слов , что в жизни у меня больше не будет собак. И не было много-много лет. Но однажды, уже живя в Израиле,  моя жена  Анна приводит  маленькую собачку, — подобрала на улице, когда над ней издевались взрослые дяди  и мальчишки! — и собачечка  тотчас  бросается ко мне, выделяя меня, как ХОЗЯИНА ЕЁ СУДЬБЫ. Собака была необычайного ума, назвали её как и меня Микой — Микаэллой, и как ту,  севастопольскую… Прожила Микаэлла-2  меньше года, — у неё , как и у меня обнаружили болезнь сердца, мне, в своё врем, сделали удачную операцию, а её… В операционную  я доставил Михаэллочку, мою малышечку  на своих руках, она прощально лизнула меня по щеке… Не выдержав наркоза, умерла на операционном столе, с тех пор я не завожу собак. Обе собаки были дворовые, а мне в дальнейшем хотели подарить, — неоднократно! — собак королевских пудельских пород, но я отказывался.
ДЕКАМЕРОН. Понимаю, почему я вырос в гордом одиночестве, а ты до сих пор ведёшь беседы  при ясной луне с разными дворянскими  псами, не вводя их в дом. Оставим этот разговор, — вижу слёзы в твоих глазах.
ДЯДЬКА МЫША. Да, оставим эту тему. Как у тебя дела в газете?
ДЕКАМЕРОН. Кто у кого интервью берёт?..  Учитывая специфику нашей газеты хочу спросить тебя ты побывал в Арктике, на оленьих упряжках  наездился, — читал об этом! -  скажи мне, что есть ТОФАЛАРЫ ?
ДЯДЬКА МЫША. Тофалары? Неожиданный вопрос. Тофалары, это — это малая народность Арктики. Под грифом «ТОПАЛАРЫ»  учёные выращивали оленей и стреди местных жителей эту породу тоже назвали топаларами.  Это те же олени, только намного крупнее  колымских  и жирнее. А это значит больше мяса и силы в них. Учёные пытаются  скрестить  низкорослых колымских и якутских оленей  с этой удивительной породой. Что у них получилось, не знаю, давно уехал из Арктики. Но, судя по откликам, — я переписываюсь с некими якутскими писателями! — они не слыхали об оленях-топаларах.
ДЕКАМЕРОН. А  кошки и коты в Арктике водятся?
ДЯДЬКА МЫША. Да почти в каждой квартире! Их как собачек выводят погулять на привязи, чтоб не убежали. Убегут  — замёрзнут. В ледышку превратятся!
ДЕКАМЕРОН. Ужас какой! А мыши-крысы есть в Арктике?
ДЯДЬКА МЫША. Крыс не видел, а мышей сколько угодно. Живут себе под снегом припеваючи  и пятидесятиградусные морозы им не страшны, в стогах сена  мышей  полно и в зернохранилищах.
ДЕКАМЕРОН. Слышал я, да и твой роман «ЗАКОН ТУНДРЫ ИЛИ ВЕЛИКИЙ ЮКАГИР» пролистывал, что в тундре водятся песцы. Давай о песцах, да что-нибудь повеселее.
ДЯДЬКА МЫША. Повеселее?.. Тогда нужно в СЕВЕРНЫЙ ДНЕВНИК заглянуть, — память, признаться, не та стала…

ОТ САМЮЭЛЯ ДЕКАМЕРОНА. Михал Леонидыч    из дальних полок вытаскивает толстую-претолстую тетрадь в кожаной  коричневой обложке  и со словами: «Не успел передать её в Севастопольский государственный архив, где у меня многое чего есть с пометкой «ХРАНИТЬ ВЕЧНО»!» листает её.

ДЕКАМЕРОН. И долго будем воспоминаниям предаваться? Час уже прошёл, а я терпеливо жду.

