Берлинский Маринеско. Часть 1

Маринеско
Право на свое прошлое
Чей герой?
Спустя 61 год после Великой Победы так и не поставлена точка в написании ее Истории. Очевидно, этого не будет сделано никогда…

Между правдой и истиной

В последнее время нередко можно услышать цитирование чьих-то изречений или вольные, близкие к первоисточнику сентенции относительно роли и значения Истории. Например, известное: кто не знает Истории, тот не имеет будущего. Или: умён не тот, кто не делает исторических ошибок (такого не бывает), а тот, кто не повторяет их вновь. Обращение к Истории – лучший способ уберечься от допущенных когда-то просчетов, особенно от роковых или трудно поправимых…

Как-то несколько лет назад в выступлении на одной из научно-практических конференций, полемизируя, я сказал о том, что история – наука конъюнктурная. Это высказывание в целом поддержали присутствующие. Однако в перерыве ко мне подошел седовласый профессор и, спокойно глядя прямо в глаза, вкрадчивым, тихим голосом произнес: «Сережа, вы не правы. Я не стал выступать вашим оппонентом, но вы ошибаетесь. А может, не до конца продумали свою мысль, а потому неверно ее сформулировали. История – наука не конъюнктурная, а точная. Причем очень точная. И в этом смысле она ничем не хуже математики и физики, у которых есть множество правил и законов, теорем и аксиом. Так вот, относительно Истории можно применить жесткую, незыблемую аксиому: она – точнейшая из наук, не терпящая ошибок и искажений. Если они присутствуют, а тем паче привносятся преднамеренно, значит, совершается антинаучное действо. Очевидно, вы хотели сказать, что нечестные, непорядочные люди стремятся Историю сделать конъюнктурной?»

На сказанное профессору возразить было нечем: он, безусловно, прав. Не зря же еще Наполеон говорил: «История – это проститутка, которая спит в постели с победителем». Весьма образна и такая сентенция: Россия – страна с непредсказуемым прошлым… История не терпит подмены или фальши, ибо их внедрение, как правило, несет негативный характер, а последствия часто непредсказуемы и даже трагичны. В этом нам неоднократно приходилось убеждаться, в том числе, как говорится, на собственной шкуре. В том числе и в последнее время.

История – понятие емкое и многогранное, как и вся наша жизнь. К сожалению, часто ее воспринимают лишь как набор фактов, имен и дат. Причем имен – лишь «первых лиц» или немногочисленных официально «канонизированных» героев. Фактов – по чьему-то разумению «действительно исторических», отсюда – «исторические» даты. Такой подход позволяет лишь накапливать информацию, которая может пригодиться при разгадывании кроссвордов и участии в популярных нынче различных шоу-викторинах. Между тем История – это сложный процесс живой, развивающейся взаимосвязи между людьми, событиями и датами. Связь эта причинно-следственная, потому нам чрезвычайно важно знать Историю, чтобы не допускать ошибок и просчетов в перспективе.

История соткана из множества составляющих ее элементов. Учитывая то, что она является общечеловеческим достоянием, ее часто с целью реализации конкретных задач делают конъюнктурной. Расчет прост: память человеческая несовершенна. Для кого-то – к сожалению. Для иных – к счастью…

Во все времена проявляло себя чье-то стремление заново переписать Историю, что-то из нее напрочь вытравить, что-то – замолчать. Если же говорить о нашей стране, то необходимо отметить: именно для нас характерно стремление периодически «корректировать» Историю. Обычно эти периоды совпадают со временем правления конкретных персоналий, которые действуют банально просто. Садится во властное кресло некое «первое лицо» и вместе со всей командой начинает подстраивать «былое» под свои «думы». Власть предержащие воспринимают Историю, как широкую и длинную рубаху, из которой, как заправские парижские Кутюрье, скроят модную блузку. Через какое-то время им на смену приходят другие «модельеры», имеющие целый набор своих лекал, по которым в очередной раз начинают Историю перекраивать. Именно поэтому у многих из нас и возникает ложное, вредное представление о том, что История – наука конъюнктурная…

Часто многие события, явления, факты и вещи мы воспринимаем если не в иллюзорном, то уж точно в искаженном виде. Степень их адекватности зависит от множества факторов, в том числе от мотивации. Именно мотивы лежат в основе того, что происшедшее не становится достоянием Истории. Есть и другие причины. Но мотивы их соответствия принципам объективности как раз и позволяют нам говорить об исторической Правде.