ДЯДЬКА МЫША . Прости, Самюэль!  Случай помню, а где, когда и с кем это случилось, забыл начисто! Вот… нашёл! Слушай и наматывай мои слова на магнитофон. Жил-был в Арктике  охотник Коля Сайкин — в своём совхозе имени  Ленина…
ДЕКАМЕРОН. Ленин — это тот, кто в в Москве в мавзолее лежит до сих пор?
ДЯДЬКА МЫША. Он самый! Но ты не перебивай, а то память отключится. Так вот Коля Сайкин считался в своём совхозе самым удачливым промысловиком — больше всех песцовых шкурок сдавал. За десятки лет  работы своей у самого Ледовитого океана, повидал он многое, находил в пасти, — так называют  в тундре капканы! — пушистых зверьков с отгрызанными лапами, но не один из них от охотника не ушёл. А тут…
ДЕКАМЕРОН. Ушёл?!
ДЯДЬКА МЫША. Не перебивай,  Самюэльчик , старших перебивать не хорошо! Пришёл слушать так слушай. Так вот, подходит наш  Коля Сайкин  к пасти-капкану, а там зверёк  придавленный. освободил  Коля его из капкана и стал рассматривать. Ни кровиночки на шкуре, ни потёртости,  шкурка топроцентная  и Коля остался доволен осмотром. Бросил песца на нарты, — там уже лежало с добрый десяток  белых и голубых песцов.
Наш Коля стал снова налаживать пасть, а когда  намазал капкан рыбой, оглянулся и увидел, чему бы  бы сам не поверил: песец сидел  на корточках и тихо, по-собачьи, поскуливал. Николай бросился к нартам, но не успел, песец  пролаял несколько раз  и метнулся в торосы, — только его и видели.
Коля потом говорил мне, умный однако, попался песец, как писатель, — и он хитровато посмотрел на меня.
ДЕКАМЕРОН.  Говорят, что на Крайнем Севере, и из нас, и из собак шапки выделывают? И очень даже часто!
ДЯДЬКА МЫША. Не будем о грустном.
ДЕКАМЕРОН. Хорошо, не будем. Леонидыч, ответь холодно тебе на северах было?
ДЯДЬКА МЫША . (листая тетрадь с северными дневниками). Вот нашёл… Случилось это в Походске 23 декабря  1976 года. Сельский Совет. Печь в сельсовете пылает огнём, но ноги, как в Колымском у Васи Куликова,  ноги мёрзнут — плюс 9 на полу, плюс 29  под потолком! А снаружи -  минус 49 с ветерком. Захотелось курить…
ДЕКАМЕРОН. С больным сердцем и… курить?
ДЯДЬКА МЫША. Да я тогда курил и выкуривал пачку-полторы в день… Ну так вот, не будешь же в помещении всех обкуривать! Надел шубу из оленьих шкур, шапку песцовую  и вышел на улицу, предварительно прикурив сигарету с фильтром. Потрескивают чахлые деревья под студёным  ветром, олени  переминаются с ноги на ногу, а собаки-лайки морды в снег уткнули… Быстро сделал первую затяжку, глотнул жаркого дыма,  второй раз хотел затянуться, а дым не идёт… Оказывается, фильтр замёрз и губа побелела…
Ладно , Декамероша, спасибо за визит, ты иди , пожалуйста… Или у меня заночуешь  по старой памяти?

ДВУМ  пишущим в одном доме места нет!

Удивительные путешествия по достопримечательностям Кубы. Чем же они так интересны? Складывается впечатление, что вы попали в южноамериканский Советский Союз, сохранившийся в своей странной искаженной, но удивительной и яркой форме. Не только поэтому отдых на кубе привлекает все больше туристов в свои гостиницы и частные усадьбы.

Об авторе: Михаил Леонидович Лезинский:
Известный писатель. Автор многих книг прозы. Лауреат литературных конкурсов. Длительно жил в Севастополе. Сейчас проживает в Израиле.
Другие публикации автора:
Автор: Михаил Леонидович Лезинский

2 комментариев

  1. Прочитала, как кино посмотрела, увидела и песцов, отгрызших себе лапки ради свободы, и Дядьку Мышу, который всех любит и жалеет, и жизнь рассматривает через призму Памяти, выхватывая из её закоулков дивные северные картины, характеры замечательные и друзей любимых четвероногих…а самый интригующий образ у Дядьки Мыши, любимого моего автора, хранителя русского литературного языка.

  2. Дорогая моя виртульная подруга Светланочка Эр , я рад , что , живя в Белоруссии , читаешь всё , что я напишу . Редко встретишь , даже в интернете , ТАКОГО ЧИТАТЕЛЯ . Спасибо тебе , БЕЛОРУССКАЯ ЛАСТОЧКА!

Оставить свой комментарий