На волне перестройки, начатой М. С. Горбачевым два десятка лет назад, тема «белых (или черных) пятен» Истории стала одним из стержней гласности – локомотива происходивших в стране общественно-политических процессов. Для многих памятна вторая половина 80-х годов, когда с огромным интересом большинство из нас ждали выхода в свет очередных номеров «толстых» журналов, а многие выпуски «Литературки», «Комсомольской правды», «Известий» и даже официальной военной «Красной звезды» передавались из рук в руки, зачитывались в буквальном смысле до дыр. Опубликованному, конечно, верили, ибо в нашей стране до сих пор живуче доверие к тому, что пишут в газетах. Парадокс: умея читать между строк, мы почти безоговорочно верили в то, что писалось в прессе, говорилось по радио и вещалось ТВ.

Анализируя «феномен гласности», сегодня можно утверждать: она была не просто однобока, а избирательна. Темы – узки и четко направлены. Основной информационный поток затрагивал тему «Сталин и сталинизм», реже – ее производные. Цель – нивелирование личности Сталина, принижение достижений страны за последние десятилетия на фоне гиперболизирования иных проблем и личностей.

В итоге «вождь всех времен и народов» стал кровавым тираном-параноиком. Маршал Тухачевский, расстрелявший матросов в Кронштадте в 1921 году и травивший химией восставших крестьян-антоновцев, – великим полководцем, не сумевшим реализовать своих гениальных способностей. Лаврентий Берия – людоедом и половым гангстером. Борис Пастернак – литератором покруче М. Шолохова. «Великий кукурузник» – «Никита-чудотворец» – демократом, чья оттепель-слякоть сделала нас по-настоящему европейской державой. Глава КГБ Юрий Андропов представляется модернистом, предтечей демократических процессов… Короче говоря, много чего наворочали. В итоге широко распахнулись двери для «новых трактовок», ярко закрашивающих «белые пятна» и осветляющих «темные».

Этот информационный вал, часто основанный на домыслах и слухах, продолжает расти и сегодня, накатывая на нас все теми же антисталинскими разоблачениями и рассказами о том, как все мы не только очень плохо жили, но и мешали другим жить хорошо. Сейчас, конечно, все мы живем очень хорошо, никому уже не мешаем, зато нам все помогают жить хорошо. Разумеется, цивилизованно-бескорыстно, без задних мыслей и тайных интересов…

Увы, но гласность не приблизила к нам то, что можно назвать исторической Правдой. Наоборот, она рельефно, четко и выпукло продемонстрировала: одной-единой исторической Правды нет. У каждого она своя. Своя – у непосредственных участников событий. Своя – у их организаторов. Своя – у рядовых солдат. Своя – у полководцев. И современники, объединяя их (ответственно или безответственно), по горячим следам событий создают Правду Истории. И у каждого из них она, опять же, своя. То, что они напишут, зафиксируют, оставят после себя, в значительной мере и становится уже нашей исторической Правдой. Вот такая трансформация: от их правды – к Правде Истории.
Насколько она может быть объективна? Понятное дело: её степень разная, и она не может быть 100-процентной. Но к этой процентной планке должны стремиться все, а историки – в первую очередь. Достичь ее невозможно – всё равно у каждого из нас будет своя, субъективная Правда. Но из огромного массива их сумм, в конце концов, выкристаллизовывается Правда объективная, приближающаяся к Истине. Её познать не может никто. Не суждено – ею обладает только Бог. Конечно, хочется, чтобы расстояние между Правдой и Истиной было минимально. К этому нужно стремиться. Тогда и приблизится «конъюнктурная» История к точным наукам.

Услуги элитной парикмахерской в центре Москвы предоставляет парикмахерская цао: высокое качество работ, забота о клиенте, индивидуальный подход.

История сильна только при условии ее материализации. Когда она зафиксирована в памятниках, научных трудах, реликвиях, книгах. Она мертва, если она обезличена. Она не оживет, если происшедшее не описать, не изложить на бумаге. Ведь, как известно, рукописи не горят.

Основываясь на этом вечном постулате, я и решил представить читателю эту книгу. Точнее, её сокращенный вариант.
Надеясь на его понимание, я хочу свою Правду сделать общей и таким образом хотя бы немного приблизиться к Истине, которой, к сожалению, мы никогда не сможем обладать…

Даешь Берлин!

К исходу зимы 45-го казалось: еще одно усилие, еще один бросок — и мы в Берлине. Однако взять столицу третьего рейха, не снизив темпов наступления для подготовки к последнему штурму войны, было невозможно. Потому Берлинская операция началась только 16 апреля.

21 апреля наши войска ворвались на окраины фашистской столицы, 25 апреля вышли непосредственно в центральные районы Берлина. К 30 апреля они практически овладели центром города. 2 мая остатки Берлинского гарнизона капитулировали, сложив оружие на милость победителей.

Берлинская операция проводилась войсками 2-го Белорусского (Маршал Советского Союза К. Рокоссовский), 1-го Белорусского (Маршал Советского Союза Г. Жуков), при участии части сил Балтийского флота (адмирал В. Трибуц) и Днепровской военной флотилии контр-адмирала В. Григорьева. Целью операции являлось разгромить группировку противника на берлинском направлении (3-я танковая и 9-я армии группы армий «Висла» генерал-полковника Г. Хейнрица; 4-я танковая и 17-я армии группы армий «Центр» генерал-фельдмаршала Ф. Шёрнера), овладеть Берлином и выйти к реке Эльба на соединение с войсками союзников.

На первом этапе Берлинской операции – 16–19 апреля — советские войска прорвали одерско-нейсенский рубеж обороны гитлеровцев. В полосе наступления войск 1-го Белорусского фронта немцы располагали несколькими сильно укрепленными линиями глубоко эшелонированной обороны, что замедлило продвижение войск фронта. Учитывая это, Ставка Верховного Главнокомандования решила осуществить маневр на окружение берлинской группировки противника ударом двух гвардейских танковых армий 1-го Украинского фронта (Маршал Советского Союза И. С. Конев) с юга по Берлину.

20 апреля в 13 час. 50 мин. огнем артиллерии 1-го Белорусского фронта по Берлину было положено начало историческому штурму столицы фашистской Германии. 24 апреля завершено окружение франкфуртско-губенской, а 25 апреля — всей берлинской группировки гитлеровцев, насчитывавшей около полумиллиона солдат и офицеров. В тот же день войска 5-й гвардейской армии генерал-полковника А. Жадова в районе Торгау встретились с подошедшими к Эльбе частями 1-й американской армии. Уничтожение франкфуртско-губенской группировки немецких войск осуществлялось с 26 апреля по 1 мая.

Бои за Берлин носили исключительно ожесточенный характер. Гитлер, укрывшись со своими приближенными в глубоком подземном убежище рейхсканцелярии, отдал приказ оборонять Берлин до последнего человека. И чем глубже вклинивались советские войска в фашистскую столицу, тем яростнее огрызался враг. Бои шли за каждый квартал, каждую улицу, каждый дом.

Сплошную линию фронта в большом городе держать было невозможно. Тактика заключалась в том, чтобы сильными компактными отрядами вклиниваться в расположение противника, расчленять его оборону, разрушать систему огня, управления и связи, изолировать очаги сопротивления и уничтожать их по частям.
Фашистские главари любой ценой стремились спасти свою жизнь. Когда наши подразделения, используя туннели городского метро, стали проникать в тылы гитлеровцев, руководители обороны Берлина пустили воды реки Шпрее в эти туннели. А ведь здесь спасались от бомбежек немецкие женщины, дети, размещались госпитали. Все, кто находился там, погибли.

К исходу 25 апреля войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов вышли непосредственно в центральные районы Берлина.
27-28 апреля наши части захватили свыше 100 городских кварталов и на 3-4 км продвинулись к центру Берлина. Войска наступали в общем направлении на Тиргартен, до которого оставалось около километра. Теперь наши армии вели бои в центральном секторе города, где находились высшие военные и правительственные органы третьего рейха: штаб обороны, рейхстаг, гестапо, имперская канцелярия и сам фюрер. Несмотря на яростное сопротивление гитлеровцев, советские воины неудержимо приближались к центру города. С севера сюда вышли дивизии 3-й ударной армии генерал-полковника В. Кузнецова.

Дивизии 5-й ударной армии, ведя кровопролитные бои, успешно продвигались к Александерплац, к ратуше и имперской канцелярии. Командующий этой армией генерал-полковник Н. Берзарин 24 апреля был назначен первым советским комендантом Берлина.

30 апреля начались бои 3-й ударной армии за рейхстаг. Здание рейхстага было приспособлено к круговой обороне. Его гарнизон состоял из отборных гитлеровских частей. Они были хорошо вооружены. Офицерский состав гарнизона получил от Гитлера приказ: стоять насмерть.

Овладение рейхстагом возлагалось на 79-й стрелковый корпус. Командир корпуса осуществлял штурм частями 150-й стрелковой дивизии генерал-майора В. Шатилова и 171-й стрелковой дивизии полковника А. Негоды. Бои за рейхстаг продолжались до 2 мая. 1 мая части 3-й ударной армии, наступавшие с севера, встретились южнее рейхстага с наступавшими навстречу войсками 8-й гвардейской армии. В 0 часов 40 минут 2 мая штаб берлинской обороны по радио попросил прекратить огонь и сообщил о высылке парламентариев. В 1 час 50 минут радиостанция штаба обороны Берлина объявила о прекращении военных действий. В 6 часов 30 минут 2 мая генерал Вейдлинг, назначенный в последние дни командующим обороной Берлина, заявил о безоговорочной капитуляции его гарнизона. Он обратился с призывом к немецким войскам сложить оружие.
В полдень 2 мая сопротивление гитлеровцев полностью прекратилось. К 15 часам все было кончено. Всего в Берлине было взято в плен советскими войсками 134 тысячи немецких солдат и офицеров. По улицам разбитого города, понуро опустив головы, бесконечными вереницами тянулись колонны пленных.

Разгром Красной Армией берлинской группировки врага и взятие Берлина явились завершающим актом в борьбе против фашистской Германии. 8 мая Берлинская операция победоносно завершилась. В ходе ее советские войска разгромили 70 пехотных, 12 танковых, 11 моторизированных дивизий и большую часть авиации вермахта. Были взяты в плен 480 тысяч немецких солдат и офицеров, захвачено в качестве трофеев до 11 тысяч орудий и минометов, более 1,5 тысячи танков и штурмовых орудий, 4,5 тысячи самолетов.
Потери Красной Армии в Берлинской операции составили 102 тысячи человек убитыми.

…Умолк артиллерийский гром, не стало слышно разрывов бомб и снарядов, ружейно-пулеметной стрельбы. Безграничным было ликование советских воинов-победителей. С величайшей радостью встретил советский народ весть о падении Берлина. 24 залпами из 324 орудий салютовала столица нашей Родины Москва доблестным войскам Красной Армии, взявшим Берлин.

Нелегитимный указ

Недавно, в очередной раз, будучи в отпуске в своем родном Ростове-на-Дону, я держал в руках Золотую Звезду Героя Советского Союза № 5826. Кому она принадлежала — наверное, узнать не очень сложно: все-таки таких знаков отличия было изготовлено около тринадцати тысяч, и имена их обладателей известны. Правда, как говорят архивы, некоторых хозяев высшая награда страны так и не смогла найти – в силу ряда причин. Впрочем, речь не об этом.

Наша история дает иные примеры: у некоторых Золотых Звезд появляется несколько хозяев. Точнее, одну и ту же «звездочку» вручают тому, кто в наши дни удостаивается самого высокого звания, существовавшего в стране, называвшейся Советским Союзом. СССР уже более четырнадцати лет не существует. Но звание присваивается, и Золотые Звезды вручаются, в том числе посмертно…

Подобное вполне можно отнести к феноменам, свойственным именно нашей, постсоветской действительности. Таких феноменов немало, но вышеназванный все-таки относится к особому ряду.

Накануне очередного Дня Победы, 6 мая 1998 года, Сажи Заиндиновна Умалатова подписала Указ Постоянного Президиума Съезда народных депутатов СССР. Текст его короток, как и многие решения, которыми «самопровозглашенный» Президиум, образованный в сентябре 1991 года после «упразднения» Верховного Совета СССР, по своей инициативе производил награждения. Однако своей формулировкой этот указ не раскрывал содержания героического поступка или подвига: «За героизм и личное мужество, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими оккупантами в годы Великой Отечественной войны, присвоить звание «Герой Советского Союза» (посмертно) БЕРЕСТУ Алексею Прокофьевичу».

Об этом награждении знали немногие, чему есть несколько причин. Во-первых, к тому времени звание Героя Советского Союза уже не присваивалось – несколько лет, как существовало звание Героя Российской Федерации, и российские Золотые Звезды, один к одному внешне повторявшие советские, в том числе вручались тем, кто отличился в годы Великой Отечественной войны. Правда, эта практика существовала недолго.
Во-вторых, известная своими политическими пристрастиями и жесткими заявлениями народный депутат СССР Сажи Умалатова, бывшая ярым оппонентом Президента СССР М. С. Горбачева, с 1991 года находилась в рядах радикальной оппозиции. Естественно, широкого доступа к СМИ она не имела.
В-третьих, умалатовская практика вручения советских наград (они не изготавливались, а приобретались) и учреждения новых, имевших символику уже не существовавшего СССР, была осуждена «демократической общественностью» и вскоре стала преследоваться властями.
В-четвертых…

Выход этого указа был не только символичен, но и, как это ни странно, давно ожидаем. Его социальная и нравственная символика – в торжестве Справедливости. Пусть и таким, откровенно говоря, нелегитимным способом. А что касается ожиданий присвоения звания Героя Советского Союза Алексею Прокофьевичу Бересту… Об этом следует сказать особо. Сказать в очередной раз. Как мне представляется, это лишним не будет.

Об авторе: Сергей Горбачев:
Капитан 1 ранга Сергей Горбачев. Участник десяти дальних походов в Атлантику, Индийский океан и Средиземное море. Во флотской печати с 1993 года. Заместитель главного редактора газеты ЧФ РФ "Флаг Родины" в 2000-2009 годах. Автор и соавтор ряда книг по истории флота, проблемам статуса Севастополя и Крыма. Заслуженный журналист Автономной Республики Крым. Лауреат Международной премии им. В. Пикуля, Крымских республиканских литературных премий им. Л.Н. Толстого и С.Н. Сергеева-Ценского, премий Союза журналистов России. Учредитель, редактор и издатель крымских республиканских литературно-публицистического альманаха "Маринист" и информационно-литературной газеты "Черноморец". Кандидат политических наук. Преподаватель кафедры журналистики филиала МГУ им. М.В. Ломоносова в Севастополе.
Другие публикации автора:
Автор: Сергей Горбачев

Оставить свой комментарий